1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЗА I КВАРТАЛ 2003 ГОДА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ Вопросы квалификации 1. Действия лица при завладении имуществом, не применявшего к потерпевшему насилия, опасного для его жизни или здоровья, и не угрожавшего таким насилием, переквалифицированы с разбоя на грабеж. По приговору суда Назаров осужден по пп. "а", "б" ч. 3 ст. 161 УК РФ и пп. "а", "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ. Назаров признан виновным в совершении разбойного нападения в целях хищения чужого имущества, организованной группой, в крупном размере. Кроме того, он признан виновным в грабеже. Согласно приговору Назаров совместно с другими соучастниками проник в квартиру С. Там после нанесения Якимовым удара С. кулаком по лицу, от которого тот упал, Назаров и другие соучастники избили лежавшего на полу потерпевшего руками и ногами, в результате чего у последнего образовались повреждения, не причинившие вреда здоровью. Затем Якимов переместил потерпевшего С. в ванную комнату и стал душить. Назаров и другие соучастники в это время потребовали у находившейся в квартире П. указать местонахождение денег и ценных вещей. Затем Назаров остался ее сторожить, а другие осужденные, обыскав квартиру, похитили 10 200 долларов США и другое имущество и с места происшествия скрылись. Кассационная инстанция изменила приговор, исключила осуждение Назарова по п. "а" ч. 3 ст. 161 и п. "а" ч. 3 ст. 162 УК РФ (грабеж и разбой, совершенные организованной группой). Президиум Верховного Суда РФ переквалифицировал действия Назарова по эпизоду хищения из квартиры С. с п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ (разбой в целях завладения имуществом в крупном размере) на п. "б" ч. 3 ст. 161 УК РФ (грабеж, совершенный в крупном размере), указав следующее. Органы следствия, предъявляя обвинение Назарову по п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ, указали, что Назаров с другими лицами принял участие в избиении С. руками и ногами после того, как его ударил Якимов кулаком в лицо. В результате у потерпевшего образовались ушибы головы, гематомы мягких тканей лица, поясничной области, т. е. повреждения, не причинившие вреда здоровью. После этого Якимов насильственно поместил С. в ванную комнату и, угрожая применить к нему насилие, опасное для жизни и здоровья, стал душить цепью, фиксирующей сливную пробку в ванной, использовав ее в качестве оружия. Таким образом, органы следствия определили, что угроза насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, исходила от Якимова. Указание суда на то, что Назаров, избивая С., подверг опасности его жизнь и здоровье, сделано в нарушение требований ч. 3 ст. 254 УПК РСФСР, не допускающей ухудшения положения обвиняемого. Согласно ч. 2 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Однако судом не установлено, что Назаров знал о применении Якимовым цепочки от сливной пробки в процессе нападения, а также что сам Назаров применял к потерпевшему насилие, опасное для жизни и здоровья, либо угрожал С. применением такого насилия. Постановление N 128п02 по делу Назарова 2. Если виновный при отсутствии единого умысла в разное время совершил два убийства, за первое из которых он не был судим, содеянное в целом должно квалифицироваться по п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а квалификация его действий еще и по ч. 1 ст. 105 УК РФ является излишней. Установлено, что, находясь в нетрезвом состоянии и поссорившись с М., Андреев взял со стола кухонный нож и нанес им удар в грудь М. От сквозного ранения сердца потерпевший скончался. Затем Андреев во дворе дома подбежал к Т. и сначала ногами, а затем палкой и кирпичом нанес ему несколько ударов по голове и другим частям тела. От полученной черепно-мозговой травмы Т. скончался. По приговору суда Андреев осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ и пп. "и", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор изменила, исключив указание об осуждении Андреева по п. "и" ч. 2 ст. 105 УК РФ. В надзорном представлении заместитель Генерального прокурора РФ поставил вопрос о пересмотре судебных решений, так как квалификация действий Андреева по ч. 1 ст. 105 УК РФ излишняя. Президиум Верховного Суда РФ удовлетворил надзорное представление, указав следующее. Вина Андреева в убийстве, т. е. в умышленном причинении смерти М. и Т. установлена, и его действия по п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицированы правильно. В соответствии со ст. 16 УК РФ, определяющей понятие неоднократности преступлений, по п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицируются действия виновного, совершившего два или более убийства при отсутствии единого умысла (что имело место по настоящему делу), как правило, в разное время. Убийство признается совершенным неоднократно, если ему предшествовало совершение преступлений, предусмотренных ст. 105 УК РФ и (или) ст.ст. 103, 102 УК РСФСР. При этом для квалификации содеянного как убийства, совершенного неоднократно, не имеет значения, был ли виновный осужден за первое преступление, совершил ли он ранее оконченное преступление либо покушение на убийство, являлся ли он исполнителем или иным соучастником этого преступления. При таких обстоятельствах квалифицировать действия Андреева еще и по ч. 1 ст. 105 УК РФ оснований не имелось, в связи с чем указание об осуждении его по данной статье Уголовного кодекса Российской Федерации исключено из судебных решений. Постановление N 78п2003пр по делу Андреева 3. Квалифицирующий признак, предусмотренный п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство лица, находящегося в беспомощном состоянии), вменен осужденному необоснованно. Хайруллин был осужден по пп. "в", "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ. В приговоре указано, что в ходе возникшей ссоры Хайруллин стал наносить потерпевшему, заведомо для него находившемуся в беспомощном состоянии в силу слабого физического развития и сильного алкогольного опьянения, множественные удары ногами, обутыми в зимние сапоги, в различные части тела, в том числе в жизненно важные: голову, шею, грудную клетку, живот. Свои действия осужденный не прекращал и после вмешательства Г., пытавшегося успокоить его, при этом прыгнул на грудь лежащего потерпевшего обеими ногами. От полученных телесных повреждений потерпевший скончался на месте совершения преступления. Суд кассационной инстанции оставил приговор без изменения. Президиум Верховного Суда РФ, рассмотрев дело по надзорной жалобе осужденного, исключил указание об осуждении Хайруллина по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ. По смыслу закона по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии) квалифицируется умышленное причинение смерти потерпевшему, неспособному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному, когда последний, совершая убийство, сознает это обстоятельство. К лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные и престарелые, малолетние дети, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее. Нахождение потерпевшего в состоянии сильного алкогольного опьянения нельзя расценивать как беспомощное состояние. В чем конкретно заключалось "слабое физическое развитие" потерпевшего, из приговора не видно. Нет таких данных и в материалах дела. Постановление N 20п2003 по делу Хайруллина 4. Заранее не обещанное оказание помощи в сокрытии следов убийства, сопряженного с разбоем, не может быть расценено как участие в разбойном нападении, поскольку разбой считается оконченным с момента нападения. По смыслу ст. 10 УК РФ если при назначении в соответствии со ст.