1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЗА IV КВАРТАЛ 2001 ГОДА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ Вопросы квалификации преступлений 1. Лицо, которое намеренно вызвало нападение, чтобы использовать его как повод для совершения противоправных действий - развязывания драки, учинения расправы, совершения акта мести, не может быть признано находившимся в состоянии необходимой обороны. Например. И. в составе группы с целью выяснения отношений с другой группой лиц участвовал в подготовке драки: ездил к будущим потерпевшим домой, заранее расставил автомашины таким образом, чтобы свет их фар затруднял видимость поджидаемым людям, принес оружие, которое затем применил при нападении. В результате произведенных И. выстрелов был смертельно ранен один человек из противостоящей стороны, а трое получили телесные повреждения с причинением различного вреда здоровью. Суд первой инстанции квалифицировал действия И. по п. "е" ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 30, пп. "е", "н" ч. 2 ст. 105 и ч. 1 ст. 112 УК РФ. Суд кассационной инстанции оставил приговор без изменения. Президиум Верховного Суда РФ согласился с выводами суда первой инстанции о том, что при изложенных обстоятельствах действия И. не содержат признаков необходимой обороны, и оставил без удовлетворения протест о переквалификации его действий на ч. 1 ст. 108 УК РФ и ч. 3 ст. 118 УК РФ. Постановление N 390п01 по делу Ибатуллина 2. Признав в действиях лица эксцесс исполнителя совершения разбойного нападения, суд ошибочно квалифицировал его действия по п. "а" ч. 2 ст. 162 УК РФ. А. и М. по предварительному сговору между собой решили похитить чужое имущество. Выбрав дом и полагая, что в нем никого из жильцов нет, они проникли в летнюю кухню, где оказалась хозяйка дома. А. потребовал от нее лечь на пол, после чего принесенным с собой металлическим предметом нанес ей удары по плечу и голове и связал. Затем А. и М. вошли в жилое помещение дома и похитили различное имущество. Районным судом оба виновных осуждены по пп. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ. Судебная коллегия по уголовным делам краевого суда приговор в отношении М. изменила, его действия переквалифицировала на пп. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 161 УК РФ. С учетом изменений, внесенных в приговор судом кассационной инстанции, А. признан виновным в разбойном нападении, совершенном группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с незаконным проникновением в жилище и с применением предмета, используемого в качестве оружия, а М. - в грабеже, совершенном группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с незаконным проникновением в жилище. Тем самым суд второй инстанции, признав необходимым переквалифицировать действия М. с пп. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ на пп. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 161 УК РФ, ошибочно оставил без изменения квалификацию содеянного А. В результате последний был осужден и по п. "а" ч. 2 ст. 162 УК РФ, т. е. за разбойное нападение, совершенное группой лиц по предварительному сговору, хотя одновременно суд кассационной инстанции установил со стороны А. эксцесс исполнителя совершения разбоя, что повлекло необходимость переквалификации деяния М. Следовательно, признание А. виновным в совершении разбойного нападения группой лиц по предварительному сговору с М. противоречит приведенным выводам и решению суда второй инстанции. Президиум Верховного Суда РФ исключил из судебных решений осуждение А. по п. "а" ч. 2 ст. 162 УК РФ. Постановление N 853п2001 по делу Алексеева и Метельского 3. Обвинение по ст. 292 УК РФ исключено из приговора, поскольку совершенные виновным действия составляли объективную сторону состава преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ. Л., являясь доцентом кафедры государственного технического университета, как преподаватель согласно трудовому договору был наделен правом приема экзаменов у студентов. Несдача студентом зачета или экзамена влекла определенные правовые последствия: он не допускался к следующей сессии, не переводился на следующий курс и мог быть отчислен из вуза. Выполнение студентами учебных планов учитывалось официальными документами - экзаменационными ведомостями, листами и зачетными книжками, на основании которых принимались решения о переводе студентов на следующий курс, а в итоге - о допуске к дипломной работе. В нарушение своих должностных обязанностей Л. за взятки ставил зачеты и оценки за курсовые проекты и за экзамены без самой процедуры их приема. Он осужден по п. "б" ч. 4 ст. 290 УК РФ и ст. 292 УК РФ. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор суда оставила без изменения. Президиум Верховного Суда РФ удовлетворил протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ, в котором ставился вопрос об исключении из судебных решений указания об осуждении Л. по ст. 292 УК РФ, по следующим основаниям. По смыслу закона получение взятки - преступление, совершаемое из корыстных побуждений, когда должностное лицо сознает, что материальные ценности ему переданы как взятка за совершение определенных действий, входящих в его служебные полномочия, в интересах взяткодателя. Статья 292 УК РФ подлежит исключению из приговора, поскольку совершенные осужденным действия, связанные с внесением в экзаменационные листы и зачетные книжки студентов ложных сведений - "удовлетворительных" оценок за экзамены и защиту курсовых проектов, без фактической аттестации и принятия курсовых проектов, составляют объективную сторону состава преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ, и дополнительной квалификации не требуют. Постановление N 945п01 по делу Логинова 4. По смыслу закона вымогательство означает требование должностного лица дать взятку под угрозой совершения действий, которые могут причинить ущерб законным интересам граждан. Не может рассматриваться как вымогательство угроза со стороны взяткополучателя совершить в отношении взяткодателя законные действия, хотя и затрагивающие его интересы. Ш. признана виновной в том, что она, работая в должности профессора кафедры иностранных языков государственного педагогического университета, неоднократно брала от студентов в качестве взяток деньги или продукты питания за выставление им в зачетных книжках зачетов и экзаменационных оценок без процедуры их приема. Действия Ш. квалифицированы судом по пп. "б", "в" ч. 4 ст. 290 УК РФ. Кассационная инстанция оставила приговор без изменения. Президиум Верховного Суда РФ изменил судебные решения и исключил из осуждения Ш. п. "в" ч. 4 ст. 290 УК РФ. Как указано в постановлении Президиума Верховного Суда РФ, суд, признавая Ш. виновной в получении взяток путем вымогательства, сослался на то, что она, читая курс лекций и проводя семинарские занятия, внушала студентам, что не все смогут сдать зачеты и экзамены, однако доказательств вымогательства осужденной взяток ни в ходе следствия, ни в суде не установлено. Постановление N 948п2001 по делу Шиян 5. В соответствии со ст. 16 УК РФ в случаях, когда неоднократность преступлений предусмотрена в качестве обстоятельства, влекущего за собой более строгое наказание, совершенные лицом преступления квалифицируются по соответствующей части статьи Уголовного кодекса, предусматривающей наказание за неоднократность преступлений. Уральским окружным военным судом К. признан виновным в убийстве, а также в убийстве, совершенном неоднократно, лица, заведомо для виновного находившегося в беспомощном состоянии, с целью скрыть другие преступления, сопряженном с изнасилованием, и в изнасиловании заведомо несовершеннолетней. Военная коллегия приговор изменила, исключив из него указание об осуждении К. по ч. 1 ст. 105 УК РФ по следующим основаниям. По эпизоду умышленного