1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

2. Признано не противоречащим действующему законодательству распоряжение Правительства Российской Федерации от 17 декабря 1999 г. N 2092-р в части перевода лесных земель в нелесные в целях, не связанных с ведением лесного хозяйства и пользованием лесным фондом, и изъятия земель лесного фонда площадью 4 га в районе дер. Калчуга Одинцовского района Московской области (И з в л е ч е н и е) Г., Б. и Ш. обжаловали в Верховный Суд РФ распоряжение Правительства Российской Федерации от 17 декабря 1999 г. N 2092-р, которым разрешен перевод лесных земель в нелесные для использования их в целях, не связанных с ведением лесного хозяйства и пользованием лесным фондом, и изъятие земель лесного фонда в лесах первой группы в ряде субъектов Российской Федерации, в том числе в Московской области площадью 84,7 га, в части включения в состав этих земель лесного участка размером 4 га в районе дер. Калчуга Одинцовского района. Жалоба мотивирована тем, что оспариваемый акт противоречит действующему законодательству и нарушает право заявителей на благоприятную окружающую природную среду, поскольку отводимый участок предназначен для индивидуального жилищного строительства с правом вырубки отдельных деревьев. Решением Верховного Суда РФ от 19 декабря 2000 г. жалоба удовлетворена: упомянутое распоряжение Правительства Российской Федерации признано недействительным в оспариваемой части. Определением Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 25 января 2001 г. решение оставлено без изменения, но в его резолютивную часть внесено уточнение, касающееся места нахождения спорного участка дер. Калчуга Одинцовского района Московской области. Президиум Верховного Суда РФ 27 июня 2001 г. протест Первого заместителя Председателя Верховного Суда РФ, в котором ставился вопрос об отмене судебных постановлений и вынесении по делу нового решения об отказе в удовлетворении жалобы заявителей, признал обоснованным, указав следующее. Судебные инстанции в своих выводах о незаконности оспариваемого распоряжения Правительства Российской Федерации сослались на ст. 25 Земельного кодекса РСФСР, согласно которой изъятие земель, занятых лесами первой группы, для государственных и общественных нужд допускается только в исключительных случаях, указанных в ст. 24 этого Кодекса (т. е. связанных с выполнением международных обязательств, разработкой месторождений ценных полезных ископаемых, строительством объектов культуры и истории, здравоохранения, образования, дорог, магистральных трубопроводов, линий связи, электропередачи и других линейных сооружений при отсутствии других вариантов возможного размещения этих объектов). Отвергая ссылку представителей Правительства Российской Федерации на ст. 63 Лесного кодекса Российской Федерации, судебные инстанции указали, что данная норма предусматривает лишь порядок перевода лесных земель в нелесные земли для использования их в целях, не связанных с ведением лесного хозяйства и пользованием лесным фондом, и (или) порядок изъятия земель лесного фонда и не касается вопроса об условиях, при которых изъятие земель, занятых лесами, ограничено либо недопустимо в зависимости от группы лесов и целей такого изъятия. Действительно, в Лесном кодексе Российской Федерации нет ни ограничений, ни исключительных случаев, при которых возможен такой перевод лесов первой группы. Ранее они содержались в Лесном кодексе РСФСР, в ст. 22 Основ лесного законодательства Российской Федерации от 6 марта 1993 г. N 4613-I и повторяли исключительные случаи, перечень которых сохранился в ст. 24 Земельного кодекса РСФСР. Анализируя законодательство по данному вопросу, следует принимать во внимание, что Лесной кодекс Российской Федерации вступил в действие 3 февраля 1997 г., а Земельный кодекс РСФСР - 30 мая 1991 г. (последние изменения и дополнения внесены 24 декабря 1993 г.). С введением какого-либо закона в действие связано приведение в соответствие с ним других ранее принятых законов (или их отмена) и иных нормативных правовых актов. Поскольку головной закон лесного права - Основы лесного законодательства Российской Федерации - признан утратившим силу согласно ст. 138 Лесного кодекса Российской Федерации, требуют пересмотра и приведения в соответствие с Кодексом и некоторые другие законы, регулирующие лесные отношения и вступающие в противоречие с ним. До этого момента нормы Кодекса имеют приоритетное значение, поскольку акт, принятый позднее, обладает большей юридической силой. В силу ст. 1 Лесного кодекса Российской Федерации нормы лесного права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать лесному законодательству Российской Федерации (включающему в себя прежде всего Лесной кодекс Российской Федерации). Кроме того, Земельный кодекс РСФСР вступил в действие до принятия Конституции