ст. 58 и 88 УК РФ вида исправительного учреждения лицу, осужденному к лишению свободы за преступление, совершенное до 1 января 1997 г., его положение ухудшается, то вид исправительной колонии должен быть назначен, исходя из требований закона, действовавшего на момент совершения преступления. Московским окружным военным судом Мацко, наряду с другими преступлениями, признан виновным в убийстве из корыстных побуждений и в разбое, совершенном с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжких телесных повреждений, с проникновением в жилище. По совокупности приговоров ему назначено наказание в виде тринадцати лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества. По этому же приговору Ширяев признан виновным в разбое с проникновением в жилище. Рассмотрев материалы дела в кассационном порядке, Военная коллегия переквалифицировала действия Ширяева с п. "в" ч. 2 ст. 162 УК РФ на п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ и в соответствии с п. 1 постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 26 мая 2000 г. "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов" освободила его от отбывания наказания, а также изменила Мацко место отбывания наказания с исправительной колонии строгого режима на исправительную колонию общего режима по следующим основаниям. Суд признал, что Мацко и Ширяев договорились похитить имущество К. путем кражи, о чем указано в приговоре. Мацко, убив потерпевшего из корыстных побуждений, вышел за пределы состоявшегося сговора. Ширяев в применении насилия не участвовал. Факт заранее не обещанного оказания им помощи Мацко в перетаскивании трупа К. не может быть расценен как участие в разбойном нападении, совершенном Мацко. Разбой считается оконченным с момента нападения. Поэтому действия Ширяева, совершившего тайное похищение имущества с проникновением в жилище, несмотря на последующее применение Мацко насилия к К., следовало квалифицировать по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ. Необоснованно судом назначено и место отбывания наказания Мацко (исправительная колония строгого режима). По смыслу ст.ст. 9 и 10 УК РФ при назначении ему вида исправительного учреждения суд должен был руководствоваться требованиями ст. 24 УК РСФСР. Поскольку Мацко ранее не отбывал наказание в виде лишения свободы, суд должен был назначить ему местом отбывания наказания исправительную колонию общего, а не строгого режима. Определение N 1-0102/2002 по делу Мацко и Ширяева 5. Действия взяткополучателя необоснованно квалифицированы по п. "в" ч. 4 ст. 290 УК РФ как сопряженные с вымогательством. 30 января 2001 г. С. был задержан сотрудниками милиции и доставлен в помещение дежурной части ЛОВД, где в присутствии понятых у него было обнаружено и изъято наркотическое средство - героин в количестве 0,1 г. По данному факту следователь СО при ЛОВД Зайков в тот же день возбудил уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ, и принял его к своему производству. С целью получения взятки в виде денег и иных выгод имущественного характера Зайков стал запугивать С. большим сроком наказания, а также сообщением по месту обучения о привлечении его к уголовной ответственности и последующим отчислением, признанием его наркоманом и направлением для отбывания наказания в колонию для наркоманов. Затем Зайков заявил, что он может обеспечить С. условное наказание, но за это необходимо заплатить деньги. Кроме того, Зайков потребовал от него для себя лично деньги за применение меры пресечения, не связанной с лишением свободы. 31 января 2001 г. Зайков освободил С., избрав в отношении него меру пресечения в виде подписки о невыезде, и выдал ему его личные вещи, в числе которых были деньги в сумме 368 руб. Зайков взял у С. 50 руб. В тот же день Зайков назначил С. встречу и, приехав с ним в здание ЛОВД, привел его в кабинет к П. - начальнику СО при ЛОВД, там они вдвоем стали запугивать С. правовыми последствиями привлечения его к уголовной ответственности. Зайков, добившись от С. согласия на передачу ему взятки в сумме 20 тыс. рублей за положительное разрешение его уголовного дела, получил от С. 1700 руб. 7 февраля 2001 г. Зайков и П., встретившись с сестрой С., сообщили ей о привлечении ее брата к уголовной ответственности, и Зайков предложил дать ему 10 тыс. рублей. Вечером сестра С. отдала Зайкову назначенную сумму, после чего он был задержан. Уголовное дело в отношении П. прекращено. По приговору суда действия Зайкова квалифицированы по ч. 1 ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями) и п. "в" ч. 4 ст. 290 УК РФ (получение должностным лицом взятки, совершенное с вымогательством). По ч. 3 ст. 30, пп. "в", "г" ч. 2 ст. 159 УК РФ Зайков оправдан за недоказанностью вины. Кассационным определением приговор оставлен без изменения. Президиум Верховного Суда РФ переквалифицировал действия Зайкова с п. "в" ч. 4 ст. 290 УК РФ на ч. 1 ст. 290 УК РФ, указав, что С. был привлечен к уголовной ответственности за совершение противоправных действий, поэтому требование у него взятки Зайковым за выполнение в его интересах определенных действий не образует признака вымогательства, поскольку эти действия Зайкова не нарушали его законных прав. Кроме того, Президиум Верховного Суда РФ отменил судебные решения в части осуждения Зайкова по ч. 1 ст. 285 УК РФ и дело прекратил за отсутствием в его действиях состава преступления. Постановление N 51п2003 по делу Зайкова Назначение наказания 6. Назначая наказание за неоконченное преступление при наличии оснований, предусмотренных ст. 62 УК РФ, следует исчислять три четверти максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания от максимального наказания, предусмотренного за неоконченное преступление. По приговору суда Колибабчук, ранее не судимый, осужден по ст. 15, пп. "а", "е", "з", "н" ст. 102 УК РСФСР к двенадцати годам лишения свободы, по ч. 2 ст. 144 УК РСФСР к четырем годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 146 УК РСФСР к одиннадцати годам лишения свободы с конфискацией имущества. На основании ч. 1 ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений назначено тринадцать лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием наказания в исправительно-трудовой колонии общего режима. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ оставила приговор без изменения. Постановлением судьи районного суда приговор приведен в соответствие с требованиями Уголовного кодекса Российской Федерации. Действия Колибабчука с ч. 2 ст. 144 УК РСФСР переквалифицированы на пп. "а", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, по которой назначено четыре года лишения свободы. В остальном приговор оставлен без изменения. Постановлением президиума областного суда данное постановление судьи изменено. Назначенное Колибабчуку наказание по ст. 15, пп. "а", "е", "з", "н" ст. 102 УК РСФСР смягчено до одиннадцати лет и трех месяцев лишения свободы. На основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 15, пп. "а", "е", "з", "н" ст. 102, ч. 3 ст. 146 УК РСФСР, пп. "а", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, определено наказание в виде лишения свободы сроком на двенадцать лет и три месяца с конфискацией имущества. В остальном постановление судьи оставлено без изменения. Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об исключении указания об осуждении Колибабчука по ст. 15, п. "е" ст. 102 У К РСФСР, смягчении ему наказания по ст. 15, пп. "а", "з", "н" ст. 102 УК РСФСР с одиннадцати лет и трех месяцев до восьми лет и четырех месяцев лишения свободы. Президиум Верховного Суда РФ удовлетворил протест. Максимальный срок наказания в виде лишения свободы, предусмотренный санкцией ст. 102 УК РСФСР, составляет пятнадцать лет. В соответствии с ч. 3 ст. 66 УК РФ срок или размер наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации за оконченное преступление. Руководствуясь данным положением закона, а также ст. 10 УК РФ, президиум областного суда, смягчая назначенное Колибабчуку наказание по ст. 15, пп. "а", "е", "з", "н" ст. 102 УК РСФСР с двенадцати лет до одиннадцати лет и трех месяцев лишения свободы, не учел следующее. Как видно из приговора, в качестве обстоятельств, смягчающих наказание Колибабчуку, суд признал раскаяние подсудимого в содеянном и активное способствование раскрытию преступления. Обстоятельств, отягчающих наказание, судом не установлено. С учетом изложенного в соответствии со ст. 62 УК РФ назначенное Колибабчуку наказание не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации. При назначении наказания за неоконченное преступление при наличии оснований, предусмотренных ст. 62 УК РФ, следует исчислять три четверти максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания от максимального наказания, предусмотренного за неоконченное преступление, т. е. от трех четвертей максимального срока (размера) наказания за покушение на убийство. Кроме того, по смыслу уголовного закона квалификация по п. "а" ст. 102 УК РСФСР совершенного виновным убийства определенного лица из корыстных побуждений исключает возможность квалификации этого же убийства, помимо указанного пункта, по какому-либо другому пункту ст. 102 УК РСФСР, предусматривающему иную цель или мотив убийства. С учетом изложенного осуждение Колибабчука по ст. 15, п. "е" ст. 102 УК РСФСР за покушение на убийство с целью скрыть ранее совершенное преступление исключено из приговора. При таких обстоятельствах срок назначенного Колибабчуку наказания по ст. 15 и пп. "а", "з", "н" ст. 102 УК РСФСР не должен превышать восьми лет четырех месяцев лишения свободы. Постановление N 938п02пр по делу Колибабчука 7. Согласно ст. 62 УК РФ при