1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

5. Установление в Федеральном законе от 15 апреля 1998 г. N 64-ФЗ "О культурных ценностях, перемещенных в Союз ССР в результате Второй мировой войны и находящихся на территории Российской Федерации" (в ред. от 25 мая 2000 г.) внесудебного порядка рассмотрения и разрешения на межправительственном уровне претензий о возвращении перемещенных культурных ценностей, перечисленных в ст. 8 этого Закона, не означает, что исключается судебный порядок защиты права собственности на конкретные перемещенные культурные ценности. Иски об истребовании имущества, имеющего историческую, художественную или иную ценность, из незаконного владения оплате государственной пошлиной не подлежат (И з в л е ч е н и е) Гражданка США М. обратилась в суд с иском к Правительству Российской Федерации о признании права собственности на коллекцию картин, принадлежавшую ее матери, конфискованную в мае 1944 г. и вывезенную в Германию. Истица указала, что, по ее данным, в настоящее время картины находятся в музеях Российской Федерации, и просила суд обязать ответчика вернуть их ей как наследнице собственника коллекции, у которого она была незаконно изъята. Определением судьи Пресненского районного суда г. Москвы от 16 декабря 1999 г. (оставленным без изменения судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда 28 января 2000 г.) заявление было оставлено без движения в связи с неуплатой истицей государственной пошлины за подачу искового заявления имущественного характера в суд первой инстанции; истице предложено заплатить пошлину в сумме 1 млрд. рублей; так как это требование не было выполнено, исковое заявление возвращено заявительнице без рассмотрения. Президиум Московского городского суда 24 августа 2000 г. протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ об отмене судебных постановлений оставил без удовлетворения. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ, в котором ставился вопрос об отмене судебных постановлений как вынесенных с нарушением норм процессуального права, удовлетворила по следующим основаниям. В соответствии с ч. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Эта конституционная гарантия права на судебную защиту в силу ч. 3 ст. 62 Конституции Российской Федерации распространяется на иностранных граждан и лиц без гражданства. Как указано в п. 5 Декларации основных принципов правосудия для жертв преступления и злоупотреблений властью (принятой Генеральной Ассамблеей ООН 29 ноября 1985 г.), в тех случаях, когда это необходимо, следует создать и укрепить судебные и административные механизмы, с тем чтобы обеспечить жертвам возможность получать компенсацию с помощью официальных или неофициальных процедур, которые носили бы оперативный характер, являлись бы справедливыми, недорогостоящими и доступными. Жертв, стремящихся получить компенсацию с помощью таких механизмов, следует информировать об их правах. Согласно п. 6 Декларации следует содействовать тому, чтобы судебные и административные процедуры в большей степени отвечали потребностям жертв, в частности путем: d) принятия мер для сведения к минимуму неудобств или жертв, охраны их личной жизни в тех случаях, когда это необходимо, и обеспечения их безопасности, а также безопасности их семей и свидетелей с их стороны и их защиты от запугивания и мести; e) предотвращения неоправданных задержек при рассмотрении дел и выполнения постановлений или решений о предоставлении компенсации жертвам. Таким образом, доступ к правосудию не должен преграждаться путем установления пошлин и иных платежей, уплата которых затруднительна или невозможна для граждан и иных лиц, обращающихся в суд за защитой своих прав и охраняемых законом интересов. Государственная пошлина за подачу в суд искового заявления М. определена в 1 млрд. рублей, и, поскольку нет никаких фактических данных о действительной стоимости картин, принадлежавших родственникам заявительницы, назначение такой суммы не может рассматриваться иначе как установление невыполнимого для истицы требования и незаконное воспрепятствование осуществлению ее права на судебную защиту прав и свобод. В соответствии с подп. 15 п. 2 ст. 5 Закона Российской Федерации от 9 декабря 1991 г. N 2005-I "О государственной пошлине" (в ред. от 13 апреля 1999 г.) от уплаты государственной пошлины по делам, рассматриваемым в судах общей юрисдикции, освобождаются истцы по искам об истребовании имущества, имеющего историческую, художественную или иную ценность, из незаконного владения. Заявление М. о том, что Правительство Российской Федерации обязано возвратить принадлежащие ей, по ее мнению, картины, мотивировано тем, что коллекция выбыла из обладания ее матери в результате незаконных действий и должна быть ей возвращена любым владельцем. Поскольку истица требовала вернуть ей имущество, имеющее историческую и художественную ценность, на основании приведенного положения Закона Российской Федерации "О государственной пошлине" она освобождается от уплаты государственной пошлины за подачу заявления в суд. Ссылки суда кассационной инстанции на недоказанность незаконности владения ответчиком