1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

4. Исключение из нормативного правового акта субъекта Российской Федерации положения о максимально возможном количестве сроков избрания на должность высшего должностного лица субъекта Российской Федерации признано незаконным (И з в л е ч е н и е) В ч. 2 ст. 92 Устава (Основного закона) Самарской области было предусмотрено, что губернатором Самарской области не может избираться одно и то же лицо более двух сроков подряд. Законом Самарской области от 28 июня 2002 г. N 40-ГД "О внесении изменений в Устав (Основной закон) Самарской области, Закон Самарской области "О Самарской Губернской Думе" ч. 2 ст. 92 из Устава Самарской области была исключена. Гражданин Б. и другие, Общественное политическое объединение избирателей "За социальную справедливость", Самарское областное отделение "Народно-патриотический союз России" обратились в суд с жалобами о признании названного Закона Самарской области от 28 июня 2002 г. N 40-ГД недействующим и не подлежащим применению, ссылаясь на несоответствие его федеральному законодательству, нарушение процедуры его принятия. Решением Самарского областного суда от 21 октября 2002 г. жалоба оставлена без удовлетворения. В кассационной жалобе заявителей ставился вопрос об отмене решения как вынесенного с нарушением норм материального права. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 27 декабря 2002 г. жалобу удовлетворила по следующим основаниям. Оставляя требования заявителей без удовлетворения, суд сослался на то, что в силу ст. 162 Устава Самарской области не требуется вынесения проекта закона Самарской области о внесении изменений в Устав на открытое обсуждение, если изменения и дополнения вносятся для приведения Устава в соответствие с федеральным законодательством, а именно такую цель, по мнению суда, преследовал законодатель, принимая Закон области от 28 июня 2002 г. Этот вывод суда не обоснован, поскольку в результате принятия названного Закона нормы Устава Самарской области в соответствие с федеральным законодательством не приведены. Судом установлено, что ч. 2 ст. 92 была включена в Устав Самарской области Законом Самарской области от 27 июня 2000 г. N 25-ГД на основании нормы п. 5 ст. 18 Федерального закона от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", согласно которой высшее должностное лицо субъекта Российской Федерации не может избираться на данную должность более двух сроков подряд. Федеральным законом от 8 февраля 2001 г. N 3-ФЗ Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" был дополнен ст. 30.1, предусматривающей, что положения п. 5 ст. 18 настоящего Федерального закона применяются без учета начавшегося до вступления в силу данного Федерального закона срока, на который избиралось лицо, замещавшее на день вступления в силу этого Федерального закона должность высшего должностного лица субъекта Российской Федерации. Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 9 июля 2002 г. N 12-П "По делу о проверке конституционности положений пункта 5 статьи 18 и статьи 30.1 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", статьи 108 Конституции Республики Татарстан, статьи 67 Конституции (Основного закона) Республики Саха (Якутия) и части третьей статьи 3 Закона Республики Саха (Якутия) "О выборах Президента Республики Саха (Якутия)" указал, что субъекты Российской Федерации, которые в порядке опережающего правового регулирования предусмотрели в своих конституциях и уставах ограничение количества сроков избрания на должность высшего должностного лица субъекта Российской Федерации, вправе самостоятельно решить вопрос о том, как следует исчислять эти сроки - продолжается ли исчисление, ранее установленное субъектом Российской Федерации, либо оно начинается после вступления в силу Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации". При этом Конституционный Суд Российской Федерации отметил, что введение в действие с 19 октября 1999 г. федерального регулирования по вопросу о максимальном числе сроков избрания одного и того же лица на должность высшего должностного лица субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) предполагает, что, приводя свое законодательство (в том числе конституции и уставы) в соответствие с требованиями названного Федерального закона, субъекты Российской Федерации, которые в условиях отсутствия федерального закона такие ограничения установили в опережающем порядке, вправе - на основании чч. 2 и 3 ст. 5, пп. "а", "н" ч. 1 ст. 72, чч. 2 и 5 ст. 76 и ч. 1 ст. 77 Конституции Российской Федерации и исходя из того, что положения п. 5 ст. 18 и ст. 30.1 не могут иметь обратной силы, - самостоятельно установить порядок (способ) достижения такого соответствия и определить, продолжается ли установленное ими исчисление числа сроков или оно осуществляется начиная с момента вступления в силу Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации". Суд правильно в решении указал, что