1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

3. Пункт 1 постановления Правительства Российской Федерации от 6 октября 1998 г. N 1159 "Об усилении государственного регулирования в сфере производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции" (в ред. от 27 августа 1999 г.) признан недействительным (И з в л е ч е н и е) Федеральное государственное унитарное предприятие (ФГУП) "Кировский биохимзавод" и другие предприятия и акционерные общества обратились в Верховный Суд РФ с жалобами, объединенными судом в одно производство, о признании незаконным п. 1 постановления Правительства Российской Федерации от 6 октября 1998 г. N 1159 "Об усилении государственного регулирования в сфере производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции" (в ред. от 27 августа 1999 г.). Положение этого пункта предусматривает осуществление производства этилового спирта и спиртосодержащих растворов, денатурации спирта по квотам, а поставку этилового спирта и спиртосодержащих растворов - по специальным разрешениям. По мнению заявителей, оспариваемая норма издана Правительством Российской Федерации с превышением полномочий, ограничивает свободу экономической деятельности, нарушает равенство участников гражданских правоотношений, а также права организаций - производителей такой продукции, к которым они относятся. Решением Верховного Суда РФ от 15 октября 2001 г. жалобы удовлетворены частично: п. 1 указанного постановления в части, устанавливающей квотирование производства этилового спирта и спиртосодержащих растворов, денатурации спирта, признан недействительным, а в части, предусматривающей поставку этилового спирта и спиртосодержащих растворов по специальным разрешениям, - соответствующим федеральному закону. В кассационной жалобе представителей Правительства Российской Федерации и кассационном протесте прокурора ставился вопрос об отмене решения суда как постановленного с нарушением норм материального права Правительством Российской Федерации - в части признания положений нормативного акта недействительными, прокурором - в части оставления жалоб без удовлетворения. Кассационная коллегия Верховного Суда РФ 8 января 2002 г. протест прокурора удовлетворила по следующим основаниям. В соответствии с п. 1 постановления Правительства Российской Федерации от 6 октября 1998 г. N 1159 "Об усилении государственного регулирования в сфере производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции" (в ред. от 27 августа 1999 г.), начиная с 1 ноября 1998 г., производство этилового спирта из любых видов сырья, денатурация этого спирта, а также производство спиртосодержащих растворов осуществляются по квотам только государственными предприятиями и акционерными обществами, контрольный пакет акций которых принадлежит государству, а поставка этилового спирта, произведенного из любых видов сырья, и спиртосодержащих растворов осуществляется по специальным разрешениям. Для иных обществ квоты на производство этилового спирта из любых видов сырья, денатурацию этого спирта, а также на производство спиртосодержащих растворов предоставляются в случае, если государство в силу преобладающего участия в их уставных капиталах либо в силу иных причин имеет возможность определять решения, принимаемые обществами. Порядок выдачи квот на производство этилового спирта из любых видов сырья и спиртосодержащих растворов, а также специальных разрешений на их поставки устанавливается Правительством Российской Федерации. Признавая данный пункт незаконным в части, касающейся квот, суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что Правительство Российской Федерации вышло за пределы своих полномочий, поскольку ввело не предусмотренные законом ограничения. Полный их перечень в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции установлен в ст. 26 Федерального закона от 22 ноября 1995 г. N 171-ФЗ "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции" (в ред. от 7 января 1999 г.), в силу которой запрещаются следующие виды деятельности, касающиеся квотирования производства указанной продукции: производство этилового спирта без контрольных спиртоизмеряющих приборов; продажа этилового спирта организациям, не имеющим соответствующих лицензий или не имеющим квот на его закупку, либо продажа этилового спирта сверх указанных квот; оборот этилового спирта и алкогольной продукции без оформления документов, подтверждающих легальность их производства и оборота. Квотирования производства этилового спирта, спиртосодержащих растворов и денатурации спирта в ней не предусмотрено. Нет такого требования и в Указе Президента Российской Федерации от 6 октября 1998 г. N 1199 "Об усилении государственного регулирования в сфере производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции", во исполнение которого издан оспариваемый акт. С доводами кассационной жалобы о том, что введение квот не является ограничением, действие п. 1 постановления Правительства распространяется только на государственные предприятия и акционерные общества, контрольный пакет акций которых принадлежит государству, согласиться нельзя. Из содержания оспариваемого положения следует, что производство этилового спирта, спиртосодержащих растворов и денатурация спирта разрешаются лишь при наличии квот и в объеме квот, которые выдаются только государственным предприятиям и указанным акционерным обществам, а для иных обществ квоты предоставляются исключительно при том условии, если государство в силу преобладающего участия в их уставных капиталах либо в силу иных причин имеет возможность определять решения, принимаемые обществом. Эти условия осуществления производства