1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

1. Судебные решения отменены за отсутствием в действиях лица состава преступления - оскорбления (И з в л е ч е н и е) По приговору Камешковского районного суда Владимирской области от 30 января 1998 г. А. осужден по ч. 1 ст. 130 УК РФ. Он признан виновным в оскорблении Б. и Д. Как установлено судом, А., работая в должности начальника сельскохозяйственного предприятия Камешковского района, при личной встрече с пресс-секретарем управления Горьковской железной дороги С. отрицательно отзывался о работавших в то время Б., прокуроре Камешковского района, и Д., начальнике Камешковского РОВД, сообщив, что эти лица приезжали к нему в хозяйство (не вместе) и во время проверок жалоб, поступавших в отношении него, А., дали ему понять, что все уладится в том случае, если он окажет содействие в приобретении сельхозпродукции в его хозяйстве по себестоимости. Неприязненное отношение к указанным лицам, в частности к прокурору Б. (что он, А., подтвердил в судебном заседании), А. выразил в циничной форме, о чем свидетельствует публикация С., цитировавшей беседу прокурора с ним в газете "Волжская магистраль" от 9 июля 1994 г., под названием "Сдаваться не привык", где изложены его слова, взятые в кавычки: "Ты, брат, главное, не петушись. Давай честь по чести. Уважишь нас мясом, молочком, считай, что не было никаких писем против тебя. Чего удивляешься? Так было, так есть, так оно и будет". По мнению суда, А. унизил честь и достоинство Б. и Д., дав отрицательную оценку их личностям, что подорвало их авторитет в глазах окружающих и нанесло ущерб ему самому. Судебная коллегия по уголовным делам Владимирского областного суда приговор оставила без изменения. Президиум Владимирского областного суда удовлетворил протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ об отмене судебных решений и дело прекратил за отсутствием в действиях А. состава преступления, указав следующее. В обоснование своего решения о признании виновности А. в оскорблении суд в приговоре сослался на показания потерпевших Б. и Д., свидетеля С., на статью, опубликованную в газете "Волжская магистраль". Однако анализ имеющихся в деле доказательств не дает оснований прийти к выводу о наличии в действиях А. уголовно наказуемого деяния. Согласно ч. 1 ст. 130 УК РФ уголовная ответственность за оскорбление наступает, если унижены честь и достоинство другого лица, что выражено в неприличной форме. Такие условия ответственности, предусмотренные уголовным законом, в действиях А. отсутствуют. В частности, рассказывая об обстоятельствах дела, А. в ходе судебного следствия пояснил, что начальник милиции Д. никогда у него в хозяйстве не был и ничего не просил. Прокурор Камешковского района Б. приезжал к нему и выписывал для себя мясо, деньги по внутрихозяйственной цене платил сам. Неприязненные отношения с последним у него возникли из-за того, что в руководимом им, А., сельскохозяйственном предприятии было совершено несколько краж и они не раскрывались. Б. стал проводить проверки, возбуждать против него уголовные дела, штрафовать. Он предоставил машину пресс-секретарю управления Горьковской железной дороги С. с тем, чтобы она ознакомилась с хозяйством, пообщалась с работниками. О Б. и Д. он ей ничего не говорил и не мог сказать о вымогательстве взятки, поскольку этого не было. За написанное С. в статье под названием "Сдаваться не привык" он ответственности нести не может, так как с этим материалом она его не знакомила. Сведений в отношении Д. и Б., приведенных в статье, он ей не давал, откуда она их взяла, он не знает. Показания А. объективно подтверждаются другими доказательствами. Так, по делу установлено, что, действительно, у А. в хозяйстве Б. приобрел мясо - говядину. Как подтвердила свидетель С., она не знакомила А. со статьей, факты на которые она сослалась, не проверяла. Этими действиями она нарушила требования п. 2 ст. 49 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации", где предусмотрено, что подобного рода информация перед публикацией должна проверяться. Согласно показаниям С. никакого специального указания по написанию статьи у нее не было, публикацию она подготовила по своей личной инициативе, о чем А. в известность не поставила. Кроме того, занимаемая ею должность именуется "пресс-секретарь", а не "корреспондент" и никакой уверенности в том, что сведения, сообщаемые в беседе, будут изложены в газете, у А. не было и быть не могло. При допросе в ходе следствия С. поясняла, что беседу А. записывала не дословно, а тезисами, его слова переработала в фразу. Как показала С., точно воспроизвести слова А. в разговоре с ней она не может, так как прошло с тех пор два года. Эти данные исключают обоснованность вывода кассационной инстанции о том, что "информация, полученная от А., указана в тексте публикации в кавычках, т. е. как его прямая речь". Вывод суда первой инстанции о том, что А. недоброжелательно относился к Д., ошибочен. Факт неприязненных отношений между А. и Б. материалами дела установлен, но ни А., ни Д. не показывали, что между ними также была неприязнь друг к другу. Кроме того, обязательной составляющей данного преступления является неприличная форма оскорбления. С выводом суда и кассационной инстанции о том, что слова А. в публикации выражены в неприличной форме, согласиться нельзя. Приведенный ранее текст не свидетельствует о том, что достоинство потерпевших Б. и Д. унижено в неприличной форме. Следовательно, в действиях А. нет состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 130 УК РФ. ____________