наличии явки с повинной и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного уголовным законом. Калуцкий осужден Северо-Кавказским окружным военным судом по п. "и" ч. 2 ст. 105 УК РФ к семнадцати годам лишения свободы, по пп. "а", "б", "в" ч. 3 ст. 286 УК РФ - к восьми годам лишения свободы с лишением права занимать руководящие должности на три года, а по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний - к восемнадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с лишением права занимать руководящие должности на три года. Рассмотрев данное уголовное дело по кассационным жалобам осужденного, защитника и гражданского ответчика, Военная коллегия смягчила Калуцкому наказание, назначенное по п. "и" ч. 2 ст. 105 УК РФ, до пятнадцати лет лишения свободы, а по пп. "а", "б", "в" ч. 3 ст. 286 УК РФ - до семи лет лишения свободы с лишением права занимать руководящие должности сроком на три года; по совокупности совершенных преступлений, в соответствии со ст. 69 УК РФ, окончательное наказание назначила лишение свободы сроком на шестнадцать лет в исправительной колонии строгого режима с лишением права занимать руководящие должности сроком на три года. При этом Военная коллегия указала следующее. Окружной военный суд, мотивируя назначение Калуцкому наказания, признал смягчающим обстоятельством явку с повинной, предусмотренную п. "и" ст. 61 УК РФ. Согласно ст. 62 этого Кодекса при наличии такого смягчающего обстоятельства и отсутствии обстоятельств, отягчающих наказание, суд был не вправе выйти за пределы трех четвертей максимального срока наказания, предусмотренного ч. 2 ст. 105 и ч. 3 ст. 286 УК РФ, т. е. пятнадцати лет и семи лет и шести месяцев лишения свободы соответственно. В нарушение этого требования суд назначил осужденному 17 лет и 8 лет лишения свободы. Определение N 05-094/2000 по делу Калуцкого 8. Дополнительное наказание в виде лишения воинского звания назначается только за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления. Мирненский гарнизонный военный суд признал Чернышева виновным в хищении чужого имущества путем обмана и в соответствии со ст. 48 УК РФ лишил его воинского звания "капитан". Суд кассационной инстанции наряду с вынесением других изменений в приговор переквалифицировал действия Чернышева с п. "а" ч. 2 ст. 159 УК РФ на ч. 1 ст. 159 УК РФ. Президиум 3-го окружного военного суда, рассмотрев дело по протесту военного прокурора, судебные решения оставил без изменения, а протест - без удовлетворения. Главный военный прокурор в протесте ставил вопрос об изменении судебных решений в части назначения осужденному дополнительной меры наказания в виде лишения воинского звания и приводил следующие доводы. С учетом внесенных в приговор изменений Чернышев признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 159 УК РФ, санкция которой предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до трех лет. Согласно ст. 15 УК РФ это деяние относится к категории преступлений средней тяжести, и в соответствии со ст. 48 УК РФ суд кассационной инстанции, изменяя приговор в отношении Чернышева, должен был исключить из него указание о лишении последнего воинского звания "капитан", но не сделал этого. Не исправил ошибку и суд надзорной инстанции. Военная коллегия протест удовлетворила, исключив из судебных решений дополнительное наказание в виде лишения Чернышева воинского звания "капитан". Определение N 4н-3/2002 по делу Чернышева и др. 9. В соответствии с подп. "б" п. 7 постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 30 ноября 2001 г. "Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин" подлежат прекращению находящиеся в производстве судов уголовные дела о преступлениях, совершенных до вступления в силу указанного постановления в отношении обвиняемых в совершении преступлений в возрасте от 16 до 18 лет, за которые предусмотрено наказание не свыше шести лет лишения свободы, ранее не отбывавших наказание в воспитательных колониях. Из материалов дела усматривается, что 25 сентября 2000 г. Мариевский осужден по ч. 3 ст. 30, пп. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ к трем годам лишения свободы условно с испытательным сроком три года. По приговору суда от 20 ноября 2001 г. он же был осужден по пп. "а", "б", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ и ч. 1 ст. 167 УК РФ, наказание ему назначено в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, на основании ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 25 сентября 2000 г. В соответствии со ст. 70 УК РФ к вновь назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 25 сентября 2000 г. и окончательно определено - три года и три месяца лишения свободы. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ исключила из судебных решений указание о назначении окончательного наказания по совокупности приговоров по правилам ч. 5 ст. 74 и ст. 70 УК РФ по следующим основаниям. В соответствии с подп. "б" п. 7 постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 30 ноября 2001 г. "Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин" подлежат прекращению находящиеся в производстве судов уголовные дела о преступлениях, совершенных до вступления в силу указанного постановления в отношении обвиняемых в совершении преступлений в возрасте от 16 до 18 лет, за которые предусмотрено наказание не свыше шести лет лишения свободы, ранее не отбывавших наказание в воспитательных колониях. Как видно из материалов дела, Мариевский в возрасте 17 лет совершил преступление, за которое предусмотрено максимальное наказание сроком шесть лет лишения свободы, ранее наказание в виде лишения свободы в воспитательной колонии он не отбывал. Дело в кассационном порядке рассматривалось 18 января 2002 г., т. е. после вступления в силу акта об амнистии, поэтому действие подп. "б" п. 7 постановления об амнистии на него распространяется в полном объеме. Ограничения в применении акта об амнистии, предусмотренные п. 11 постановления, на Мариевского не распространяются, так как злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания он не является. Городским судом 25 сентября 2000 г. Мариевский был осужден к наказанию в виде лишения свободы условно. Согласно ст. 73 УК РФ условное осуждение назначается в том случае, если суд придет к выводу о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания. Статья 44 УК РФ, содержащая перечень основных и дополнительных видов наказаний, условного осуждения к лишению свободы как самостоятельного вида наказания не предусматривает. Таким образом, наказание при условном осуждении не отбывается и совершение нового преступления в период испытательного срока нарушением установленного порядка отбывания наказания признано быть не может. Исключением является п. 16 постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "О порядке применения постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин", содержащий перечень лиц, признаваемых злостными нарушителями установленного режима отбывания наказания, из него усматривается, что таковыми по данному акту об амнистии признаются только женщины, совершившие новые преступления в период испытательного срока или отсрочки исполнения приговора. Определение N 8-Д02-30пр по делу Мариевского Процессуальные вопросы 10. Уголовно-процессуальным законодательством предусмотрена возможность судебного обжалования постановления о возбуждении уголовного дела заинтересованным лицом, конституционные права которого нарушены этим актом. 1 августа 2001 г. следователем ОВД вынесено постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Довжика по п. "в" ч. 2 ст. 159 УК РФ. Районный суд отклонил жалобу адвоката об отмене данного постановления следователя. Судебная коллегия по уголовным делам областного суда постановление судьи отменила, производство по жалобе адвоката прекратила. Президиум областного суда отклонил протест об отмене кассационного определения. Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене кассационного определения и постановления президиума областного суда. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ удовлетворила протест, указав следующее. Суд кассационной инстанции отменил постановление судьи, обосновав свое решение тем, что обжалование постановления о возбуждении уголовного дела не предусмотрено законом и у судьи не было оснований для принятия жалобы адвоката к рассмотрению. Между тем данные выводы судебной коллегии областного суда сделаны без учета требований ст. 46 Конституции Российской Федерации, согласно которой каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод и обеспечивается право обжаловать в суд решения и действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц. Это право вытекает также из закрепленного в ст. 21 Конституции Российской Федерации принципа охраны достоинства личности, предполагающего, в частности, обязанность государства обеспечивать каждому возможность отстаивать свои права в споре с любыми органами и должностными лицами, в том числе осуществляющими предварительное расследование. Согласно п. 6 постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 14 января 2000 г. N 1-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И.