лишения жизни одной из потерпевших действия К. квалифицированы судом по ч. 1 ст. 105 УК РФ, а по эпизодам убийств двух других потерпевших - по пп. "в", "к", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Квалифицируя действия К. по чч. 1 и 2 ст. 105 УК РФ, суд не учел положения ч. 3 ст. 16 УК РФ, на основании которой в случаях, когда неоднократность преступлений предусмотрена Уголовным кодексом в качестве обстоятельства, влекущего за собой более строгое наказание, совершенные лицом действия квалифицируются по соответствующей части статьи Уголовного кодекса, предусматривающей наказание за неоднократность преступлений. Определение N 6-050/2001 по делу Куликовских 6. Неправильное установление размера хищения на момент совершения кражи повлекло изменение квалификации действий осужденного. По приговору Западно-Сибирского окружного военного суда Д. наряду с другими преступлениями признан виновным в краже чужого имущества в крупном размере. Военная коллегия, рассмотрев материалы дела в кассационном порядке, переквалифицировала действия Д., связанные с кражей, с п. "б" ч. 3 ст. 158 на п. "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ, основываясь на следующем. При юридической оценке кражи, совершенной Д., суд допустил ошибку. Согласно второму примечанию к ст. 158 УК РФ размер хищения признается крупным, если он в 500 раз превышает минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством Российской Федерации на момент хищения. Федеральным законом от 19 июня 2000 г. "О минимальном размере оплаты труда" он установлен с 1 января 2001 г. в размере 200 руб. в месяц. Кражу Д. совершил 17 января 2001 г., следовательно, при квалификации его действий необходимо было применить Закон от 19 июня 2000 г., с учетом которого размер похищенного (93 900 руб.) не являлся крупным, так как крупным на момент совершения преступления признавался размер, превышающий 100 тыс. рублей. С учетом конкретных обстоятельств дела ущерб, причиненный потерпевшему в результате хищения, признан значительным. Определение N 4-056/2001 по делу Дегтярева Назначение наказания 7. Дополнительное наказание в виде штрафа в соответствии с ч. 2 ст. 88 УК РФ может назначаться несовершеннолетним только при наличии у них самостоятельного заработка или имущества, на которое может быть обращено взыскание. Уральским окружным военным судом несовершеннолетние С., П. и Б. признаны виновными, наряду с другими преступлениями, в грабеже, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, с причинением значительного ущерба гражданам, за что им было назначено наказание с применением ст. 73 УК РФ - по четыре года лишения свободы условно с испытательным сроком три года и штрафом. Военная коллегия Верховного Суда РФ исключила из приговора указание о назначении С., П. и Б. наказания в виде штрафа, основываясь на следующем. Назначая С., П. и Б. дополнительное наказание в виде штрафа, суд не учел содержащихся в ч. 2 ст. 88 УК РФ ограничений, согласно которым несовершеннолетним лицам, виновным в совершении преступлений, наказание в виде штрафа может назначаться только при наличии у них самостоятельного заработка или имущества, на которое может быть обращено взыскание. Как видно из материалов дела, все они не работали и не имели такого имущества. Определение N 6-032/2001 по делу Насырова и др. 8. Если в отношении условно осужденного лица будет установлено, что оно виновно еще и в другом преступлении, совершенном до вынесения приговора по первому делу, правила ст. 69 УК РФ не могут быть применены, поскольку в ст. 74 УК РФ, регламентирующей порядок отмены условного осуждения и продления испытательного срока, дан исчерпывающий перечень обстоятельств, при которых возможна отмена условного осуждения. В таких случаях приговоры по первому и второму делу исполняются самостоятельно. Из материалов уголовного дела видно, что преступления, за которые С. осужден по приговору от 4 июля 2000 г., совершены им до вынесения приговора по предыдущему уголовному делу, т. е. до 19 ноября 1999 г. Правила ч. 5 ст. 69 УК РФ, обязывающие суд при назначении окончательного наказания руководствоваться положениями чч. 2, 3 и 4 ст. 69 УК РФ, в том числе назначать окончательное наказание путем частичного или полного сложения наказаний, распространяются лишь на случаи назначения реального наказания по обоим приговорам. Вместе с тем, назначая С. окончательное наказание, суд был обязан учесть то, что по приговору от 19 ноября 1999 г. он осужден к условному, а не к реальному наказанию и в течение установленного судом испытательного срока других преступлений не совершал, так как все преступления им были совершены до первого осуждения. Президиум Верховного Суда РФ исключил из судебных решений указание о назначении С. окончательного наказания по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ. Постановление N 883п01пр по делу Семенова 9. При назначении наказания суд в нарушение требований ст. 62 УК РФ не признал явку с повинной обстоятельством, смягчающим наказание. Суд первой инстанции в приговоре в отношении Н. по обвинению в убийстве и краже указал, что она не способствовала активно раскрытию преступления, а, наоборот, старалась скрыть его, заявление о явке с повинной написала уже после задержания ее сотрудниками милиции и проведения с ней беседы, т. е. заявление было вынужденным и не свидетельствовало о раскаянии осужденной в содеянном. Президиум Верховного Суда РФ не согласился с данными выводами суда, мотивировав свое решение следующим. В соответствии со ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пп. "и" и "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации. При этом уголовный закон не рассматривает активное способствование раскрытию преступления как обязательное условие для признания явки с повинной смягчающим наказание обстоятельством. Как видно из материалов уголовного дела, через два дня после совершения преступлений от Н. поступило заявление о явке с повинной, оформленное надлежащим образом. Она сообщила о совершенном ею убийстве потерпевших, указала способ убийства, мотивы совершения преступления. Согласно протоколу явка с повинной оформлена в 18 час., а задержали Н., как видно из протокола задержания, позднее, в 20 час. того же дня. Таким образом, именно явка с повинной послужила основанием подозревать Н. в причастности к совершению преступлений в отношении потерпевших. Каких-либо данных, свидетельствующих о ее недобровольном признании, в материалах дела нет. Суд признал, что обстоятельств, отягчающих наказание Н., не имеется. С учетом изложенного наказание, назначенное осужденной по пп. "а", "в", "д", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ и по п. "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ, подлежит смягчению в соответствии со ст. 62 УК РФ. Постановление N 993п01пр по делу Нечунаевой Процессуальные вопросы 10. Положения ст. 26 УПК РСФСР не препятствуют соединению в одном производстве уголовных дел в том случае, когда одно и то же лицо по одному делу является обвиняемым, а по другому - потерпевшим. 26 ноября 2000 г. по факту обнаружения трупа Смирнова возбуждено уголовное дело, в ходе расследования которого установлено, что убийство потерпевшего совершили Иванов, Коренков и Непомнящих. 