1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

6. Решение суда о признании недействительной сделки купли-продажи имущества индивидуального частного предприятия по тем основаниям, что для совершения сделки необходимо согласие другого супруга, так как предприятие было создано в период брака, признано противоречащим закону (И з в л е ч е н и е) К. обратилась в суд с иском к ИЧП "КВТ", ЗАО "АНВиК" и Л. о признании недействительным договора купли-продажи цеха пенополиуретановой изоляции труб от 25 июля 1994 г., применении последствий ничтожной сделки, а также признании недействительными последующих договоров купли-продажи цеха, мотивировав требования тем, что при заключении договора купли-продажи цеха между названными предприятиями не было получено ее согласия как супруги учредителя ИЧП "КВТ" - В. на распоряжение общим имуществом. Заявительница считает недействительными и последующие сделки с указанным выше цехом, так как руководитель ЗАО "АНВиК", зная, что спор в отношении данного имущества находится в суде, распорядился им. Решением Нижневартовского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа от 17 апреля 1998 г. (оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа от 30 июня 1998 г.) незавершенный строительством упомянутый цех, находящийся в г. Нижневартовске, признан общей совместной собственностью К. и В., договор купли-продажи незавершенного строительством цеха признан недействительным и каждая из сторон обязана возвратить друг другу все полученное по сделке. Также признан недействительным с применением двухсторонней реституции договор купли-продажи цеха от 3 апреля 1997 г., заключенный между ЗАО "АНВиК" и Л. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 15 июня 2001 г. протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ, в котором ставился вопрос об отмене судебных постановлений с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции, удовлетворила по следующим основаниям. К., обращаясь с требованиями о признании недействительной сделки купли-продажи незавершенного строительством цеха пенополиуретановой изоляции труб, совершенной между ИЧП "КВТ" и ЗАО "АНВиК" на основании заключенного между ними договора N 9 цеха от 25 июля 1994 г., указывала, что ИЧП "КВТ" было создано на основе совместного имущества в период брака, следовательно, она имеет равное с супругом право на имущество данного предприятия и поэтому при отчуждении имущества необходимо ее согласие. Признавая недействительным договор купли-продажи незавершенного (а в последующем уже завершенного) строительством цеха с применением двухсторонней реституции, суд исходил из положений ст. 35 Семейного кодекса Российской Федерации (СК РФ), предусматривающей, что владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляется по их обоюдному согласию. Эта сделка была признана недействительной, так как при ее совершении между ИЧП "КВТ" и ЗАО "АНВиК" не было получено согласие истицы - супруги собственника и руководителя ИЧП "КВТ". Выводы суда нельзя признать правильными. Из материалов дела следует, что сделка по продаже спорного имущества совершена в июле 1994 г. Следовательно, разрешая спор о признании ее незаконной (недействительной), суд должен был руководствоваться действовавшим на тот период законодательством. Положения ст.ст. 33-35 СК РФ, введенного в действие с 1 марта 1996 г., регулируют режим совместной собственности супругов, тогда как такой режим не распространяется на индивидуальное (семейное) частное предприятие. Порядок образования предприятий и предпринимательская деятельность регулировались специальным нормативным актом - Законом РСФСР от 25 декабря 1990 г. N 445-I "О предприятиях и предпринимательской деятельности" (с изменениями от 20 июля 1993 г.). В соответствии с п. 1 ст. 8 названного Закона индивидуальным предприятием является предприятие, принадлежащее гражданину на праве собственности или членам его семьи на праве общей долевой собственности, если иное не предусмотрено договором между ними. Таким образом, индивидуальное предприятие могло находиться либо в единоличной, либо в общей долевой собственности. Как видно из материалов дела, ИЧП "КВТ" учреждено гражданином В. единолично в апреле 1992 г. с уставным фондом в 1000 руб. На момент совершения оспариваемой сделки изменения в учредительные документы в части количества участников ИЧП внесены не были. К. участником предприятия не являлась. В силу действовавших на тот период норм пп. 2, 3 ст. 46 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик (в дальнейшем - Основы) владение, пользование и распоряжение общей долевой собственностью осуществлялось по согласию всех ее участников, а при недостижении согласия - в порядке, устанавливаемом судом, арбитражным судом, третейским судом. Участник общей долевой собственности имеет право на выдел своей доли, а участник общей совместной собственности - на определение и выдел доли. Порядок определения и выдела доли устанавливается законодательными актами. Поскольку К. не была участником ИЧП "КВТ", то ее согласия на совершение оспариваемой сделки не требовалось. Согласно ст. 11 Основ юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, полном хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество, отвечает по своим обязательствам этим имуществом и выступает в суде, арбитражном суде, третейском суде от своего имени. В соответствии с разделом 2 Устава ИЧП "КВТ" предприятие "КВТ" является самостоятельным хозяйствующим субъектом, действует на принципе полного хозяйственного расчета и самофинансирования; свою деятельность осуществляет самостоятельно, от своего имени заключает все виды договоров, поскольку является юридическим лицом. На основании ст. 14 Основ юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законодательством и учредительными документами. Как видно из материалов дела, а также содержания оспариваемого договора купли-продажи от 25 июля 1994 г., он был заключен между двумя юридическими лицами; от имени ИЧП "КВТ" договор был подписан В. как директором этого предприятия, который руководствовался положениями п. 6.4 Устава ИЧП "КВТ" (предприятие (учредитель или директор) без доверенности действует от имени предприятия, представляет его интересы, распоряжается имуществом, заключает договоры и т. д.). Суд первой инстанции не принял во внимание, что из учредительных документов ИЧП "КВТ" и других материалов дела не усматривалось выполнение К. функции (обязанности) органа управления данным предприятием. Поэтому ее согласия на совершение оспариваемой сделки не требовалось. Суд не учел, что, если предприятие было создано во время брака и с использованием совместной собственности супругов, истица имеет с супругом равное право совместной собственности в отношении доходов, полученных от деятельности ИЧП "КВТ", а не право собственности на имущество предприятия. Применяя положение о двухсторонней реституции в виде возврата каждой из сторон полученного по сделке, суд не указал, кто, какие конкретно действия и в чью пользу должен произвести. Между тем решение является актом правосудия, окончательно разрешающим дело, и его резолютивная часть в соответствии со ст. 197 ГПК РСФСР должна содержать исчерпывающие выводы, с тем чтобы решение не вызывало споров при исполнении. Поскольку юридически значимые обстоятельства по делу не установлены и неправильно истолкован и применен материальный закон, принятые по делу судебные постановления подлежат отмене. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ решение и определения судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа отменила, дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции. _____________