в качестве одного из вариантов приведения Устава в соответствие с Федеральным законом "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" Конституционный Суд Российской Федерации рассматривает установление возможного количества сроков занятия должности высшего должностного лица субъекта Российской Федерации в соответствии со ст. 30.1 названного Федерального закона. Однако вывод о том, что оспариваемая норма областного Закона не противоречит содержанию п. 5 ст. 18 и ст. 30.1 Федерального закона, основан на неправильном толковании норм материального права. Федеральный законодатель, исходя из основ конституционного строя России как федеративного государства, ввел единообразие в регулировании вопроса о максимальном числе сроков пребывания одного и того же лица в должности высшего должностного лица субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации). При этом в целях преодоления возникшей в правоприменительной практике неопределенности относительно действия общего принципа, закрепленного в указанной норме, во времени и по кругу лиц Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" был дополнен ст. 30.1, согласно которой положение п. 5 ст. 18 применяется без учета начавшегося до вступления в силу данного Федерального закона срока, на который избиралось лицо, замещавшее на день его вступления в силу должность высшего должностного лица субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации). Такое регулирование направлено на обеспечение равного статуса высших должностных лиц субъектов Российской Федерации (руководителей высших исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации) и одинаковых для всех субъектов Российской Федерации условий и порядка замещения одним и тем же лицом соответствующей должности и согласуется с конституционным принципом равноправия субъектов Российской Федерации, в том числе во взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти. Оспариваемым заявителями Законом Самарской области из Устава Самарской области была исключена полностью ч. 2 ст. 92, соответствовавшая п. 5 ст. 18 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации". Данный факт не может рассматриваться иначе, как нарушение местным законодателем принципа обеспечения равного статуса высших должностных лиц субъектов Российской Федерации и одинаковых для всех субъектов Российской Федерации условий и порядка замещения одним и тем же лицом соответствующей должности, закрепленного в названном Федеральном законе. Довод в решении о том, что исключение из Устава положения о максимально возможном количестве сроков избрания на должность губернатора Самарской области, как и включение в Устав дополнительного положения о том, что количество сроков исчисляется с учетом ст. 30.1 упомянутого Федерального закона, приводит к достижению одинакового с юридической точки зрения результата, правильным быть признан не может. Отсутствие в Уставе Самарской области нормы об ограничении возможного количества сроков избрания на должность губернатора Самарской области не только порождает неопределенность в этом вопросе, но не может не рассматриваться как явное противоречие между нормами федерального и областного законодательства, тем более, что такая норма ранее в Устав Самарской области была включена и действовала. Законодатель области обязан был привести нормы Устава в соответствие с федеральным законодательством таким образом, чтобы не возникало неясности в данном вопросе. В результате же принятия оспариваемого Закона такая неопределенность в отношении губернатора Самарской области устранена не была, а содержание ст. 92 Устава без нормы об ограничении возможности избрания губернатора Самарской области на должность не более двух сроков подряд противоречит содержанию п. 5 ст. 18 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации". Нельзя признать правильным и вывод суда о том, что Закон области от 28 июня 2002 г. не создает препятствий для осуществления прав и свобод и не возлагает незаконно каких-либо обязанностей, равно как не лишает заявителей избирательных прав в общеюридическом понимании данного института. Часть 2 ст. 92 Устава Самарской области введена на основании норм федерального законодательства как гарантия избирательных прав граждан (в частности, для воспрепятствования чрезмерной концентрации власти в руках губернатора Самарской области), а исключение ее из Устава эту гарантию отменило. Ограничение в виде запрета на замещение соответствующей должности более двух раз подряд направлено на уменьшение влияния негативных факторов функционирования единоначальной выборной власти и является гарантией права на участие граждан в управлении делами государства. При рассмотрении дела суд первой инстанции допустил неправильное толкование и применение норм материального права. В связи с этим Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ вынесла по делу новое решение об удовлетворении требований заявителей. _____________