28 ноября 2000 г. по заявлению Коренкова в отношении Непомнящих и Иванова возбуждено уголовное дело о покушении на его убийство. Постановлением следователя указанные уголовные дела в соответствии со ст. 26 УПК РСФСР были объединены в одно производство. Постановлением судьи уголовное дело со стадии назначения судебного заседания направлено на дополнительное расследование со ссылкой на нарушение требований ст. 26 УПК РСФСР, которое, по мнению суда, выразилось в том, что в одном и том же деле процессуальное положение Коренкова является различным (обвиняемый и потерпевший). Судебная коллегия отменила данное постановление, указав, что правила ст. 26 УПК РСФСР не препятствуют объединению в одном производстве уголовных дел в том случае, когда одно и то же лицо по одному делу является обвиняемым, а по другому - потерпевшим. По смыслу закона основным требованием к соединению и разделению дел является обеспечение более полного, всестороннего и объективного исследования всех обстоятельств преступного деяния. Более того, уголовно-процессуальный закон (ч. 5 ст. 109 УПК РСФСР) предусматривает объединение в одном производстве жалоб лиц о преступлениях, дела по которым возбуждаются в порядке частного обвинения, именно с целью всестороннего и объективного рассмотрения дела. При этом различное процессуальное положение одного и того же лица в одном деле не является препятствием для такого объединения. Дело направлено на новое судебное рассмотрение со стадии назначения дела к слушанию в тот же суд. Определение N 88-001-41 по делу Непомнящих и др. 11. Дело обоснованно направлено для дополнительного расследования в связи с тем, что срок предварительного следствия продлен не уполномоченным на это должностным лицом. В соответствии с ч. 2 ст. 133 УПК РСФСР срок предварительного следствия до трех месяцев может быть продлен районным, городским прокурором, военным прокурором гарнизона, объединения, соединения и приравненными к ним прокурорами. Как видно из данной нормы закона, заместителям прокурора района не предоставлено право на продление сроков предварительного следствия. По делу в отношении К. сроки предварительного следствия были продлены заместителем прокурора Приморского района г. Санкт-Петербурга, т. е. не уполномоченным на это должностным лицом. Кроме того, по делу нарушены требования ст. 129 УПК РСФСР, поскольку при возобновлении следствия дело следователем к своему производству не принято. Определение N 78-001-111 по делу Ковтуна 12. Прекращение дела за истечением сроков давности не допускается, если обвиняемый против этого возражает. Постановлением судьи производство по уголовному делу в отношении В. прекращено за истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности, т. е. на основании п. 3 ст. 5 УПК РСФСР. В постановлении отмечено, что поскольку преступление, в котором обвиняется В. (ч. 1 ст. 298 УК РФ), в соответствии с правилами ст. 15 УК РФ относится к категории преступлений небольшой тяжести, то предусмотренные ч. 1 ст. 78 УК РФ сроки привлечения В. к уголовной ответственности истекли, так как со дня совершения им преступления до принятия судьей решения о прекращении производства по уголовному делу прошло более двух лет. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отклонила частную жалобу В., в которой ставился вопрос об отмене постановления судьи, признав доводы жалобы о том, что суд не вправе был прекращать уголовное дело по нереабилитирующим основаниям при отсутствии на то согласия обвиняемого, необоснованными. Кроме того, Судебная коллегия, сославшись на ст. 234 УПК РСФСР, указала, что судья до судебного разбирательства при наличии обстоятельств, предусмотренных в ст.ст. 5-9 и п. 2 ст. 208 УПК РСФСР, прекращает дело, а производство по делу продолжается лишь в случае, когда обстоятельства, перечисленные в пп. 1, 2, 3, 4 ст. 5 УПК РСФСР, обнаруживаются в стадии судебного разбирательства. Генеральный прокурор РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений в отношении В. и направлении уголовного дела на новое судебное рассмотрение. Президиум Верховного Суда РФ удовлетворил протест по следующим основаниям. В соответствии с ч. 5 ст. 5 УПК РСФСР прекращение дела по основаниям, указанным в п. 3 ч. 1 данной статьи (за истечением сроков давности), не допускается, если обвиняемый возражает против этого. В данном случае производство по делу продолжается в обычном порядке. Нельзя согласиться с утверждением Судебной коллегии о том, что если судебное разбирательство по делу не проводилось, то судья вправе при назначении дела к слушанию прекратить дело за истечением сроков давности без согласия обвиняемого. К тому же из материалов дела видно, что судьей перед назначением данного дела к слушанию предпринимались меры к получению согласия В. на прекращение дела по п. 3 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР и на основании ст. 78 УК РФ. Обвиняемый В. категорически возражал против прекращения уголовного дела по основанию истечения сроков давности, и из содержания его письменных ответов на запросы суда следует, что на прекращение дела по нереабилитирующим основаниям он не соглашался и настаивал на рассмотрении дела по существу предъявленного ему обвинения. При таких обстоятельствах постановление судьи и определение Судебной коллегии отменены. Дело передано на новое судебное рассмотрение. Постановление N 991п2001пр по делу Володина 13. Оправдательный приговор суда присяжных отменен ввиду нарушений требований ст.ст. 449 и 456 УПК РСФСР, поскольку вопросы о доказанности двух разных преступлений председательствующим судьей были объединены в одном вопросе, а затем он не предложил присяжным заседателям устранить противоречия вердикта, решив провозгласить противоречивый вердикт. Органами предварительного следствия Павлов обвинялся в том, что без соответствующего разрешения компетентных органов в неустановленное время приобрел пистолет системы Токарева и шесть боевых патронов, хранил их у себя дома, носил с собой и перевозил. 3 января 1997 г. Павлов пришел в квартиру N 2 дома N 22 на ул. Дугина и, находясь в комнате, сначала выстрелил из пистолета в форточку, затем дважды - в Пузырева, в голову и грудь (от чего потерпевший скончался на месте происшествия), а еще два выстрела произвел в Гвоздкова, в голову и шею, и ранил его. Поскольку Гвоздкову своевременно была оказана медицинская помощь, он остался жив. Судом присяжных Павлов оправдан по п. "и" ч. 2 ст. 105, ст. 30, пп. "а", "и" ч. 2 ст. 105, ч. 1 ст. 222, чч. 1, 3 ст. 327 УК РФ за отсутствием состава преступления. Президиум Верховного Суда РФ удовлетворил протест об отмене судебных решений с направлением дела на новое судебное рассмотрение, указав следующее. Согласно ст. 449 УПК РСФСР вопросы о доказанности, имело ли место деяние, о доказанности совершения деяния подсудимым и о его виновности ставятся отдельно по каждому деянию, в совершении которого подсудимый обвиняется. Однако по данному делу это требование закона председательствующим судьей не выполнено. Так, вопросы о доказанности умышленного убийства Пузырева и покушения на умышленное убийство Гвоздкова, т. е. вопросы о доказанности двух разных преступлений, председательствующим судьей были объединены вопреки требованию закона в одном вопросе и сформулированы в следующей редакции: "Доказано ли, что 3 января 1997 г. примерно в 22 час. в квартире N 2 дома N 22 на ул. Дугина из пистолета произведен выстрел в открытую форточку окна, а затем - два выстрела в Пузырева, в голову и грудную клетку, и два выстрела в Гвоздкова, в голову и шею, в результате чего Пузыреву причинены: огнестрельное пулевое сквозное ранение головы с повреждением вещества головного мозга и кровоизлиянием под оболочки и желудочки мозга с входным отверстием в затылочной области и выходным - в лобной области; огнестрельное пулевое сквозное ранение грудной клетки и живота. Смерть потерпевшего наступила от огнестрельного ранения головы, сопровождавшегося разрушением вещества головного мозга и кровоизлиянием под оболочки и желудочки мозга. Гвоздкову причинено огнестрельное сквозное ранение задней поверхности шеи, и ему была оказана своевременная и квалифицированная медицинская помощь?" Соединение в одном вопросе обстоятельств, касающихся разных деяний, в том числе убийства Пузырева и покушения на убийство Гвоздкова, и громоздкая и сложная формулировка