Российской Федерации. А поэтому приоритет имеет закон, принятый после принятия Основного закона. В связи с тем что рассматриваемый спор касается в первую очередь сохранения лесных экосистем (а именно это и является целью лесного законодательства, как указано в ст. 2 Лесного кодекса Российской Федерации), нормы, регулирующие лесные правоотношения, являются специальными по отношению к земельному законодательству. Исходя из изложенного, при коллизии норм в Земельном кодексе РСФСР и Лесном кодексе Российской Федерации должны применяться нормы Лесного кодекса Российской Федерации. В соответствии со ст. 46 Лесного кодекса Российской Федерации к полномочиям Российской Федерации в области использования, охраны, защиты лесного фонда и воспроизводства лесов относится в том числе: установление порядка разделения лесного фонда по группам лесов и разграничения лесов первой группы по категориям защитности, перевода лесов из одной группы в другую, а лесов первой группы из одной категории защитности в другую; перевод лесных земель в нелесные земли в целях, не связанных с ведением лесного хозяйства и пользованием лесным фондом, и (или) изъятие земель лесного фонда в лесах первой группы. Статья 60 этого же Закона предусматривает, что отнесение лесов к группам лесов и категориям защитности лесов первой группы, а также перевод лесов из одной группы лесов или категории защитности лесов первой группы соответственно в другую группу или категорию осуществляются на основании материалов лесоустройства и специальных обследований в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. Следовательно, все полномочия, связанные с переводом и отнесением тех или иных лесов к той или иной группе защитности, законодатель возложил на Правительство Российской Федерации. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что в преамбуле постановления Правительства Российской Федерации от 19 сентября 1997 г. N 1200 "О порядке перевода лесных земель в нелесные земли для использования их в целях, не связанных с ведением лесного хозяйства и пользованием лесным фондом, и (или) изъятия земель лесного фонда" указано: "В соответствии с Лесным кодексом Российской Федерации Правительство Российской Федерации постановляет:..." Таким образом, изменение условий и порядка перевода лесных земель в нелесные увязывается с принятием Лесного кодекса Российской Федерации, поэтому настоящий спор следовало рассматривать с применением именно этого Кодекса. Согласно ст. 63 данного Кодекса Правительство Российской Федерации было вправе издать оспариваемое распоряжение. В связи с этим неосновательными являются ссылки судебных инстанций на то, что сам Лесной кодекс Российской Федерации относит разрешение вопросов включения земель в состав лесного фонда и их изъятие к земельному законодательству (ч. 3 ст. 7). Во-первых, из содержания данной нормы следует, что указанные вопросы разрешаются в порядке, установленном лесным и земельным законодательством Российской Федерации. Во-вторых, в Земельном кодексе РСФСР нет конкретной нормы о том, что изъятие земель, занятых лесами первой группы, допускается лишь для государственных и общественных нужд, как разъяснил суд первой инстанции. В ст. 25 этого Кодекса определено, что изъятие земель пригородных и зеленых зон, земель, занятых лесами первой группы, для государственных и общественных нужд допускается только в исключительных случаях, указанных в ст. 24 Кодекса. Итак, в ст. 25 Земельного кодекса РСФСР не регулируются вопросы изъятия земель для иных нужд, кроме перечисленных в ней. Следовательно, для иных нужд, в частности для целей индивидуального жилищного строительства, вопрос об изъятии земель, занятых лесами первой группы, мог быть разрешен Правительством Российской Федерации в соответствии с предоставленными ему ст.ст. 46, 60, 63 Лесного кодекса Российской Федерации полномочиями. Поскольку по делу допущено неправильное применение норм материального права, судебные постановления подлежат отмене с вынесением нового решения об отказе заявителям в удовлетворении жалобы. Президиум Верховного Суда РФ решение Верховного Суда РФ от 19 декабря 2000 г. и определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 25 января 2001 г. отменил и вынес новое решение об отказе Г., Б. и Ш. в удовлетворении жалобы на распоряжение Правительства Российской Федерации от 17 декабря 1999 г. N 2092-р в части перевода лесных земель в нелесные в целях, не связанных с ведением лесного хозяйства и пользованием лесным фондом, и изъятия земель лесного фонда площадью 4 га в районе дер. Калчуга Одинцовского района Московской области. От редакции В связи с тем что Президиум Верховного Суда РФ отменил решение Верховного Суда РФ от 19 декабря 2000 г., публикацию в N 8 Бюллетеня Верховного Суда РФ за 2001 г. по данному делу следует считать недействительной. ____________