П.Смирновой и запросом Верховного Суда Российской Федерации" на суд как орган правосудия не может возлагаться выполнение несвойственной ему процессуальной функции возбуждения уголовного преследования (ст. 3 УПК РСФСР) - тем более при наличии неотмененного акта следствия об отказе от уголовного преследования и прекращении уголовного дела (п. 10 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР). Вместе с тем суд вправе осуществлять по делам публичного обвинения судебный контроль за законностью и обоснованностью возбуждения уголовного дела, отказа в его возбуждении или прекращении дела, который реализуется лишь путем рассмотрения в судебном заседании материалов, представленных ему органами государственного обвинения, в том числе по жалобам заинтересованных лиц, чьи конституционные права этими актами были нарушены. Таким образом, и Конституция Российской Федерации, и постановление Конституционного Суда Российской Федерации предусматривают возможность судебного обжалования постановления должностного лица о возбуждении уголовного дела заинтересованным лицом, конституционные права которого нарушены этим актом. Что же касается доводов президиума областного суда о том, что возбуждение уголовного дела само по себе не повлекло нарушения конституционных прав Довжика, так как дело было возбуждено лишь по факту преступления, предусмотренного п. "в" ч. 2 ст. 159 УК РФ, то, как видно из постановления о возбуждении уголовного дела, в нем указано, что мошенничество совершено директором ООО " Незабудка-Некст" Довжиком. Следовательно, фактически уголовное дело возбуждено в отношении Довжика, и, соответственно, решение следователя затрагивает обеспеченные судебной защитой права и свободы данного лица. Поэтому выводы кассационной инстанции и президиума областного суда о том, что закон исключает судебное обжалование постановления о возбуждении уголовного дела, неубедительны и сделаны без учета изложенных положений. Материалы по жалобе на постановление о возбуждении уголовного дела направлены на новое кассационное рассмотрение. Определение N 48-Дп02-14 по делу Довжика 11. Приговор отменен, поскольку при обыске и выемке не было обеспечено присутствие лица, у которого производились обыск или выемка, либо совершеннолетних членов его семьи. Протасов, работавший начальником таможни, признан виновным в том, что в январе 2001 г. приобрел в качестве подарка от не установленного следствием лица двуствольное гладкоствольное охотничье ружье модели "ТОЗ-34Р" 12-го калибра и хранил без соответствующего разрешения в подсобном помещении на втором этаже в своем доме до обнаружения его в ходе обыска 10 апреля 2001 г. По приговору суда присяжных Протасов осужден по ч. 1 ст. 222 УК РФ, а по ч. 1 ст. 291, пп. "б", "г", ч. 4 ст. 290 и ч. 1 ст. 285 УК РФ оправдан. Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор оставлен без изменения. Президиум Верховного Суда РФ отменил приговор и кассационное определение в части осуждения Протасова по ч. 1 ст. 222 УК РФ и дело прекратил за отсутствием в его действиях состава преступления. Согласно ч. 2 ст. 169 УПК РСФСР при обыске и выемке должно быть обеспечено присутствие лица, у которого производится обыск или выемка, либо совершеннолетних членов его семьи. Данное требование закона по делу не выполнено в части, касающейся обыска, что повлекло за собой нарушение процессуальных прав Протасова, связанных с возможностью добровольно выдать предметы, запрещенные к обращению. Из протокола обыска усматривается, что он был начат в доме Протасова 10 апреля 2001 г. в 15 час. 25 мин., но проводился в отсутствие хозяина. Он в это время находился в помещении прокуратуры и арестован не был (в порядке ст. 122 УПК РСФСР он задержан 10 апреля 2001 г. в 23 час. 40 мин.). Следовательно, органы следствия имели реальную возможность обеспечить присутствие Протасова при проведении данного следственного действия, однако этого не сделали, чем существенно нарушили его права, предусмотренные ч. 4 ст. 169, ч. 2 ст. 170 УПК РСФСР, реализовав которые, он имел бы возможность добровольно выдать предметы, изъятые из гражданского оборота. Перед началом обыска жена осужденного заявила, что муж имеет охотничье ружье, но прячет его от детей. Таким образом, следственным органам стало известно о наличии у Протасова оружия от его близкого родственника. Сам он при допросе заявил, что если бы он присутствовал при производстве обыска, то добровольно выдал бы охотничье ружье. Более того, в этот же день, в 18 час. 15 мин., проводился обыск в служебном кабинете осужденного при его участии. Из изложенного видно, что органы следствия, имея реальную возможность обеспечить присутствие Протасова при производстве обыска и предоставить ему возможность добровольно выдать оружие, не сделали этого, чем существенно нарушили требования ст.ст. 169, 170 УПК РСФСР, а также лишили осужденного права воспользоваться положениями закона, изложенными в примечании к ст. 222 УК РФ, согласно которым лицо, добровольно выдавшее оружие, освобождается от уголовной ответственности. Постановление N 969п-02 по делу Протасова 12. В соответствии с ч. 4 ст. 234 УПК РФ неявка своевременно извещенных участников производства по уголовному делу не препятствует проведению предварительного слушания. Постановлением судьи уголовное дело по обвинению Кислякова возвращено прокурору по итогам предварительного слушания. Судья пришел к выводу о том, что обвинительное заключение составлено с нарушением требований ст. 220 УПК РФ, что исключает возможность постановления приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ постановление судьи оставила без изменения, а частную жалобу адвоката - без удовлетворения, указав следующее. Как видно из материалов дела, поводом к проведению предварительного слушания явились собственная инициатива суда и аналогичное ходатайство стороны защиты. В связи с этим судья 29 июля 2002 г. вынес постановление о назначении предварительного слушания на 6 августа 2002 г. с участием стороны обвинения и стороны защиты. В тот же день обвиняемый Кисляков был уведомлен о дате слушания, 30 июля 2002 г. уведомление получил и защитник. Как следует из протокола судебного заседания, Кисляков отказался участвовать в предварительном слушании. В соответствии с ч. 3 ст. 234 УПК РФ его ходатайство было удовлетворено. Защитник на предварительное слушание не явился. Действия судьи полностью соответствовали требованиям ч. 2 ст. 234 УПК РФ о том, что уведомление о вызове сторон в судебное заседание должно быть направлено не менее чем за трое суток до дня проведения предварительного слушания. Таким образом, адвоката своевременно известили о дате и времени проведения предварительного слушания. В соответствии с ч. 4 ст. 234 УПК РФ неявка своевременно извещенных участников производства по уголовному делу не препятствует проведению предварительного слушания. Право Кислякова на защиту в данном случае не нарушено. Ссылка защитника на требования ст.ст. 50, 248 УПК РФ необоснованна, поскольку предварительное слушание проводится судьей единолично в закрытом судебном заседании с участием сторон с соблюдением требований глав 33, 35, 36 УПК РФ с изъятиями, установленными главой 34 УПК РФ. Поэтому жалоба адвоката об отмене постановления судьи в связи с нарушением права Кислякова на защиту удовлетворению не подлежит. Определение N 8-002-49 по делу Кислякова 13. При рассмотрении вопроса о продлении срока содержания под стражей суд необоснованно отклонил ходатайство подсудимого об отложении судебного заседания до явки защитника. Постановлением судьи от 24 сентября 2002 г. Московцу, обвинявшемуся в совершении преступлений, предусмотренных пп. "в", "ж", "з", "к", "н" ч. 2 ст. 105, п. "в" ч. 3 ст. 162, ч. 2 ст. 325, пп. "а", "б" ч. 3 ст. 159 УК РФ и др., продлен срок содержания под стражей на три месяца. В кассационной жалобе адвокат просила отменить постановление судьи и освободить Московца из-под стражи, считая, что судом необоснованно рассмотрен вопрос о продлении срока содержания Московца под стражей в ее отсутствие, поскольку она осуществляла его защиту и своевременно известила суд о невозможности ее явки в судебное заседание в связи с болезнью. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отменила постановление судьи по следующим основаниям. По смыслу ст.ст. 255, 256 УПК РФ вопросы о продлении срока содержания подсудимого под стражей разрешаются судом в судебном заседании и определение или постановление судьи об этом выносится в совещательной комнате. В соответствии с ч. 2 ст. 248 УПК РФ при неявке защитника и невозможности его замены судебное разбирательство откладывается. Замена защитника производится в соответствии с ч. 3 ст. 50 УПК РФ. Однако эти требования закона судом не выполнены. Как следует из материалов дела, защитник подсудимого в судебное заседание не явилась. Подсудимый Московец возражал против рассмотрения вопроса о продлении срока содержания его под стражей в отсутствие защитника и просил суд отложить слушание дела на пять суток и дать ему возможность пригласить другого адвоката. Срок содержания под стражей Московца истекал 30 сентября 2002 г., и суд имел возможность отложить дело на пять суток и решить вопрос о замене защитника. Однако в удовлетворении ходатайства подсудимому было отказано, и вопрос о продлении срока содержания его под стражей на три месяца разрешен в отсутствие защитника. Изложенное свидетельствует о нарушении предусмотренного п. 8 ч. 4 ст. 47 УПК РФ права подсудимого пользоваться помощью защитника. Разъяснение, сделанное председательствующим в судебном заседании о том, что неявка без уважительных причин сторон, своевременно извещенных о времени судебного заседания, не является препятствием для рассмотрения вопроса о продлении срока содержания под стражей, не основано на законе. Эта норма закреплена в ч. 4 ст. 108, ч. 8 ст. 109 УПК РФ, регулирующих вопросы, связанные с продлением срока содержания обвиняемых под стражей на период расследования дела. Настоящее же дело находилось в производстве суда, а потому при рассмотрении вопросов о продлении срока содержания под стражей суд должен руководствоваться требованиями главы 35 УПК РФ об общих условиях судебного разбирательства. Кроме того, данные о неявке защитника по неуважительным причинам в материалах дела отсутствуют. В жалобе же адвокат утверждала, что не явилась в судебное заседание в связи с болезнью. Допущенное нарушение закона путем ограничения права подсудимого на защиту повлияло на вынесение законного и обоснованного решения, в связи с чем постановление судьи в отношении Московца отменено, а дело направлено на новое судебное рассмотрение. Определение N 78-002-173 по делу Московца 14. При рассмотрении дела о применении принудительных мер медицинского характера подсудность определяется в соответствии со ст. 31 УПК РФ. Прокурором Алтайского края дело в отношении Иконникова о совершении деяния, предусмотренного п. "в" ч. 3 ст. 131 УК РФ, направлено в Алтайский краевой суд для решения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера. Судья Алтайского краевого суда, ссылаясь на ст. 440 УПК РФ, своим постановлением направил дело в районный суд. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ постановление судьи Алтайского краевого суда отменила по следующим основаниям. В соответствии с ч. 3 ст. 433 УПК РФ производство о применении принудительных мер медицинского характера осуществляется в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации с изъятиями, предусмотренными главой 51 УПК РФ. Каких-либо исключений при решении вопроса о подсудности эта глава не предусматривает. Следовательно, при решении вопроса о подсудности суд должен руководствоваться ст. 31 УПК РФ. В соответствии с п. 1 ч. 3 указанной статьи уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 3 ст. 131 УК РФ, подсудны краевому суду. Ссылку на ст. 440 УПК РФ в постановлении судьи нельзя признать обоснованной, так как этой статьей определяется не подсудность дела, а действия судьи, которые он должен выполнить, получив уголовное дело о применении принудительной меры медицинского характера. Уголовное дело о применении принудительных мер медицинского характера в отношении Иконникова направлено в Алтайский краевой суд. Определение N 51-кп002-110 по делу Иконникова Определение N 51-кп002-109 по делу Железнякова 15. Надзорная жалоба осужденного, в которой поставлен вопрос об отмене судебных решений по основаниям незаконности состава суда, рассмотревшего дело, оставлена без удовлетворения. Как усматривается из надлежаще заверенных копий решений, народные заседатели, принимавшие участие в рассмотрении дела, были избраны соответственно на 1 сессии 21 созыва Ленинградского Совета народных депутатов 22 июня 1990 г. и на 11 сессии 21 созыва Санкт-Петербургского городского Совета народных депутатов 10 октября 1991 г. Впоследствии их полномочия продлевались. Тот факт, что решения законодательных органов не были опубликованы, на легитимность избранных в установленном законом порядке народных заседателей не влияет. Постановление N 87п03 по делу Зверева 16. В соответствии с п. 1 ст. 11 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" военные прокуратуры входят в единую систему Прокуратуры Российской Федерации. При этом согласно указанному пункту, а также п. 1 ст. 46 и ст. 47 названного Закона полномочия военных прокуроров военных округов и флотов равны полномочиям прокуроров субъектов Российской Федерации. Президиум Дальневосточного окружного военного суда, оставив без удовлетворения протест военного прокурора Дальневосточного военного округа, в котором ставился вопрос об отмене ввиду неправильного применения уголовного закона и мягкости назначенного наказания кассационного определения по делу Скачкова, осужденного Хабаровским гарнизонным военным судом по п. "в" ч. 2 ст. 334 УК РФ, указал, что это должностное лицо не вправе опротестовывать судебные решения окружного военного суда, поскольку такое право не предусмотрено ни ст. 371 УПК РСФСР, ни Федеральным конституционным законом "О военных судах Российской Федерации", ни Положением "О военной прокуратуре", а содержащееся в ч. 1 ст. 46 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" указание о том, что прокуроры военных округов приравниваются к прокурорам субъектов Российской Федерации, относится лишь к вопросам организационной деятельности данных органов, а не к полномочиям военных прокуроров на опротестование судебных решений. Военная коллегия Верховного Суда РФ удовлетворила протест Главного военного прокурора на данное постановление президиума Дальневосточного окружного суда, указав следующее. В соответствии с п. 1 ст. 11 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" военные прокуратуры входят в единую систему прокуратуры Российской Федерации. При этом согласно данному пункту, а также п. 1 ст. 46 и ст. 47 названного Закона полномочия военных прокуроров военных округов и флотов равны полномочиям прокуроров субъектов Российской Федерации. Статьей 371 УПК РСФСР установлено, что прокуроры субъектов Российской Федерации вправе опротестовать определения судебной коллегии по уголовным делам краевого (областного) суда, рассмотревшей дело в кассационном порядке. Следовательно, военный прокурор округа вправе опротестовать вынесенные в кассационном порядке определения окружного военного суда, являющегося судом того же уровня, что и суд субъекта Российской Федерации. В соответствии со ст. 16 Федерального конституционного закона "О военных судах Российской Федерации" протесты на определения и постановления, принятые окружным (флотским) военным судом во второй инстанции, рассматриваются президиумом окружного (флотского) военного суда. Ссылка в постановлении президиума окружного суда на Федеральный конституционный закон от 23 июня 1999 г. "О военных судах Российской Федерации" и Положение "О военной прокуратуре" ошибочна, поскольку упомянутый Закон не определяет полномочия прокуроров, а указанное Положение обладает меньшей юридической силой, чем Федеральный закон от 17 января 1992 г. N 2201-I "О прокуратуре Российской Федерации". Определение N 2н-096/2002 по делу Скачкова ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ 1. Споры между муниципальными образованиями и исполнительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации по поводу перечисления денежных средств в бюджет муниципального образования подведомственны судам общей юрисдикции, поскольку споры, вытекающие из бюджетных правоотношений, ни Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, ни каким-либо другим федеральным законом не отнесены к ведению арбитражных судов. Определение N 61-В02пр-7 2. Прекращение производства по делу судом надзорной инстанции ввиду нарушения правил о подсудности судом первой инстанции