вопроса с употреблением большого количества непонятных присяжным медицинских терминов могли повлиять на принятие присяжными заседателями правильного решения и не исключали получения на вопрос о доказанности события преступления противоречивого и неясного ответа. В соответствии со ст. 456 УПК РСФСР, найдя вердикт неясным или противоречивым, председательствующий должен указать на это коллегии присяжных заседателей и предложить в совещательной комнате внести в него уточнения. Однако он этого не сделал. На первый вопрос присяжные заседатели ответили следующее: "Нет, не доказано, так как не установлено: а) время преступления; б) один выстрел в открытую форточку окна; в) выстрел в голову Гвоздкова". Такой ответ не позволял суду сделать вывод о том, что же присяжные заседатели признали доказанным и что недоказанным, поскольку они исключили лишь конкретные обстоятельства, касающиеся действий в отношении Гвоздкова (не признали доказанным выстрел в голову и признали доказанным выстрел в шею), не высказавшись о доказанности либо недоказанности события, связанного с насильственной смертью Пузырева. Следовательно, вердикт присяжных был противоречивым и неясным, председательствующий судья не выполнил требований ст. 456 УПК РСФСР. Упомянутые нарушения уголовно-процессуального закона относятся к существенным, влекущим отмену судебных решений, так как они помешали суду всесторонне разобрать дело и повлияли на постановление законного и обоснованного приговора. Дело направлено на новое судебное рассмотрение. Постановление N 919п01пр по делу Павлова 14. По смыслу ст. 151 ГК РФ при решении вопроса о компенсации морального вреда суд должен принимать во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Установлено, что во время избиения Д. своей сожительницы М. последняя нанесла ему удар кухонным ножом в левую часть груди, причинив своими действиями тяжкий вред здоровью. От полученных телесных повреждений потерпевший спустя несколько дней скончался. По приговору суда М. осуждена по ч. 4 ст. 111 УК РФ со взысканием с нее в пользу бюро судебно-медицинских экспертиз областного отдела здравоохранения 3204 руб., в пользу матери потерпевшего 70 тыс. рублей в счет компенсации морального вреда и 5655 руб. в счет возмещения материального ущерба. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ изменила приговор: переквалифицировала действия М. с ч. 4 ст. 111 на ч. 1 ст. 114 УК РФ и исключила указание о взыскании с осужденной в пользу бюро судебно-медицинских экспертиз 3204 руб. Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об изменении судебных решений по делу: исключении указания о взыскании с нее в пользу матери потерпевшего 70 тыс. руб. в счет компенсации морального вреда. Президиум Верховного Суда РФ удовлетворил протест по следующим основаниям. Обосновывая свое решение о взыскании с осужденной в пользу матери потерпевшего компенсации морального вреда, суд первой инстанции в приговоре сослался на то, что он учитывает характер причиненных потерпевшей физических и нравственных страданий, степень вины осужденной и ее материальное положение. Суд надзорной инстанции после переквалификации действий М. на ч. 1 ст. 114 УК РФ своего решения по поводу взыскания с нее компенсации морального вреда не принимал. По смыслу же ст. 151 ГК РФ при решении вопроса о компенсации морального вреда суд должен принимать во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Как установлено по делу, осужденная нанесла потерпевшему удар ножом, защищаясь от его нападения, в целях самообороны. Инцидент между осужденной и потерпевшим произошел по вине самого потерпевшего. При таких обстоятельствах с учетом материального положения осужденной, которая не работает, одна воспитывает несовершеннолетнего сына как одинокая мать, получая пособие на ребенка в размере 116 руб. 89 коп., из приговора исключено указание о взыскании с М. 70 тыс. рублей в счет компенсации морального вреда. Постановление N 868п2001 по делу Маныч ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ 1. Вывод суда о пропуске заявителем установленного законом шестимесячного срока, в течение которого решение Международного коммерческого арбитражного суда может быть приведено в исполнение, является ошибочным, основанным на неправильном толковании норм материального права. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила определение областного суда от 20 марта 2001 г. об отказе в удовлетворении ходатайства иностранной компании о приведении в исполнение на территории Российской Федерации решения Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (МКАС при ТПП РФ) от 8 июня 2000 г., которым в пользу этой компании взысканы солидарно с ОАО и АОЗТ денежная сумма в возмещение убытков и расходы по уплате арбитражного сбора. Принимая такое решение, Судебная коллегия, помимо прочего, указала, что вывод суда о пропуске заявителем установленного законом шестимесячного срока, в течение которого решение может быть приведено в исполнение, является ошибочным. На основании ст. 345 ГПК РСФСР решение МКАС при ТПП РФ может быть предъявлено к исполнению в течение одного года, поскольку законодательством не установлены иные сроки. Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве" в ст. 14 установил сроки предъявления к исполнению исполнительных документов. Как предусмотрено в ст. 7 этого Закона, исполнительными документами признаются исполнительные листы, выдаваемые судами на основании указанных решений. Решения Международного коммерческого арбитража и иных третейских судов к ним не относятся. В силу подп. 2 п. 1 ст. 14 названного Федерального закона исполнительные листы, выдаваемые судами на основании решений Международного коммерческого арбитража и иных третейских судов, могут быть предъявлены к исполнению в течение шести месяцев. В соответствии с подп. 1 п. 2 ст. 14 этого же Закона срок исчисляется со дня вступления в законную силу судебного акта, а согласно ст. 1 судебными актами признаются судебные акты судов общей юрисдикции и арбитражных судов, а не акты Международного коммерческого арбитража, как ошибочно полагал суд. Следовательно, шестимесячный срок, в течение которого может быть предъявлен исполнительный лист, выдаваемый судом на основании решения Международного коммерческого арбитража, исчисляется со дня вступления в законную силу определения суда, разрешающего исполнение. Определение N 45-Г01-25 2. Определение судьи областного суда об оставлении заявления гражданина без движения в связи с неуплатой заявителем государственной пошлины признано незаконным. Т. обратился в районный суд с заявлением о признании недействительным постановления главы администрации области. В порядке ст. 122 ГПК РСФСР судья направил дело в областной суд по подсудности. Определением судьи областного суда заявление Т. оставлено без движения в связи с неуплатой им государственной пошлины. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила определение судьи областного суда и направила дело в областной суд для рассмотрения, указав следующее. В соответствии со ст. 130 главы 12 ГПК РСФСР вопрос об оставлении заявления, не отвечающего требованиям ст.