1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

9. Признан незаконным абз. 1 подп. 10.1 Положения о лицензировании деятельности по ведению реестра владельцев именных ценных бумаг, утвержденного постановлением Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг (ФКЦБ России) от 19 июня 1998 г. N 24 (Извлечение из решения Судебной коллегии Верховного Суда РФ) П. и Н. обратились в Верховный Суд РФ с жалобой, в которой просили признать недействительными п. 8 и абз. 1 подп. 10.1 Положения о лицензировании деятельности по ведению реестра владельцев именных ценных бумаг (утвержденного постановлением ФКЦБ России от 19 июня 1998 г. N 24). Как указали заявители, названные нормы Положения противоречат Федеральному закону "О рынке ценных бумаг" и нарушают их права и охраняемые законом интересы, так как при приобретении в общую долевую собственность акций акционерного общества и при совершении сделки с ценными бумагами они должны будут уплатить регистратору сумму вознаграждения большую, чем предусмотрено законом. Судебная коллегия Верховного Суда РФ, рассмотрев дело по первой инстанции, 9 сентября 2002 г. жалобу удовлетворила частично по следующим основаниям. Согласно ст. 13 ГК РФ ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативный акт, не соответствующие закону или иным правовым актам и нарушающие гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, могут быть признаны судом недействительными. Деятельность по ведению реестра владельцев ценных бумаг в силу ст. 39 Федерального закона от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг" осуществляется на основании специального разрешения - лицензии. В соответствии со ст.ст. 42 и 44 этого Закона Федеральная комиссия по рынку ценных бумаг утвердила Положение о лицензировании деятельности по ведению реестра владельцев именных ценных бумаг. В силу п. 8 Положения профессиональные участники, осуществляющие деятельность по ведению реестра владельцев именных ценных бумаг, вправе самостоятельно, но в размере, не превышающем сумм, предусмотренных в п. 10 настоящего Положения, устанавливать плату: за внесение записей в систему ведения реестра о передаче ценных бумаг; за изменение и дополнение данных, содержащихся в системе ведения реестра о зарегистрированном лице (в том числе за внесение записей об обременении именных ценных бумаг, об изменении реквизитов зарегистрированного лица), за исключением информации о передаче ценных бумаг; за предоставление выписки из системы ведения реестра. Из объяснений представителя ФКЦБ России в суде следует, что в приведенном пункте Положения определено, за какие виды услуг держатель реестра устанавливает плату. Как пояснил суду заявитель Н., они не оспаривают правомерность взимания платы за услуги реестродержателя, но п. 8 Положения носит бланкетный (отсылочный) характер. В ст. 8 Федерального закона "О рынке ценных бумаг" предусмотрено право держателя реестра на оплату услуг при осуществлении деятельности по ведению реестра владельцев ценных бумаг, которая заключается во внесении записей в систему ведения реестра по передаче ценных бумаг, в изменении и дополнении данных, содержащихся в системе ведения реестра, в предоставлении выписки из системы ведения реестра. С учетом изложенного суд считает, что нормы п. 8 Положения не противоречат действующему законодательству и не нарушают прав и охраняемых законом интересов заявителей. Согласно абз. 1 подп. 10.1 Положения за внесение записей в систему ведения реестра о передаче ценных бумаг в результате их купли-продажи или любого иного перехода прав собственности на ценные бумаги, в том числе на имя номинального держателя, за одно распоряжение с каждой из сторон по сделке регистратор вправе взимать плату в размере 1 (один) рубль с каждой тысячи рублей цены сделки, согласно соответствующему передаточному распоряжению, при этом суммарный максимальный размер оплаты не должен превышать 50 минимальных размеров оплаты труда, независимо от цены сделки. Последнее ограничение не распространяется на размер оплаты услуг регистратора только в случае наличия у регистратора заключенного договора страхования ответственности по возмещению имущественного вреда третьим лицам в результате осуществления им деятельности в качестве регистратора. По мнению суда, доводы жалобы о незаконности оспариваемого нормативного акта являются обоснованными. В абз. 1 подп. 10.1 Положения предусмотрен расчет суммы вознаграждения реестродержателя, и зависит она не от количества передаточных распоряжений, а от объема сделки: в размере 1 (один) рубль с каждой тысячи рублей цены сделки, согласно соответствующему передаточному распоряжению, при этом суммарный максимальный размер оплаты не должен превышать 50 минимальных размеров оплаты труда, независимо от цены сделки. Между тем в силу п. 3 ст. 8 Федерального закона "О рынке ценных бумаг" держатель реестра имеет право взимать со сторон по сделке плату, соответствующую количеству распоряжений о передаче ценных бумаг и одинаковую для всех юридических и физических лиц. Держатель реестра не вправе взимать со стороны по сделке плату в виде процента от объема сделки. Установление в оспариваемом нормативном правовом акте максимального размера оплаты услуг держателя реестра не может служить основанием к отказу в удовлетворении заявленных требований. Из объяснений заинтересованных лиц в судебном заседании следует, что Федеральной комиссией по рынку ценных бумаг определен максимальный размер оплаты услуг регистратора, который не заключил договор страхования ответственности по возмещению имущественного вреда третьим лицам в результате осуществления своей профессиональной деятельности. При отсутствии такого договора правило о максимальном размере оплаты услуг регистратора не применяется и плата взимается в виде процента от объема сделки, что запрещено законом. Тем самым нарушаются имущественные права заявителей. Судебная коллегия Верховного Суда РФ жалобу П. и Н. удовлетворила частично: признала незаконным и недействующим со дня вступления решения суда в законную силу абз. 1 подп. 10.1 Положения о лицензировании деятельности по ведению реестра владельцев именных ценных бумаг, утвержденного постановлением ФКЦБ России от 19 июня 1998 г. N 24, в остальной части заявленные требования оставила без удовлетворения. Кассационная коллегия Верховного Суда РФ 31 октября 2002 г. решение оставила без изменения. ______________