признано незаконным. Отменяя решение суда первой инстанции о частичном удовлетворении требований военнослужащего М., который обратился в суд с иском к войсковой части о взыскании компенсации за продовольственный паек и других выплат, президиум верховного суда республики правильно указал, что требования заявителя возникли в связи с прохождением военной службы и поэтому дело должно быть рассмотрено военным судом. Согласно ст. 1 Федерального конституционного закона от 23 июня 1999 г. N 1-ФКЗ "О военных судах Российской Федерации" военные суды входят в судебную систему Российской Федерации, являются федеральными судами общей юрисдикции. Поэтому, если при рассмотрении дела будет установлено, что оно было принято к производству с нарушением правил подсудности (ст. 122 ГПК РСФСР), его следует передать на рассмотрение другого суда, в данном случае - в военный суд. Прекращая же производство по делу, президиум верховного суда республики не учел, что такого основания для прекращения производства по делу, как нарушение правил о подсудности, ст. 219 ГПК РСФСР не содержит. Изложенная позиция соответствует новому Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации. Определение N 21-В02-14 3. Срок на подачу кассационной жалобы исчисляется со дня составления судом мотивированного решения. Определением верховного суда республики от 5 марта 2003 г. кассационная жалоба на решение от 3 февраля 2003 г. возвращена заявителям со ссылкой на пропуск ими срока на кассационное обжалование. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила определение и возвратила дело в суд первой инстанции для выполнения требований ст. 343 ГПК РФ, указав следующее. Как видно из материалов дела, 3 февраля 2003 г. судом объявлена резолютивная часть решения по делу. В этом случае в силу требований ст. 199 ГПК РФ составление мотивированного решения суда может быть отложено на срок не более чем пять дней. Однако оно было подготовлено только 17 февраля 2003 г. Согласно ст. 338 ГПК РФ кассационная жалоба, представление подаются в течение десяти дней со дня принятия решения судом в окончательной форме. Заявители подали кассационную жалобу 26 февраля 2003 г., поэтому срок на кассационное обжалование решения ими не пропущен. Исходя из этого у суда первой инстанции не было законных оснований, предусмотренных ст. 342 ГПК РФ, для возвращения кассационной жалобы заявителям. Определение N 11-Г03-14 4. Приобретательная давность не может распространяться на самовольно возведенное строение, расположенное на неправомерно занимаемом земельном участке. Е. обратился в суд с иском к администрации района о признании права собственности на недвижимое имущество, состоящее из хозяйственных построек и земельного участка. При этом он сослался на положение ст. 234 ГК РФ, а также на то, что открыто и добросовестно владеет указанными объектами с 1955 года, использует земельный участок по назначению. Решением районного суда иск удовлетворен. Кроме того, определением этого же суда (разъясняющим свое решение) за истцом признано право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком для целей ведения дачного подсобного хозяйства. На учреждение юстиции по регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним возложена обязанность произвести государственную регистрацию права собственности за истцом на определенные хозяйственные постройки, на комитет по земельным ресурсам и землеустройству - выдать истцу правоустанавливающие и правоудостоверяющие документы на земельный участок. В кассационном порядке дело не рассматривалось. Постановлением президиума краевого суда отклонен протест прокурора об отмене решения и определения суда. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ удовлетворила протест прокурора, отменив судебные постановления, и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав следующее. Удовлетворяя иск, суд руководствовался ст. 234 ГК РФ, предусматривающей, что право собственности на недвижимое и иное имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает у лица, приобретшего это имущество в силу приобретательной давности, с момента такой регистрации. Признавая за истцом право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком, суд сослался на положения ст. 268 ГК РФ (Основание приобретения права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком) и разъяснил в этой части вынесенное по делу решение. Данные выводы суда основаны на неправильном применении и толковании норм материального права. В силу ст. 222 ГК РФ самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений. Материалами дела подтверждено, что в отсутствие строительно-технической документации и соответствующего разрешения Е. возведены объекты недвижимости на земельном участке, не отведенном в законном порядке для этих целей. При этом названные строения и земельный участок не имеют государственной регистрации. Как установлено в ч. 2 ст. 222 ГК РФ, самовольная постройка подлежит сносу осуществившим ее лицом либо за его счет. Согласно ст. 126 Земельного кодекса РСФСР (действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений) самовольно занятые земельные участки возвращаются по их принадлежности. Приведенные требования материального права судом не учтены. Кроме того, судом не разграничены правовые последствия возникновения права собственности в результате приобретательной давности (ст. 234 ГК РФ) и самовольного строительства (ст. 222 ГК РФ). Так, приобретательная давность не может распространяться на случаи, когда в качестве объекта владения и пользования выступает самовольно возведенное строение, расположенное на неправомерно занимаемом земельном участке. Суд в данном случае не только легализовал самовольные постройки, но и закрепил за истцом право бессрочного пользования земельным участком. Определение N 18-Впр03-05 5. По причине ошибочного толкования положений ст. 59 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве" объект недвижимости, принадлежащий должнику, был отнесен к имуществу, арест и реализация которого осуществляются в первую очередь. Судебным приставом-исполнителем произведены опись, арест имущества и изъятие документов производственно-торгового комбината филиала Федерального государственного унитарного предприятия (ФГУП) на основании сводного исполнительного производства о взыскании денежных средств с ФГУП в пользу граждан, юридических лиц и государства. ФГУП обратилось в суд с жалобой на действия судебного пристава-исполнителя, утверждая, что тем нарушены требования Федерального закона "Об исполнительном производстве", в том числе об очередности обращения взыскания. Определением областного суда в удовлетворении жалобы отказано. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила определение областного суда и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям. В силу ст. 59 указанного выше Закона арест и реализация имущества должника-организации осуществляются в следующей очередности: 1) в первую очередь - имущества, непосредственно не участвующего в производстве (ценные бумаги, денежные средства на депозитных и иных счетах должника, валютные ценности, легковой автотранспорт, предметы дизайна офисов и иное); 2) во вторую очередь - готовой продукции (товаров), а также иных материальных ценностей, непосредственно не участвующих в производстве и не предназначенных для непосредственного участия в нем; 3) в третью очередь - объектов недвижимого имущества, а также сырья и материалов, станков, оборудования, других основных средств, предназначенных для непосредственного участия в производстве. Из приведенной нормы следует, что объекты недвижимости вне зависимости от их участия в основном производстве относятся к третьей очереди. Суд же в результате ошибочного толкования отнес производственно-торговый комбинат к первой очереди как имущество, непосредственно не участвующее в основном производстве. Между тем при перечислении имущества третьей очереди законодатель использовал союз "а также", распространяя тем самым непосредственное участие в производстве лишь на сырье, материалы, станки, оборудование, другие основные средства, но не на объекты недвижимости. Определение N 14-Г02-35 6. Требование оплаты проезда у лиц, имеющих льготы по провозной плате в городском общественном транспорте, при перевозке этих лиц арендованными троллейбусами противоречит действующему законодательству, предусматривающему право граждан на бесплатный проезд на транспорте общего пользования (за исключением такси). Определение N 10-Впр02-8 7. Резолютивная часть решения должна содержать исчерпывающие выводы, т. е. в ней должно быть четко и понятно сформулировано, что именно постановил суд, кто, какие конкретно действия и в чью пользу должен предпринять, должны быть разрешены судом и остальные вопросы, указанные в законе, чтобы решение не вызывало споров при исполнении. По ходатайству представителя заявителя по гражданскому делу Ю. Военная коллегия 10 мая 2001 г. вынесла дополнительное решение: взыскать с войсковой части в пользу истца суточные за период его фактического нахождения в командировке в Республике Грузия в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 1 декабря 1993 г. N 1261 "О размере и порядке выплаты суточных при краткосрочных командировках на территории иностранных государств" и письмом Минфина России от 27 декабря 1996 г. N 110 "О размерах выплаты суточных при краткосрочных командировках на территории ряда зарубежных стран" в рублевом эквиваленте в размере 2936 долларов США по курсу Центрального банка Российской Федерации на день фактической выплаты, за вычетом уже произведенных выплат на командировочные расходы в размере 4048 руб. Вынесение дополнительного решения было вызвано тем, что в определении Военной коллегии конкретно не указан размер суммы, которую обязан выплатить ответчик. Согласно же ч. 5 ст. 197 ГПК РСФСР, ст.