ст. 126 и 127 ГПК РСФСР, без движения разрешается в стадии его принятия к производству суда. Как видно из материалов дела, судья районного суда заявление о признании правового акта недействительным, поданное Т., принял к производству. В порядке ст. 122 ГПК РСФСР он передал дело в областной суд. Учитывая, что нормы главы 14 ГПК РСФСР не допускают оставления дела в стадии его подготовки к судебному разбирательству без движения по основаниям ст. 130 ГПК РСФСР, определение судьи нельзя признать правильным. Определение N 25-Г01-13 3. Отказ судьи в принятии заявления о пересмотре определения по вновь открывшимся обстоятельствам признан неправильным. Г. обратился в областной суд с заявлением о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам определения областного суда от 18 сентября 2001 г., которым прекращено кассационное производство по его частной жалобе на определение районного суда от 31 мая 2001 г. Судья областного суда 2 ноября 2001 г. отказал в принятии указанного заявления в связи с тем, что оно согласно п. 1 ч. 2 ст. 129 ГПК РСФСР не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, рассмотрев дело по частной жалобе Г., определение судьи областного суда от 2 ноября 2001 г. отменила, дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям. Отказывая Г. в принятии указанного заявления, судья исходил из того, что определением областного суда от 18 сентября 2001 г. прекращено кассационное производство по делу, т. е. по существу дело кассационной инстанцией не рассматривалось и обжалованное определение районного суда не изменялось. В связи с этим заявление Г. о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам определения областного суда от 18 сентября 2001 г. не подлежит рассмотрению по правилам главы 37 ГПК РСФСР и в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 129 ГПК РСФСР гражданину следует отказать в принятии этого заявления. С таким выводом согласиться нельзя, так как он противоречит нормам главы 37 ГПК РСФСР о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам решений, определений и постановлений, вступивших в законную силу. Право Г. как лица, участвовавшего в деле, на подачу заявления о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам определения кассационной инстанции, которым по его частной жалобе было прекращено кассационное производство по делу, закреплено в ст. 334 ГПК РСФСР, и в таком порядке могут быть пересмотрены определения кассационной инстанции, в том числе и те, которыми прекращено производство по делу или оставлено заявление без рассмотрения. Поэтому ссылка в определении на п. 1 ч. 2 ст. 129 ГПК РСФСР, в соответствии с которым указанное заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, является несостоятельной. Определение N 47-Г02-2 4. В силу принципа разделения властей суд не может обязать законодательный орган субъекта Российской Федерации изменить, дополнить, принять или привести какой-либо закон в соответствие с другим нормативным актом, имеющим большую юридическую силу. Как установлено в ст. 10 Конституции Российской Федерации, государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны. По смыслу приведенной правовой нормы органы законодательной и судебной власти не могут вмешиваться в компетенцию друг друга, поэтому суд не может обязать законодательный орган субъекта Российской Федерации изменить, дополнить, принять или привести какой-либо закон в соответствие с другим, имеющим большую юридическую силу, нормативным актом. Суд лишь вправе согласно ч. 4 ст. 27 Федерального закона от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" проверить по жалобе заинтересованных лиц соответствие законов субъекта Российской Федерации федеральному законодательству. Определение N 82-Г01-9 5. При вынесении решения о восстановлении на работе орган, рассматривающий трудовой спор, одновременно принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула. П. обратилась в суд с иском к предприятию о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда. Решением городского суда, оставленным без изменения судебной коллегией по гражданским делам областного суда, в удовлетворении заявленных требований отказано. Президиум областного суда вышеназванные судебные постановления в части отказа в иске о восстановлении на работе отменил и дело в этой части направил на новое рассмотрение. При новом рассмотрении дела городским судом П. восстановлена на работе, однако в удовлетворении требований о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда ей отказано по тем основаниям, что решение городского суда в части отказа в удовлетворении этих требований отменено не было. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила судебные постановления в части отказа в удовлетворении упомянутых требований П. и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав следующее. Отменяя решение городского суда только в части отказа в иске о восстановлении на работе, президиум областного суда лишил городской суд возможности при новом разрешении спора рассмотреть вопрос о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, поскольку по данному требованию уже состоялось решение городского суда, которым спор был разрешен по существу, и оно вступило в законную силу. Таким образом, нерассмотрение упомянутого вопроса противоречит ст. 213 КЗоТ РФ, устанавливающей, что при вынесении решения о восстановлении на работе орган, рассматривающий трудовой спор, одновременно принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула Определение 2-В01-9 6. Согласно ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. Гражданин обратился в областной суд с заявлением о признании не действующим и не подлежащим применению закона субъекта Российской Федерации и взыскании компенсации морального вреда. Областной суд, признав положения этого закона противоречащими федеральному законодательству, отказал гражданину в части взыскания компенсации морального вреда, указав следующее. Статья 1099 ГК РФ, устанавливающая общие положения компенсации морального вреда, при определении оснований и размера такой компенсации отсылает к правилам главы 59 и ст. 151 ГК РФ. Согласно ст. 151 ГК РФ компенсация морального вреда предусмотрена в случае, если нарушены личные неимущественные права либо совершены действия, посягающие на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом. В обоснование своих требований о компенсации морального вреда по данному делу заявитель сослался на то, что в связи с изданием обжалуемого нормативного акта его предпринимательская деятельность была приостановлена и он не получил предполагаемого дохода, т. е. нарушены его имущественные права. Поскольку ст. 151 Кодекса не предусматривает компенсации морального вреда при нарушении имущественных прав граждан, в рассматриваемом случае она не может применяться. Действующее же законодательство не устанавливает взыскания компенсации морального вреда при нарушении прав граждан принятием нормативного акта, противоречащего федеральному законодательству. Определение N 6-Г02-1 7. Деликтное обязательство представляет собой обязанность лица, причинившего вред личности или имуществу гражданина, возместить его в полном объеме и соответственно право потерпевшего лица требовать такое возмещение. Прокурор обратился в суд с исковыми требованиями в интересах несовершеннолетней Т. о возмещении вреда в связи со смертью кормильца. Решением суда сумма в возмещение вреда взыскана со дня рассмотрения дела в суде. Дело неоднократно рассматривалось судебными инстанциями. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила вынесенные по делу судебные постановления в связи с неправильным применением судами норм материального права и направила дело на новое рассмотрение, указав следующее. В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 1088 ГК РФ в случае смерти потерпевшего (кормильца) право на возмещение вреда имеют нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего или имевшие ко дню смерти право на получение от него содержания. Таким образом, условием признания права на возмещение вреда в случае смерти кормильца является иждивенство детей, которое предполагается и не требует доказательств. Следовательно, Т. как несовершеннолетняя дочь приобретает право на возмещение вреда со дня смерти матери (кормильца). Взыскивая сумму в возмещение вреда со дня вынесения решения, суд нарушил право Т. на полное возмещение вреда, предусмотренное действующим законодательством, что явилось основанием к отмене судебных постановлений. Определение N 74-В01пр-17 8. Единовременное денежное вознаграждение входит в денежное довольствие военнослужащих, на которое должен начисляться районный коэффициент и процентная надбавка за службу в отдаленной местности. Районный коэффициент на ежемесячную пенсионную надбавку не начисляется, поскольку пенсия военнослужащим рассчитывается уже с его применением. Североморский гарнизонный военный суд, разъясняя свое решение, которым удовлетворена жалоба Н. на действия командира войсковой части и начальника финансово-экономической службы, связанные с отказом в перерасчете денежного довольствия в соответствии с Федеральным законом от 31 декабря 1999 г. N 229-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в ст.