картинами, являющимися перемещенными во время Второй мировой войны ценностями, и на сомнительность доводов истицы о наличии у нее права собственности на них не могут быть приняты во внимание, поскольку на стадии подачи заявления в суд и разрешения вопроса о принятии его к производству суд не вправе делать выводы об обоснованности или необоснованности иска. В силу ст. 34 ГПК РСФСР только истец вправе определять предмет и основание своего иска. Вопрос по поводу доказанности или недоказанности обстоятельств, на которые ссылается истец, может быть разрешен судом только после рассмотрения дела по существу и только в форме вынесения судебного решения. Вывод президиума суда надзорной инстанции о том, что при подаче искового заявления истица обязана внести государственную пошлину, исчисляемую от стоимости спорного имущества, на общих основаниях, поскольку одним из требований по ее иску является требование о признании за ней права собственности на указанные в исковом заявлении картины, является ошибочным. Заявленный М. в соответствии со ст. 301 ГК РФ иск направлен на восстановление нарушенного, по ее утверждению, права собственности на спорное имущество, имеющее историческую и художественную ценность (виндикационный иск). Доказывание наличия у истца права собственности на истребуемое имущество является одним из элементов этого виндикационного иска и не может быть отделено от основного требования об истребовании имущества, в отношении которого возник спор. Таким образом, состоявшиеся судебные постановления подлежат отмене, а исковое заявление - передаче для рассмотрения по существу в суд первой инстанции без уплаты государственной пошлины. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ определение судьи Пресненского районного суда г. Москвы, определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда и постановление президиума Московского городского суда отменила, исковое заявление М. направила в Пресненский районный суд г. Москвы для рассмотрения по существу. * * * Президиум Верховного Суда РФ протест заместителя Генерального прокурора РФ, в котором ставился вопрос об отмене определения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ и оставлении искового заявления без рассмотрения ввиду несоблюдения обязательного внесудебного порядка рассмотрения претензий относительно спорных картин, оставил без удовлетворения, указав следующее. В соответствии с п. 1 ст. 221 ГПК РСФСР судья или суд оставляет заявление без рассмотрения, если заинтересованным лицом, обратившимся в суд, не соблюден установленный для данной категории дел порядок предварительного внесудебного разрешения дела и возможность применения этого порядка утрачена. В протесте со ссылкой на ст.ст. 10, 18 Федерального закона от 15 апреля 1998 г. N 64-ФЗ "О культурных ценностях, перемещенных в Союз ССР в результате Второй мировой войны и находящихся на территории Российской Федерации" (в ред. от 25 мая 2000 г.) утверждается, что претензия на перемещенные культурные ценности вначале должна быть заявлена правительством бывшего неприятельского государства Правительству Российской Федерации и только в случае, если это государство в установленный срок не заявило соответствующую претензию, у физических и юридических лиц данного государства возникает право искать удовлетворения своих претензий в судебном порядке. Тем самым, указано в протесте, судебному порядку должно предшествовать соблюдение предварительного претензионного порядка. С таким толкованием положений названного Федерального закона согласиться нельзя. Установленный в ст.ст. 9, 10, 18 данного Закона внесудебный порядок рассмотрения и разрешения на межправительственном уровне претензий о возвращении перемещенных культурных ценностей, перечисленных в ст. 8 этого Закона, не означает, что исключается судебный порядок защиты права собственности на конкретные перемещенные культурные ценности. Как отметил Конституционный Суд Российской Федерации в своем постановлении от 20 июля 1999 г. N 12-П по делу о проверке конституционности названного Федерального закона, не могут быть лишены права на судебную защиту собственники в бывших неприятельских государствах тех находящихся на территории Российской Федерации перемещенных культурных ценностей, которые не могли быть объектом компенсаторной реституции на основе Мирных договоров 1947 года и других актов. Из этого не следует, что праву на обращение в суд в таком случае обязательно должно предшествовать соблюдение внесудебной процедуры разрешения претензий. Истицей, гражданкой США, в судебном порядке заявлены требования о возврате конкретных культурных ценностей, которые, по ее утверждению, незаконно были изъяты в 1944 году по распоряжению тогдашнего Правительства Венгрии у собственника коллекции. Изложенный в протесте вывод о том, что и в этом случае обращению в суд должно предшествовать обращение Правительства Венгрии к Правительству Российской Федерации с соответствующей претензией, ошибочен. Президиум Верховного Суда РФ определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ оставил без изменения, а протест заместителя Генерального прокурора РФ - без удовлетворения. ____________