1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

10. Действия виновного, квалифицированные как мошенничество, суд переквалифицировал на статью Уголовного кодекса, предусматривающую ответственность за подделку выдаваемого предприятием документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей (И з в л е ч е н и е) По приговору Соломбальского районного суда г. Архангельска от 30 мая 1997 г. Мызников осужден по ч. 3 ст. 147 УК РСФСР. Он признан виновным в совершении мошенничества, повторно, по предварительному сговору группой лиц, в крупных размерах. Суд установил, что Мызников и другое лицо, заранее договорившись о хищении чужого имущества путем мошенничества, 29 августа 1996 г. в конторе Маймаксанского грузового участка Архангельской базы тралового флота достигли соглашения с начальником участка Афанасенковым о приобретении для предприятия "Стройметком" рыбной продукции. По указанию Афанасенкова заместитель начальника отдела сбыта Лисовая подготовила договор о реализации "Стройметкому" рыбной продукции на сумму 150 млн. рублей (неденоминированных). При оформлении договора Мызников представился юрисконсультом "Стройметкома" и предъявил Лисовой доверенность на право заключения договора на имя Зуева и учредительные документы "Стройметкома". В договоре Мызников расписался от имени Зуева и в тот же день представил в отдел сбыта копию платежного поручения об оплате за рыбную продукцию в сумме 75 млн. рублей (неденоминированных), после чего работники отдела сбыта подготовили товарно-транспортную накладную на отпуск рыбопродукции на сумму 149 985 тыс. рублей (неденоминированных). При выписке накладной и пропуска на вывоз товара Мызников предъявил доверенность на имя Зуева на получение товара и расписался в товарно-транспортной накладной и пропуске от имени Зуева, после чего передал данную накладную для получения товара другому лицу, которое и вывезло с территории грузового участка рыбопродукцию на указанную в накладной сумму, деньги за товар на счет Архангельской базы тралового флота не поступили. 26 сентября 1996 г. Мызников, заранее договорившись с другим лицом о хищении чужого имущества путем мошенничества, с этой целью приехал с ним в Маймаксанский рыбный порт, где договорился с Афанасенковым о приобретении для предприятия "Аргон" рыбной продукции на сумму 300 млн. рублей (неденоминированных) с предоплатой 50 млн. рублей (неденоминированных) в кассу предприятия. Афанасенков поручил начальнику отдела сбыта Скрипко подготовить договор на реализацию товара. По указанию последнего работник отдела сбыта Богданова подготовила договор. Мызников представился работником предприятия "Аргон" Рябовым и предъявил Богдановой паспорт на его имя, доверенность на право заключения договора и другие документы этого предприятия. Он подписал договор от имени Рябова, получил от другого лица 50 млн. рублей (неденоминированных) и внес в кассу Архангельской базы тралового флота. Работники сбыта выписали одну товарно-транспортную накладную на отпуск рыбной продукции на сумму 225 млн. рублей, а другую - на сумму 74 925 тыс. рублей (неденоминированных). Мызников расписался в накладных и пропусках от имени Рябова и накладные передал другому лицу, которое вывезло рыбную продукцию с территории рыбного порта. Деньги в сумме 249 925 тыс. рублей (неденоминированных) на счет Архангельской базы тралового флота не поступили. Судебная коллегия по уголовным делам Архангельского областного суда приговор оставила без изменения. Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос о переквалификации действий Мызникова с ч. 3 ст. 147 УК РСФСР на ч. 1 ст. 196 УК РСФСР. Президиум Архангельского областного суда 16 февраля 2000 г. протест удовлетворил, указав следующее. В обоснование решения о виновности Мызникова в совершении мошенничества по предварительному сговору группой лиц, в крупных размерах суд сослался на показания свидетелей Лисовой, Богдановой, Гасс и Березина, заключения эксперта, платежные поручения, договоры. Однако анализ этих доказательств свидетельствует о том, что суд допустил ошибку в юридической оценке действий Мызникова. Так, Мызников, рассказывая об обстоятельствах совершения преступления, в ходе предварительного и судебного следствия последовательно пояснял, что по просьбе Л. помогал ему в оформлении документов, составлял договоры на заключение сделки с Архангельской базой тралового флота, подписывал ряд документов от имени Рябова и Зуева, которые вовремя не приехали для оформления документов. Затем все документы он отдал Л., и дальнейшая их судьба ему неизвестна. Сговора о хищении рыбной продукции с Л. у него не было. Он считал, что тот будет действовать в соответствии с условиями договоров, о действительных намерениях Л. не знал. Он (Мызников) рыбную продукцию не получал, не вывозил и не реализовывал и при этом не присутствовал. Кому и на каких условиях была продана рыбная продукция, ему неизвестно. Денежных средств от реализации он не получал. Данные показания Мызникова объективно подтверждаются показаниями свидетелей Лисовой, Богдановой, которые пояснили, что он действительно только оформлял документы, но продукцию не получал. Свидетели Гасс и Березина, на чьи показания суд сослался как на доказательство виновности Мызникова, в судебном заседании показали, что по просьбе Л. они перевозили рыбную продукцию с территории рыбного порта на склады мясомолторга. Таким образом, судом не установлено, завладел ли совместно с кем-либо и распорядился ли продукцией Мызников. Утверждение суда о том, что он и другое лицо, заранее договорившись о хищении чужого имущества, распределили между собой роли, не подтверждено материалами дела. Нет в деле и данных о получении им денежных средств от реализации продукции, что могло бы свидетельствовать о его умысле на совершение хищения. При таких обстоятельствах в его действиях отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 3 ст. 147 УК РСФСР. В данном случае действия Мызникова, который вносил в официальные документы недостоверные сведения, подписывал их за руководителей предприятий, подлежат в силу ст. 10 УК РФ квалификации по ч. 1 ст. 196 УК РСФСР (в редакции Федерального закона от 1 июля 1994 г.), предусматривающей ответственность за подделку выдаваемого предприятием документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей в целях использования такого документа другим лицом. С учетом изложенного приговор и кассационное определение в отношении Мызникова изменены, его действия переквалифицированы с ч. 3 ст. 147 УК РСФСР на ч. 1 ст. 196 УК РСФСР. ____________