не могут быть расценены иначе как ограничительные, нарушающие равенство участников гражданских правоотношений, что противоречит п. 2 ст. 26 указанного Закона (согласно которому не предусмотренные в данном Законе ограничения в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции могут устанавливаться только федеральным законом), а также ст. 49 ГК РФ (в силу которой коммерческие организации могут иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных законом). Изданная Правительством Российской Федерации норма лишает коммерческие организации, имеющие в требуемых случаях соответствующие лицензии, прав на производство спирта и спиртосодержащей продукции без получения квот, а также прав самостоятельно определять объемы производимой продукции, хотя в Законе запретов на такие виды деятельности нет. Признавая несостоятельным довод представителей Правительства Российской Федерации о том, что введение квотирования производства спирта является формой государственного контроля за производством этой продукции, суд правильно сослался на ст. 23 Федерального закона "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции", определяющую формы такого контроля. К ним, в частности, относятся: контроль за соблюдением условий действия лицензий на производство и оборот этилового спирта; контроль за выделением организациям квот на закупку этилового спирта, контроль за представлением деклараций об объеме производства и оборота этилового спирта; контроль за соблюдением требований к оборудованию для производства этилового спирта, за соблюдением государственных стандартов и технических условий; контроль за качеством и объемом производства этилового спирта; контроль за денатурированием этилового спирта; ежегодное обследование лицензирующим органом. Получение производителем спирта и продукции из него квот на производство ни названным, ни иным федеральным законом не предусмотрено. Часть 3 ст. 10 указанного Федерального закона, согласно которой первоочередное право на получение квот для производства или потребления этилового спирта имеют организации, работающие по ресурсосберегающим, экологически безопасным технологиям, не может рассматриваться как норма, возлагающая на производителей обязанность по получению такого рода квот. Кроме того, эта статья Закона регулирует установление квот на закупку этилового спирта, а не на его производство. В других нормах Закона, касающихся условий производства и оборота этилового спирта и спиртосодержащей продукции (ст.ст. 8, 9, 11, 14), обязанности производителей получить квоту на производство этой продукции не содержится. Предусмотренная в ст. 5 Федерального закона от 8 июля 1999 г. N 143-ФЗ "Об административной ответственности юридических лиц (организаций) и индивидуальных предпринимателей за правонарушение в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции" административная санкция за промышленное производство этилового спирта с превышением установленных квот самостоятельного значения не имеет, поскольку может применяться лишь во взаимосвязи с нормой о введении квотирования, что возможно только на основании федерального закона. С учетом изложенного решение суда в части признания незаконным введение Правительством квотирования производства этилового спирта и продукции из него является правильным. Вместе с тем нельзя согласиться с выводом суда о законности обжалуемого пункта нормативного акта в части, предусматривающей, что поставка этилового спирта и спиртосодержащих растворов осуществляется по специальным разрешениям, порядок выдачи которых определяется Правительством Российской Федерации. Данный вывод суд обосновал ссылкой на подп. 3 п. 1 ст. 183 НК РФ, относящий к операциям, освобождаемым от налогообложения, реализацию спиртосодержащей денатурированной продукции организациям по специальным разрешениям на ее поставку в пределах выделенных квот, утвержденных (согласованных) уполномоченными федеральными органами исполнительной власти. Однако налоговое законодательство не регулирует основы оборота этилового спирта и продукции из него и не может вводить какие-либо ограничения в данной области. Кроме того, из содержания приведенной нормы видно, что она распространяется на реализацию спиртосодержащей денатурированной, т. е. непищевой, технической продукции, тогда как обжалуемое положение нормативного акта касается как непищевой, так и пищевой продукции. Федеральным законом "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции", требующим лицензирования деятельности по осуществлению поставок и розничной продажи алкогольной продукции (ст. 16), не предусмотрены ограничения в виде получения специальных разрешений на поставку этилового спирта и спиртосодержащих растворов. Таким образом, Правительство Российской Федерации вышло за пределы своей компетенции, ограничив права поставщиков необходимостью получения специального разрешения, без чего поставки этилового спирта и спиртосодержащих растворов невозможны. При таком положении решение суда подлежит изменению, а обжалуемый пункт нормативного акта - признанию недействительным в полном объеме. Кассационная коллегия Верховного Суда РФ кассационный протест прокурора Генеральной прокуратуры РФ удовлетворила, решение Верховного Суда РФ от 15 октября 2001 г. изменила: признала недействительным в полном объеме п. 1 постановления Правительства Российской Федерации от 6 октября 1998 г. N 1159 "Об усилении государственного регулирования в сфере производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции" (в ред. от 27 августа 1999 г.); кассационную жалобу Правительства Российской Федерации оставила без удовлетворения. ____________