ст. 198-202 ГПК РФ в резолютивной части решения четко и понятно формулируется, что именно постановил суд, кто, какие конкретно действия и в чью пользу обязан произвести; должны быть разрешены судом и остальные вопросы, указанные в законе, чтобы решение не вызывало споров при исполнении. Определение N 6н-140/2001 8. Абзацы 6, 7 раздела 2 Федеральной целевой программы "Государственные жилищные сертификаты" в части содержащегося в них ограничения на участие в указанной Программе уволенных с военной службы граждан, имеющих жилые помещения на территории Российской Федерации и за ее пределами, признаны противоречащими Федеральному закону "О статусе военнослужащих". В абз. 6, 7 раздела 2 Федеральной целевой Программы "Государственные жилищные сертификаты" установлено, что право на участие в названной программе имеют, в том числе, граждане, уволенные с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, или по состоянию здоровья, или в связи с организационно-штатными мероприятиями, общая продолжительность службы которых в календарном исчислении составляет 10 и более лет, не имеющие жилых помещений для постоянного проживания на территории Российской Федерации и за ее пределами и признанные в установленном порядке нуждающимися в улучшении жилищных условий. Вместе с тем п. 14 ст. 15 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" не содержит такого дополнительного требования к военнослужащим, увольняющимся с военной службы, имеющим право на обеспечение жилыми помещениями, как отсутствие жилых помещений для постоянного проживания на территории Российской Федерации и за ее пределами. По смыслу норм Жилищного кодекса РСФСР и названного Федерального закона право на получение в последний год военной службы жилищного сертификата имеют военнослужащие, общая продолжительность военной службы которых составляет (в календарном исчислении) 10 лет и более, увольняемые по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями и признанные нуждающимися в улучшении жилищных условий именно по избранному ими постоянному месту жительства (а не только те, которые не имеют жилых помещений для постоянного проживания на территории Российской Федерации и за ее пределами). Поэтому отказ в выдаче таким военнослужащим государственных сертификатов только лишь на том основании, что они обеспечены жилыми помещениями (служебными или предоставляемыми для постоянного проживания) по месту службы, как и увольнение их с военной службы без предоставления сертификата, является неправомерным. Правительство, установив к военнослужащим, увольняющимся с военной службы, имеющим право на обеспечение жилыми помещениями, дополнительное требование: отсутствие жилых помещений для постоянного проживания на территории России и за ее пределами, ограничило право данной категории граждан на участие в Программе для получения безвозмездных субсидий в целях приобретения жилья. Такое указание фактически сужает установленный Федеральным законом "О статусе военнослужащих" круг военнослужащих, имеющих право на получение сертификата, и выходит за пределы полномочий, предоставленных Правительству Российской Федерации. Поэтому, по мнению Кассационной коллегии, суд пришел к обоснованному выводу о том, что оспариваемое заявителем положение Федеральной целевой программы "Государственные жилищные сертификаты" в части установления права на выдачу сертификатов только военнослужащим, не имеющим жилых помещений для постоянного проживания на территории Российской Федерации и за ее пределами, противоречит федеральному закону. Определение N КАС 02-48 Ответы на вопросы Вопрос: Каким судам - общей юрисдикции или арбитражным - подведомственны дела по спорам, возникающим из налоговых и бюджетных отношений, между муниципальными образованиями: о перераспределении поступлений от налогов и взыскании с одного муниципального образования в пользу другого денежных сумм, неправомерно, по мнению истца, зачисленных в бюджет ответчика; об оспариваний одним муниципальным образованием решений другого муниципального образования относительно распределения поступлений в бюджет от федеральных и региональных налогов и т. п.? Ответ: В силу ст. 133 Конституции Российской Федерации местному самоуправлению в Российской Федерации гарантируется право на судебную защиту. Следовательно, муниципальные образования вправе обращаться в суд за защитой своих прав, возникающих из любых, в том числе из налоговых и бюджетных, отношений. При решении вопроса о подведомственности таких дел необходимо исходить из того, что судам общей юрисдикции подведомственны дела о защите прав, свобод и законных интересов, за исключением экономических споров и других дел, отнесенных федеральным конституционным законом и федеральным законом к ведению арбитражных судов (чч. 1 и 3 ст. 22 ГПК РФ). Статья 27 АПК РФ (подведомственность дел арбитражному суду) в п. 2 содержит положение о том, что арбитражные суды разрешают экономические споры и рассматривают иные дела с участием организаций, являющихся юридическими лицами, граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющих статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке, а в случаях, предусмотренных Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации и иными федеральными законами, с участием Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, образований, не имеющих статуса юридического лица, и граждан, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя. Таким образом, дела с участием муниципальных образований, в том числе и возникающие из налоговых и бюджетных отношений, подведомственны арбитражным судам лишь в том случае, если федеральным законом они прямо отнесены к их ведению. Поскольку в настоящее время отсутствуют федеральные законы, относящие к компетенции арбитражных судов указанные дела, и Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации прямо не относит их к ведению арбитражных судов, то дела по спорам, возникающим из налоговых и бюджетных отношений между муниципальными образованиями, подлежат рассмотрению в судах общей юрисдикции. Вопрос: Куда (в суд или другой орган, выдавший исполнительный лист) надлежит обратиться судебному приставу-исполнителю с заявлением об отсрочке или о рассрочке исполнения исполнительного документа и, в частности, исполнительных документов, выданных налоговыми органами? Ответ: После вступления в силу Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации ст. 18 Федерального закона от 21 июля 1997 г. "Об исполнительном производстве" не признана утратившей силу и ему не противоречит. Следовательно, она продолжает действовать наравне со ст. 434 ГПК РФ. Таким образом, при поступлении к судебному приставу-исполнителю исполнительного документа, выданного не судебными органами, в случаях, предусмотренных ст. 18 Федерального закона "Об исполнительном производстве", он вправе обратиться в орган, выдавший исполнительный документ, с заявлением об отсрочке или о рассрочке исполнения исполнительного документа. Применительно к исполнительным документам, выданным налоговыми органами, судебный пристав-исполнитель обращается в орган, указанный в ст. 63 НК РФ, в порядке, установленном главой 9 НК РФ "Изменение срока уплаты налога и сбора, а также пени". Вопрос: Возмещаются ли расходы по оплате помощи представителя по гражданским делам неискового производства? Ответ: Согласно ст. 91 ГПК РСФСР стороне, в пользу которой состоялось решение, суд присуждает с другой стороны расходы по оплате помощи представителя в разумных пределах и с учетом конкретных обстоятельств. Аналогичная статья содержится и в ст. 100 ГПК РФ. Так как указанные статьи находятся в разделе "Общие положения" Кодексов, где содержатся нормы с общим уровнем действия и применяемые при рассмотрении и разрешении гражданских дел всех видов судопроизводства и, как правило, на всех стадиях процесса, они должны применяться и при рассмотрении дел неискового производства. Вопрос: В каких случаях дела об административных правонарушениях, производство по которым проводилось в форме административного расследования, подлежат рассмотрению в суде? Ответ: В абз. 2 ч. 3 ст. 23.