ст. 11 и 13 Федерального закона "О статусе военнослужащих", указал, что в денежное довольствие военнослужащих, на которое следует начислять районный коэффициент и выплачивать к нему процентные надбавки за службу в отдаленной местности, не включается единовременное денежное вознаграждение за добросовестное выполнение должностных обязанностей по итогам календарного года, а также ежемесячная пенсионная надбавка, предусмотренная в п. 8 ст. 13 Федерального закона "О статусе военнослужащих". Определение гарнизонного суда о разъяснении решения оставлено без изменения Северным флотским военным судом. Президиум Северного флотского военного суда указанные судебные решения в части отказа в перерасчете ежемесячной пенсионной надбавки отменил и принял решение о включении ее в денежное довольствие, на которое следует применять районный коэффициент и процентную надбавку. Военная коллегия Верховного Суда РФ, рассмотрев материалы дела по протесту ее председателя, постановление президиума флотского военного суда отменила, а определения флотского и гарнизонного военных судов изменила по следующим основаниям. Из п. 6 ст. 13 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" следует, что военнослужащим, проходящим военную службу по контракту в районах Крайнего Севера, приравненных к ним местностях и других местностях с неблагоприятными климатическими или экологическими условиями, в том числе отдаленных, к их денежному довольствию устанавливаются коэффициенты (районные, за военную службу в высокогорных районах, за военную службу в пустынных и безводных местностях) и выплачиваются процентные надбавки к денежному довольствию в размерах и порядке, которые установлены федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации для граждан, работающих и проживающих в указанных местностях. В силу ст. 12 Закона денежное довольствие военнослужащих состоит из месячного оклада в соответствии с занимаемой воинской должностью, месячного оклада в соответствии с присвоенным воинским званием, месячных и иных дополнительных выплат. В п. 1 ст. 13 Федерального закона "О статусе военнослужащих" в качестве одной из дополнительных выплат, которые согласно ст. 12 этого Закона включены в денежное довольствие, указано единовременное денежное вознаграждение за добросовестное выполнение должностных обязанностей по итогам календарного года. Следовательно, названная дополнительная выплата входит в денежное довольствие военнослужащих, на которое должен начисляться районный коэффициент и процентная надбавка. Именно такое толкование этой нормы материального права в полной мере соответствует п. 6 ст. 13 Федерального закона "О статусе военнослужащих". Что касается ежемесячной пенсионной надбавки, установленной в п. 8 ст. 13 Федерального закона "О статусе военнослужащих", то повышающий районный коэффициент к ней не применяется, поскольку пенсия военнослужащим, с которой рассчитывается пенсионная надбавка, начисляется уже с учетом данного коэффициента, а действующее законодательство не предусматривает двойного начисления районного коэффициента. Определение Военной коллегии N 2н-135/2001 9. Заболевшему в период нахождения в основном отпуске военнослужащему отпуск подлежит продлению на число дней нахождения на лечении. По приказу командира войсковой части Ч. был предоставлен очередной отпуск, этим же приказом она уволена с военной службы в запас по ч. 1 ст. 48 действовавшего в то время Закона Российской Федерации от 11 февраля 1993 г. N 4455-I "О воинской обязанности и военной службе"* - по достижении предельного возраста пребывания на военной службе и исключена из списков части. Считая данный приказ незаконным, Ч. обратилась в военный суд гарнизона с жалобой, в которой просила восстановить ее на военной службе в прежней должности, продлить очередной отпуск на время болезни и устранить нарушения, допущенные при увольнении. Решением военного суда Калининградского гарнизона, оставленным без изменения военным судом Балтийского флота, в удовлетворении жалобы отказано. Как следует из судебных решений, на момент исключения из списков части Ч. была удовлетворена всеми видами довольствия, а продлевать отпуск в связи с болезнью в соответствии со ст. 41 Временного положения о прохождении военной службы на должностях солдат, матросов, сержантов и старшин по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации 1993 года (далее - Временное положение) командир части права не имел. Главный военный прокурор в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений и вынесении нового решения об удовлетворении жалобы Ч., в обоснование чего приведены следующие доводы. Согласно законодательству к исполнению обязанностей военной службы относится время нахождения военнослужащего на лечении. Таким образом, в период пребывания в госпитале Ч. исполняла обязанности военной службы и исключению из списков личного состава части не подлежала. Временное положение, на которое ссылался суд, утратило свою силу, так как было отменено директивой Министра обороны Российской Федерации от 26 октября 1996 г. N 315 К/1/3140, которой введено в действие новое Временное положение о прохождении военной службы по контракту на должностях солдат, матросов, сержантов и старшин в Вооруженных Силах Российской Федерации. В этом акте предусмотрено в соответствии с действующим законодательством продление основного отпуска заболевшим военнослужащим на число дней нахождения на лечении без каких-либо ограничений. Изучив материалы дела и доводы, изложенные в протесте, Военная коллегия Верховного Суда РФ в части, касающейся продления заявителю отпуска за 1996 год на время болезни, судебные решения отменила и приняла новое - о частичном удовлетворении жалобы и, признав действия ответчика, связанные с исключением заявителя из списков личного состава войсковой части с 1 января 1997 г., незаконными, обязала командира изменить приказ: продлить Ч. срок отпуска за 1996 г. на количество дней болезни и обеспечить ее за указанный период всеми видами положенного довольствия. Определение Военной коллегии N 4н-27/1998 ____________ * Утратил силу в связи с принятием Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе". Ответы на вопросы Вопрос: Судебный орган какого государства - участника Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, подписанной 22 января 1993 г. в г. Минске государствами - членами Содружества Независимых Государств (далее - Конвенция), правомочен рассматривать дела о расторжении брака, если супруги являются гражданами одного государства, но проживают на территории разных государств? Ответ: Общие положения, касающиеся определения компетенции судебных учреждений по рассмотрению семейных дел, указаны в ст. 20 Конвенции, п. 1 которой гласит: "Если в частях II - V настоящего раздела ("Правовые отношения по гражданским и семейным делам") не установлено иное, иски к лицам, имеющим место жительства на территории одной из Договаривающихся Сторон, предъявляются независимо от их гражданства в суды этой Договаривающейся Стороны". В п. 1 ст. 29 