1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

7. Насилие, опасное для жизни или здоровья потерпевшего, примененное виновными не в момент похищения потерпевшего, а после и с другой целью, не может считаться квалифицирующим признаком состава преступления - похищение человека (И з в л е ч е н и е) Мелеузовским городским судом Республики Башкортостан 5 ноября 1998 г. Исмагилов осужден по ч. 2 ст. 330, ч. 3 ст. 30, пп. "а", "з" ч. 2 ст. 126, пп. "а", "в", "г", "з" ч. 2 ст. 126 УК РФ, Умаров - по ч. 3 ст. 30, пп. "а", "з" ч. 2 ст. 126, пп. "а", "в", "г", "з" ч. 2 ст. 126, п. "б" ч. 3 ст. 163, ч. 1 ст. 158 УК РФ. По делу также осужден Муртазин, протест в отношении которого не вносился. Исмагилов и Умаров признаны виновными в совершении преступлений при следующих обстоятельствах. 17 июля 1997 г. Галеев и Хабибуллин взяли для реализации сухое молоко у Муртазина на общую сумму 38 120 тыс. рублей, у председателя колхоза И. на общую сумму 85 млн. рублей (в ценах 1997 года). Выручку Галеев и Хабибуллин должны были внести в кассу колхоза. Продав в г. Москве молоко за 97 млн. рублей, Галеев по дороге в г. Мелеуз с деньгами в сумме 87 млн. рублей, полученных от реализации молока, скрылся, о чем Хабибуллин 24 июля 1997 г. сообщил Муртазину. Для возврата денег последний в тот же день вступил в преступный сговор с Исмагиловым и двумя неустановленными лицами, после чего все они посадили Хабибуллина в машину и, угрожая ему расправой, потребовали возврата денег. Потерпевший вынужден был обратиться за материальной помощью к своим родственникам, и 26 июля 1997 г. он передал Муртазину деньги в сумме 38,5 млн. рублей. В августе 1997 г. Исмагилов решил завладеть всей суммой денег, с которой скрылся Галеев, для этого с Умаровым и двумя неустановленными лицами организовал слежение за квартирой, где проживали супруги Галеевы. 17 августа 1997 г. около 16 час. у дома Исмагилов и Умаров встретили Галеева, с целью похищения, применяя физическую силу, хотели посадить в машину, принадлежавшую Исмагилову, однако подъехавшие сотрудники милиции помешали Исмагилову и Умарову осуществить умысел на похищение. В то время как сотрудники милиции разбирались с ними, Галеев скрылся с места происшествия. 22 августа 1997 г. около 2 час., дождавшись возвращения Галеева домой, Исмагилов и Умаров схватили его, затащили в машину и с целью вымогательства денег увезли в садовый домик, где удерживали до 24 августа 1997 г., после чего перевезли в заброшенный магазин и все это время требовали от потерпевшего отдать им деньги, при этом избивали руками и ногами, металлической тростью, черенком от лопаты, прижигали тело раскаленными металлическими предметами. От этих действий потерпевшему Галееву был причинен легкий вред здоровью. Кроме того, Умаров похитил принадлежавшие Галееву кроссовки. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Республики Башкортостан приговор оставила без изменения. Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений в отношении Исмагилова и Умарова в части осуждения их по ч. 3 ст. 30, пп. "а", "з" ч. 2 ст. 126 УК РФ и прекращении производства по делу, а также об изменении судебных решений в части, касающейся их осуждения по пп. "а", "в", "г", "з" ч. 2 ст. 126 УК РФ. Президиум Верховного суда Республики Башкортостан 18 июля 2001 г. протест удовлетворил, указав следующее. В обоснование своего вывода о виновности Исмагилова и Умарова в совершении покушения на похищение человека суд сослался на показания потерпевшего Галеева, свидетелей К. и Я. Однако из показаний потерпевшего усматривается, что 17 августа 1997 г. днем Исмагилов и Умаров, встретив его на улице, повели к машине. Увидев, что к ним идут работники милиции, он убежал. Как показали свидетели К. и Я. - сотрудники милиции, проезжая по улице, они увидели группу людей, о чем-то спорящих между собой, среди них был и Исмагилов. Когда они подошли к этой группе, один человек убежал. Исходя из таких данных нельзя сделать вывод о наличии у осужденных умысла на похищение Галеева. Осужденные Исмагилов и Умаров отрицали наличие у них умысла на похищение потерпевшего 17 августа 1997 г. Они пояснили, что в этот день, встретив Галеева на улице, повели его к машине, чтобы поговорить по поводу возврата денег. Однако к ним подошли сотрудники милиции, и Галеев от них убежал. Никаких действий, направленных на его похищение, они не совершали. При таких обстоятельствах следует признать, что достоверных доказательств вины Исмагилова и Умарова в покушении на похищение Галеева 17 августа 1997 г. ни органами следствия, ни судом не установлено. Таким образом, приговор в отношении Исмагилова и Умарова в части осуждения их по ч. 3 ст. 30, пп. "а", "з" ч. 2 ст. 126 УК РФ подлежит отмене, а производство по делу - прекращению по п. 2 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР за отсутствием в их действиях состава преступления. Кроме того, судебные решения в части, касающейся осуждения Исмагилова и Умарова по пп. "а", "в", "г", "з" ч. 2 ст. 126 УК РФ, подлежат изменению по следующим основаниям. По смыслу закона под применением насилия, опасного для жизни или здоровья, понимается фактическое причинение потерпевшему вреда здоровью различной степени тяжести непосредственно при совершении похищения человека. Применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, включает использование в процессе похищения человека любого огнестрельного, холодного, газового оружия, а также бытовых предметов и предметов, специально приспособленных для нанесения телесных повреждений. Как видно из материалов дела, и это отражено в приговоре, насилие, опасное для жизни или здоровья Галеева, применялось осужденными при вымогательстве у него денег после того, как они его привезли в условленное место, т. е. не при похищении потерпевшего. Непосредственно при похищении Галеева осужденные никакого оружия либо предмета, используемого в качестве оружия, не применяли. Таким образом, похищение потерпевшего на момент доставки его в садовый домик было уже закончено, а насилие, опасное для жизни или здоровья, применялось к нему осужденными с использованием предметов в качестве оружия лишь при вымогательстве денег. При таких обстоятельствах из приговора подлежат исключению указания об осуждении Исмагилова и Умарова по пп. "в", "г" ч. 2 ст. 126 УК РФ по признаку совершения похищения человека с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, и с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия. ____________