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях определяется подсудность дел, отнесенных к компетенции судов общей юрисдикции. Как следует из содержания данной нормы, дела об административных правонарушениях, указанные в ч. 1 и ч. 2 ст. 23.1 КоАП РФ, подлежат рассмотрению судьями районных судов в том случае, если производство по этим делам осуществляется в форме административного расследования, а также если в качестве санкции за их совершение предусмотрено административное выдворение за пределы Российской Федерации. В остальных случаях дела об административных правонарушениях, перечисленные в ч. 1 и ч. 2 ст. 23.1 КоАП РФ, отнесены согласно абз. 4 ч. 3 этой статьи к компетенции мировых судей. При этом дела об административных правонарушениях, названных в ч. 2 ст. 23.1 КоАП РФ, производство по которым проводилось в форме административного расследования, подлежат рассмотрению судьями лишь в том случае, когда административный орган или должностное лицо передают дело на рассмотрение судье. Вопрос: Допустимо ли применение ст. 90 ГПК РФ об отсрочке, рассрочке уплаты государственной пошлины и уменьшении ее размера при подаче надзорных жалоб по делам, которые не были обжалованы в апелляционном или кассационном порядке? Ответ: Согласно общему правилу вопрос об отсрочке или рассрочке уплаты государственной пошлины и уменьшении ее размера при подаче (апелляционной или кассационной) жалобы решает суд, в котором дело было рассмотрено по первой инстанции (ч. 1 ст. 320 и ч. 2 ст. 337 УПК РФ). С учетом того, что Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации не определен порядок решения указанного вопроса при подаче надзорных жалоб по делам, которые не были предметом рассмотрения в апелляционном и кассационном порядке, следует руководствоваться требованиями, установленными в ч. 4 ст. 1 ГПК РФ (аналогия закона). Таким образом, вопрос об отсрочке или рассрочке уплаты государственной пошлины и уменьшении ее размера при подаче надзорных жалоб по делам, не обжалованным в апелляционном или кассационном порядке, решается судом первой инстанции, вынесшим судебное постановление. Вопрос: Должно ли решение о приостановлении исполнения (п. 4 ст. 381 ГПК РФ) приниматься путем вынесения определения? Ответ: Согласно положениям главы 41 ГПК РФ суд надзорной инстанции принимает судебные постановления в форме определения, в том числе и по вопросу о приостановлении исполнения решения суда до окончания производства по делу в случае его истребования по правилам ст. 381. Вопрос: Должен ли судья, возвращая надзорную жалобу в порядке ст. 380 ГПК РФ без рассмотрения по существу, выносить определение и подлежит ли это определение обжалованию? Ответ: Возвращение надзорной жалобы аппаратом суда с разъяснением о том, как следует устранить допущенные при подаче жалобы нарушения, не препятствует повторному обращению в соответствующий суд надзорной инстанции после устранения обстоятельств, послуживших основанием для возвращения. Если лицо, подавшее надзорную жалобу, настаивает на решении вопроса о ее возврате судьей либо если этот вопрос представляется затруднительным для работников аппарата суда, то он должен быть решен судьей. Поскольку судья в данном случае совершает процессуальные действия, он должен вынести определение о возвращении надзорной жалобы без рассмотрения по существу. По аналогии с п. 2 ст. 383 ГПК РФ председатель верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа, окружного (флотского) военного суда, Председатель Верховного Суда Российской Федерации и его заместитель вправе не согласиться с определением судьи о возвращении надзорной жалобы или представления прокурора без рассмотрения по существу. В этом случае председатель соответствующего суда или его заместитель передает судье суда жалобу или представление прокурора для рассмотрения надзорной инстанцией. Вопрос: Районному суду или мировому судье подсудны дела, вытекающие из семейно-правовых отношений, когда возникает спор о детях: об определении места жительства ребенка; о передаче ребенка на воспитание; о порядке осуществления родительских прав; об устранении препятствий в общении с ребенком; об отмене усыновления; о восстановлении в родительских правах гражданина, лишенного родительских прав; об определении порядка общения с ребенком отдельно проживающего родителя? Ответ: В п. 4 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ установлено, что мировой судья рассматривает в качестве суда первой инстанции дела, возникающие из семейно-правовых отношений, за исключением дел об оспаривании отцовства (материнства), об установлении отцовства, о лишении родительских прав, об усыновлении (удочерении) ребенка. Как видно из редакции этой нормы, требования, вытекающие из осуществления личных неимущественных прав (родительских прав) и затрагивающие права и интересы ребенка, неподсудны мировому судье (обзор судебной практики Верховного Суда РФ за III квартал 2000 года). Согласно ст. 24 ГПК РФ гражданские дела, подведомственные судам, за исключением дел, предусмотренных ст.ст. 23, 25, 26 и 27 ГПК РФ, рассматриваются районным судом в качестве суда первой инстанции. Следовательно, дела по искам отдельно проживающего родителя об определении порядка общения с ребенком, о восстановлении в родительских правах гражданина, лишенного родительских прав, об отмене усыновления, а также дела по искам об определении места жительства ребенка, о передаче ребенка на воспитание, о порядке осуществления родительских прав, об устранении препятствий в общении с ребенком подлежат рассмотрению в районном суде, поскольку они затрагивают права и интересы детей. Вопрос: Подсудны ли мировому судье дела о восстановлении срока для принятия наследства? Ответ: Дела о восстановлении срока для принятия наследства подлежат рассмотрению мировым судьей, если стоимость наследуемого имущества, о котором возник спор, не превышает пятисот минимальных размеров оплаты труда, установленных законом на момент подачи заявления (п. 5 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ). В ином случае дело рассматривает районный суд в качестве суда первой инстанции (ст. 24 ГПК РФ). Вопрос: Каким судам - общей юрисдикции или арбитражным - подведомственны споры между акционером и третьим лицом о признании недействительным договора купли-продажи акций? Ответ: В п. 4 ч. 1 ст. 33 АПК РФ установлено, что к подведомственности арбитражных судов отнесены дела по спорам между акционером и акционерным обществом, участниками иных хозяйственных товариществ и обществ, вытекающим из деятельности хозяйственных товариществ и обществ, за исключением трудовых споров. Указанные дела рассматриваются арбитражным судом, независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возникли спор или требование, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации и граждане. Этой нормой в изложенной редакции предусмотрена специальная подведомственность арбитражным судам дел по спорам между акционером и акционерным обществом. Следовательно, правило специальной подведомственности - независимо от субъектов спора - распространяется только на споры, в которых одной стороной (истцом или ответчиком) является акционер, а другой - акционерное общество, акционером которого он является. Подведомственность дел по спорам: акционеров одного акционерного общества между собой; акционеров данного акционерного общества с третьими лицами (другими акционерными обществами, иными юридическими и физическими лицами); лиц, не являющихся акционерами данного общества, с этим обществом или его акционерами определяется по общим правилам - в зависимости от субъектного состава и характера спора. Спор между акционером и третьим лицом о признании недействительным договора купли-продажи акций подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции. (Обзор подготовлен отделом работы с законодательством Верховного Суда Российской Федерации и 9 июля 2003 г. утвержден постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации) _______________