Конвенции определена компетенция учреждений государств - участников Конвенции применительно к делам о расторжении брака между супругами, являющимися гражданами одного государства. Названная коллизионная норма использует два критерия определения юрисдикции: гражданство супругов и место их проживания. Причем положение первое приведенной нормы определяет компетенцию судебных учреждений на предмет рассмотрения дела о расторжении брака исключительно на основе принципа гражданства супругов. Что же касается места проживания супругов, являющихся гражданами одного государства, то в этом случае применение норм Конвенции исключается, а компетенция судебного учреждения определяется исключительно на основе норм национального законодательства государства их проживания. Таким образом, норма п. 1 ст. 29 Конвенции предоставляет супругам, имеющим гражданство одного государства и проживающим на территории другого государства, право выбора обращения в судебные учреждения государства, гражданами которого они являются, либо государства, на территории которого они проживают. Однако, определяя указанным образом компетенцию судебных учреждений государств - участников по рассмотрению дел о расторжении брака между супругами, проживающими на территории разных государств, Конвенция не исключает применение установленного ею общего правила о подсудности иска судебному учреждению государства по месту жительства супруга - ответчика (п. 1 ст. 20 Конвенции). Следовательно, когда супруги, являющиеся гражданами одного государства, проживают на территории разных государств, компетентны рассмотреть этот вопрос также судебные учреждения государств по месту проживания граждан. Вопрос: Какому звену судебной системы (районному или областному) подсудно дело по иску сотрудника внутренних войск, проходившего службу на территории Чеченской Республики, к управлению внутренних дел (УВД) о взыскании компенсационных выплат за участие в боевых действиях в связи с тем, что некоторые письменные доказательства, предоставляемые сторонами в обоснование своих требований и возражений, имеют гриф секретности? Кто является надлежащим ответчиком по делам данной категории: УВД, где истец проходил службу, или казна, исходя из того, что выплата таких компенсаций является обязанностью государства? Ответ: В соответствии с п. 1 ст. 115 ГПК РСФСР гражданские дела, связанные с государственной тайной, подсудны верховному суду республики, краевому, областному суду, суду города федерального значения, суду автономной области и суду автономного округа. Вместе с тем в ст. 7 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 г. N 5485-I "О государственной тайне" (в ред. от 6 октября 1997 г.) есть норма о том, что сведения о привилегиях, компенсациях и льготах, предоставляемых государством гражданам, должностным лицам, предприятиям, учреждениям и организациям, не подлежат отнесению к государственной тайне и засекречиванию. Поскольку в рассматриваемом случае спор касается компенсаций за участие в боевых действиях, а такие сведения на основании приведенной выше нормы не могут относиться к сведениям, содержащим государственную тайну, и, следовательно, не подлежат засекречиванию, указанные дела подсудны судам районного звена судебной системы. Что же касается надлежащего ответчика по делам данной категории, то, поскольку правоотношения по выплате денежных средств за участие в боевых действиях являются отношениями, возникающими в связи с прохождением военной службы, ответчиком должен выступать тот орган, в котором истец проходит службу. Вопрос: Правомерны ли требования гражданина о выдаче свидетельства о праве на наследство, если Федеральный закон от 14 мая 2001 г. N 51-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в статью 532 Гражданского кодекса РСФСР", которым был расширен круг наследников по закону, был принят после смерти наследодателя (до истечения шестимесячного срока, предусмотренного ст. 546 ГК РСФСР)? Ответ: Федеральным законом "О внесении изменений и дополнений в статью 532 Гражданского кодекса РСФСР" расширен круг наследников по закону. Согласно п. 1 ст. 4 ГК РФ акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие. Действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом. По общему правилу круг наследников и состав наследственного имущества определяются по закону, действовавшему на время открытия наследства. Оно не применяется, если иное специально предусмотрено законом. Так как вышеназванный Федеральный закон не содержит указания о его распространении на отношения, возникшие до введения его в действие, он не дает права перечисленным в нем гражданам вступать в наследство, которое открылось и круг наследников по которому был определен до вступления его в силу. Вопрос: Может ли лицо (племянник), не являющееся наследником на день смерти наследодателя (до принятия новой редакции ст. 532 ГК РСФСР, в силу которой племянники получили возможность наследовать имущество по закону), но являющееся таковым в соответствии со ст. 1143 ГК РФ, принять наследство при наличии условий, указанных в ч. 1 ст. 6 Федерального закона от 26 ноября 2001 г. N 147-ФЗ "О введении в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации"? Ответ: Согласно ч. 1 ст. 6 Федерального закона "О введении в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации" применительно к наследству, открывшемуся до введения в действие части третьей Кодекса, круг наследников по закону определяется в соответствии с правилами части третьей Кодекса, если срок принятия наследства не истек на день введения в действие части третьей Кодекса либо если указанный срок истек, но на день введения в действие части третьей Кодекса наследство не было принято никем из наследников, указанных в статьях 532 и 548 Гражданского кодекса РСФСР, свидетельство о праве на наследство не было выдано Российской Федерации, субъекту Российской Федерации или муниципальному образованию или наследственное имущество не перешло в их собственность по иным установленным законом основаниям. В этих случаях лица, которые не могли быть наследниками по закону в соответствии с правилами Гражданского кодекса РСФСР, но являются таковыми по правилам части третьей ГК РФ (ст.ст. 1142-1148), могут принять наследство в течение шести месяцев со дня введения в действие части третьей Кодекса. Таким образом, в случае, когда гражданин не мог стать наследником в соответствии с Гражданским кодексом РСФСР, срок для принятия наследства истек, а в силу ч. 3 ст. 1143 ГК РФ указанный гражданин (племянник) включен в круг наследников, он может вступить в наследство в течение шести месяцев со дня введения в действие части третьей ГК РФ, т. е. до 1 сентября 2002 г. Вопрос: Имеют ли право граждане, выехавшие после создания СНГ на постоянное место жительства за границу, на сохранение пенсии, которую им назначили в соответствии с законодательством СССР? Ответ: Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июня 1998 г. N 18-П "По делу о проверке конституционности положений статей 2, 5 и 6 Закона Российской Федерации от 2 июля 1993 года "О выплате пенсий гражданам, выезжающим на постоянное жительство за пределы Российской Федерации" в связи с жалобами граждан" признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации ст.