1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

3. Выдача ордера на право занятия жилой площади, которая не является свободной и предоставляется не по факту проживания, признана судом неправомерной (И з в л е ч е н и е) Ф. обратилась в суд с иском к Г., АМО "ЗИЛ", префектуре Южного административного округа (ЮАО) г. Москвы о признании недействительным ордера, выданного Г. на комнату размером 14,4 кв. м, выселении из данной комнаты Г., признании за ней (Ф.) права на это жилое помещение и вселении. В заявлении она указала, что в связи с трудовыми отношениями в 1989 году ей было предоставлено койко-место в общежитии по просп. Андропова, там она проживала в комнате размером 14,4 кв. м в четырехкомнатной квартире N 26 одна; в связи с ликвидацией общежития и последующей его передачей в муниципальную собственность ей предложили переселиться в комнату размером 10,9 кв. м в трехкомнатной квартире N 39 в том же доме, необоснованно отказав в закреплении за ней занимаемого жилого помещения по факту проживания. При этом истица ссылалась также на то обстоятельство, что Г. никогда в данном общежитии не проживала и ордер ей выдан на занятую жилплощадь. Г. предъявила встречный иск о признании права на упомянутую комнату, мотивируя требования тем, что 12 мая 1997 г. ей с дочерью на основании решения администрации и профкома АМО "ЗИЛ" и в соответствии с распоряжением заместителя префекта ЮАО г. Москвы от 10 апреля 1997 г. был выдан ордер на право занятия двух комнат размером 14,4 кв. м и 7,3 кв. м в квартире N 26 в доме по просп. Андропова. Она получила ордер на данную жилую площадь, зарегистрировалась по указанному адресу, однако вселиться реально не может, поскольку Ф. не освобождает комнату. Дело неоднократно рассматривалось различными судебными инстанциями. Решением Симоновского районного суда г. Москвы от 17 января 2001 г. исковые требования Ф. в части признания недействительным ордера, выданного Г., на право занятия жилого помещения в виде комнат размером 14,4 кв. м и 7,3 кв. м в квартире N 26 в доме по просп. Андропова удовлетворены. Определением того же суда от 17 января 2001 г. исковые требования Ф. к Г., АМО "ЗИЛ" и префектуре ЮАО г. Москвы о признании права на спорную комнату, выселении Г. и вселении Ф. и встречный иск Г. к Ф., АМО "ЗИЛ", префектуре ЮАО г. Москвы о признании права на жилую площадь выделены в отдельное производство. Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда 22 марта 2001 г. решение суда от 17 января 2001 г. оставила без изменения. Президиум Московского городского суда 26 июля 2001 г. протест прокурора г. Москвы, в котором ставился вопрос об отмене решения Симоновского районного суда г. Москвы от 17 января 2001 г. и последующих судебных постановлений, оставлении в силе решения суда от 8 декабря 1998 г., которым в удовлетворении исковых требований Ф. было отказано, оставил без удовлетворения. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 24 мая 2002 г. оставила без удовлетворения аналогичный протест заместителя Генерального прокурора РФ. Президиум Верховного Суда РФ 6 ноября 2002 г. в удовлетворении аналогичного протеста заместителя Генерального прокурора РФ отказал, указав следующее. Как видно из материалов дела, Ф., работавшая на заводе с 1984 года, проживала в общежитии АМО "ЗИЛ" по просп. Андропова. Г. работала на заводе с 1989 года и проживала в общежитии завода по ул. Новинки. В связи с ликвидацией общежития по просп. Андропова и передачей его в муниципальный жилой фонд администрация совместно с профкомом АМО "ЗИЛ" приняли решение, утвержденное распоряжением префекта ЮАО г. Москвы, которым Ф. предоставлена комната размером 10,9 кв. м в квартире N 39 дома по просп. Андропова. Г. с дочерью выдан ордер на две комнаты общей площадью 21,7 кв. м (14,4 и 7,3 кв. м) в квартире N 26 по указанному адресу. Удовлетворяя требования Ф., суд исходил из того, что АМО "ЗИЛ" и префектурой ЮАО г. Москвы при выдаче ордера Г. были допущены нарушения постановления правительства Москвы от 25 октября 1994 г. N 976 "О мерах, направленных на совершенствование использования общежитий", предусматривающего выдачу ордеров гражданам на изолированное помещение по факту проживания в данном общежитии (приложение N 2 "Порядок перевода общежитий в жилищный фонд города"). Данный вывод суда соответствует материалам дела, из которых следует, что Ф. с 1984 года проживала в данном общежитии в комнате размером 14,4 кв. м в квартире N 26. Г. же в общежитии по просп. Андропова не проживала, занимаемое ею койко-место в общежитии по ул. Новинки за ней сохранялось (общежитие не ликвидировано). Поэтому, как правильно отметил в решении суд, выдача ей ордера на право занятия жилой площади в виде двух указанных выше комнат противоречит упомянутому постановлению правительства Москвы, так как жилое помещение не является свободным и предоставляется не по факту проживания. Довод в протесте о том, что факт непроживания в общежитии не имеет значения, поскольку количество проживающих в общежитиях для одиноких граждан превышает количество имеющихся в них изолированных помещений, в связи с чем администрация предприятия вправе предоставлять жилые помещения лицам из других общежитий, является ошибочным. Такой вывод был бы правомерным в случае ликвидации общежития, где проживала Г., или спора между лицами, проживающими с истицей в комнате 14,4 кв. м. Ф. фактически проживала в комнате одна, других лиц, занимающих койко-место в этой комнате, нет. Неосновательно и утверждение в протесте о том, что Ф. не имела права на проживание в комнате размером 14,4 кв. м, ей предоставлялось только койко-место в общежитии. Действительно, все проживающие в общежитии, не являющемся семейным, вселялись на койко-место. Однако закрепление жилой площади в связи с ликвидацией общежития производилось путем предоставления в нем изолированного помещения по факту проживания. С учетом изложенного оснований к отмене судебных постановлений по доводам протеста не имеется. Президиум Верховного Суда РФ решение Симоновского районного суда г. Москвы, определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда, постановление президиума Московского городского суда и определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ оставил без изменения, протест заместителя Генерального прокурора РФ - без удовлетворения. ___________