ст. 2, 5 и 6 этого Закона в той мере, в какой ими допускается лишение пенсионеров права на получение назначенных им трудовых пенсий, если они выехали на постоянное жительство за границу до 1 июля 1993 г. либо после этой даты, но не проживали непосредственно перед выездом на территории Российской Федерации. Конституция Российской Федерации в ч. 1 ст. 39 гарантирует каждому социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом. Конституционное право на социальное обеспечение включает и право на получение пенсии в определенных законом случаях и размерах. Прекращение как начисления, так и выплаты трудовых пенсий гражданам, выехавшим на постоянное жительство за пределы Российской Федерации, на время их проживания за границей является ограничением права на социальное обеспечение, гарантированное названной статьей Конституции Российской Федерации. Кроме того, согласно п. 1 постановления Верховного Совета Российской Федерации от 11 февраля 1993 г. N 4461-I "О выплате пенсий, назначенных по нормам ранее действовавшего законодательства СССР, гражданам, выехавшим на постоянное место жительства за границу" Пенсионный фонд Российской Федерации осуществляет за счет средств фонда выплату пенсий, назначенных по нормам ранее действовавшего законодательства СССР, гражданам, получавшим эти пенсии на территории Российской Федерации и выехавшим на постоянное место жительства за границу. Таким образом, граждане, получавшие пенсии в соответствии с законодательством СССР и выехавшие после создания СНГ на постоянное место жительства за границу, имеют право на сохранение и получение ранее назначенной им пенсии. Вопрос: Правомерны ли требования граждан, обращающихся в суд с заявлением о выдаче судебного приказа на взыскание долга по векселю, о взыскании этим же приказом причитающихся пеней и штрафов? Ответ: Основания выдачи судебного приказа, а также его 1 содержание регулируются главой 11 ГПК РСФСР. 9 Согласно ст. 125 ГПК РСФСР в судебном приказе указывается, в частности, неустойка, если таковая причитается. 8 В соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 125 ГПК РСФСР судья отказывает в выдаче судебного приказа, если усматривается наличие спора о праве, который невозможно разрешить на основании представленных документов. Отказ в выдаче судебного приказа не препятствует возможности предъявления заявителем иска по тому же требованию в порядке 8 искового производства (ч. 5 ст. 125 ГПК РСФСР). Таким образом, при отсутствии спора о праве требования граждан, обращающихся в суд с заявлением о выдаче судебного приказа на взыскание долга по векселям, а также причитающихся пеней и штрафов, правомерны. Вопрос: Кто является надлежащим ответчиком по искам военнослужащих - преподавателей военных кафедр высших учебных заведений о взыскании задолженности по выплате ежемесячной процентной надбавки к должностному окладу (тарифной ставке) за работу со сведениями, составляющими государственную тайну? Возможно ли взыскание указанных сумм в случае, когда средства на их выплату не предусмотрены бюджетом на год? Ответ: Из нормы п. 1 ст. 12 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" (в ред. от 31 декабря 2001 г.) следует, что оклад месячного денежного содержания, а также иные выплаты составляют денежное довольствие военнослужащего. Согласно п. 3 постановления Правительства Российской Федерации от 14 ноября 1999 г. N 1255 "Об обучении граждан Российской Федерации по программам подготовки офицеров запаса на военных кафедрах при государственных, муниципальных или имеющих государственную аккредитацию по соответствующим направлениям подготовки (специальностям) негосударственных образовательных учреждениях высшего профессионального образования" обязанность по выплате денежного довольствия военнослужащим военных кафедр возложена на Министерство образования Российской Федерации и другие федеральные органы исполнительной власти, в ведении которых находятся государственные образовательные учреждения высшего профессионального образования. Таким образом, финансирование выплат сумм денежного довольствия военнослужащим - преподавателям военных кафедр осуществляет высшее учебное заведение за счет средств Министерства образования Российской Федерации. Выплата ежемесячной процентной надбавки к должностному окладу (тарифной ставке) за работу со сведениями, составляющими государственную тайну, предусмотрена постановлением Правительства Российской Федерации от 14 октября 1994 г. N 1161 "О порядке и условиях выплаты процентных надбавок к должностному окладу (тарифной ставке) должностных лиц и граждан, допущенных к государственной тайне" (в ред. от 28 мая 2001 г.). Однако источник финансирования этих надбавок Правительством не определен. Между тем указанная надбавка начисляется к денежному окладу, который является частью денежного довольствия, следовательно, взыскание задолженности по выплате надбавки за работу со сведениями, составляющими государственную тайну, должно осуществляться с тех учреждений, которые несут ответственность за невыплату денежного довольствия военнослужащим - преподавателям военных кафедр вузов. Что же касается вопроса о взыскании упомянутых средств в случае, если они не предусмотрены в годовом бюджете, то следует иметь в виду следующее. Согласно ст. 18 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием. Отсутствие бюджетного финансирования само по себе не может являться основанием для отказа в выплате гражданину сумм, которые ему положены в соответствии с действующим законодательством. Вопрос: С 1 января 2001 г. вступила в силу новая редакция ст. 3 Федерального закона от 1 июня 1995 г. N 86-ФЗ "О государственных долговых товарных обязательствах" (в ред. от 2 июня 2000 г.). В этой норме предусмотрено, что государственные долговые товарные обязательства в виде облигаций государственных целевых беспроцентных займов и целевых чеков на приобретение легковых автомобилей должны погашаться в соответствии с Государственной программой погашения в 2001-2004 гг., а также установлены очередность и условия погашения по видам заимствований. Такая программа была утверждена постановлением Правительства Российской Федерации от 27 декабря 2000 г. N 1006. После вступления в силу названной выше нормы возник вопрос о том, подлежат ли принудительному исполнению решения судов, вынесенные в соответствии с ее прежней редакцией, о компенсации владельцам целевых облигаций и чеков стоимости указанных в них легковых автомобилей, которые не были исполнены до 1 января 2001 г. Ответ: Исходя из п. 1 ст. 408 ГК РФ само по себе решение суда об удовлетворении требований о взыскании компенсации по целевому чеку или облигации на приобретение автомобиля не прекращает государственное долговое товарное обязательство. Лишь надлежащее исполнение решения может прекратить такое обязательство. А поскольку обязательство в рассматриваемом случае на 1 января 2001 г. не было прекращено, на него в полной мере распространяется действие новой редакции ст. 3 названного выше Закона, предусматривающей очередность и условия погашения государственных долговых товарных обязательств в зависимости от видов заимствований. Учитывая это, не исполненные до 1 января 2001 г. решения судов могут быть принудительно исполнены только при условии соблюдения положений, касающихся сроков и размера компенсаций по долговым товарным обязательствам, закрепленных в Государственной программе погашения государственного внутреннего долга Российской Федерации по государственным долговым товарным обязательствам. Поскольку судебный пристав-исполнитель лишен права самостоятельно решить вопрос о возможности принудительного исполнения решений с учетом изменений, внесенных в Федеральный закон "О государственных долговых товарных обязательствах", он по просьбе должника либо по своей инициативе вправе применительно к ст. 19 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве" и ст. 355 ГПК РСФСР обратиться в суд с заявлением о разъяснении, как и в какие сроки должно быть исполнено решение. В определении по результатам рассмотрения заявления пристава-исполнителя судом будут определены размер взыскания и сроки исполнения решения. (Обзор подготовлен отделом работы с законодательством Верховного Суда Российской Федерации и 24 апреля 2002 г. утвержден постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации) ____________