1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

1. Обязанность совершеннолетних детей по содержанию нетрудоспособных родителей носит безусловный характер и не может связываться с наличием либо отсутствием у детей постоянного и достаточного дохода (И з в л е ч е н и е) П. (1937 года рождения) обратилась в суд с иском к своим совершеннолетним трудоспособным детям К. и Д. о взыскании алиментов, обосновав требования тем, что дети ей материально не помогают, тогда как она нуждается в помощи, поскольку является инвалидом III группы по общему заболеванию, получает пенсию по старости в размере 416 руб. 56 коп. Дело неоднократно рассматривалось судебными инстанциями. Решением Торжокского районного суда Тверской области от 13 марта 2000 г. с Д. взыскано на содержание истицы по 20 руб. ежемесячно до изменения материального положения сторон, в иске к К. отказано. Судебная коллегия по гражданским делам Тверского областного суда от 27 июня 2000 г. решение в части отказа П. в иске к К. отменила с вынесением в этой части нового решения, которым с ответчицы взысканы алименты в пользу матери в размере 1/8 части минимального размера оплаты труда (10 руб. 44 коп.) ежемесячно до изменения материального положения сторон, в части взыскания алиментов с Д. решение частично изменила: подлежащую ежемесячному взысканию сумму определила в размере 1/4 части минимального размера оплаты труда, т. е. 20 руб. 87 коп. Резолютивная часть решения дополнена указанием о том, что размер взысканных с ответчиков алиментов подлежит индексации пропорционально увеличению установленного законом минимального размера оплаты труда. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 18 марта 2002 г. протест заместителя Генерального прокурора РФ, в котором ставился вопрос об отмене судебных постановлений в связи с неправильным применением и толкованием норм материального права и существенным нарушением норм процессуального права надзорной инстанцией, оставила без удовлетворения. Президиум Верховного Суда РФ 18 декабря 2002 г. аналогичный протест заместителя Генерального прокурора РФ удовлетворил, указав следующее. Суд первой инстанции полно и правильно установил юридически значимые обстоятельства, определив, что П. нетрудоспособна, нуждается в материальной помощи, оснований для освобождения ответчиков от обязанности по содержанию матери, предусмотренных ч. 5 ст. 87 Семейного кодекса Российской Федерации (СК РФ), не имеется. Среднемесячный заработок ответчицы К. составляет 470 руб. 25 коп., у ответчика Д. постоянной работы нет. Также правильно учтены судом и требования ч. 3 ст. 87 СК РФ о необходимости определения размера взыскиваемых алиментов, исходя из материального и семейного положения родителей и детей и других заслуживающих внимания интересов сторон. Однако назначение судом алиментов в указанных размерах противоречит буквальному толкованию и смыслу закона. Согласно ст.ст. 17, 18 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими и определяют смысл, содержание и применение законов; осуществление прав одним человеком не должно нарушать прав и свобод другого человека. Этот же принцип установлен и семейным законодательством: в силу абз. 2 п. 1 ст. 7 СК РФ осуществление членами семьи своих прав и исполнение ими своих обязанностей не должны нарушать права, свободы и законные интересы других членов семьи и иных граждан. Как предусмотрено в ст. 1 СК РФ, материнство находится под защитой государства; регулирование семейных отношений осуществляется, в частности, в соответствии с принципом обеспечения приоритетной защиты прав и интересов нетрудоспособных членов семьи. Само название ст. 87 СК РФ - "Обязанности совершеннолетних детей по содержанию родителей" предполагает законодательно установленную обязанность взрослых детей предоставить своим нетрудоспособным нуждающимся родителям хотя бы минимум материальных благ, способных обеспечить их существование. Эта обязанность (в отличие, к примеру, от обязательств супругов друг перед другом) носит безусловный характер и не связывается законодателем с наличием либо отсутствием у гражданина постоянного и достаточного дохода. То есть вне зависимости от материального и семейного положения взрослых трудоспособных детей родители вправе получить от них необходимое для поддержания жизнедеятельности содержание. Указанные обстоятельства суд учитывает при определении размера алиментов, но право родителей в данном случае должно носить приоритетный характер по отношению к праву детей, поскольку предполагается, что взрослые трудоспособные лица в состоянии заработать средства к существованию, а нетрудоспособные и престарелые - нет. Суд же в нарушение требований п. 3 ст. 1 СК РФ отдал предпочтение интересам совершеннолетних малоимущих детей, фактически проигнорировав безусловное право их матери на получение материальной помощи; сумма назначенных судом алиментов, взысканная в общей сложности с двух ответчиков, не в состоянии как-либо повлиять на материальное положение П., тем более что согласно данным управления по труду и социальным вопросам администрации Тверской области только прожиточный минимум в регионе по состоянию на 2000 год составил 904 руб. В главе 13 Семейного кодекса Российской Федерации ("Алиментные обязательства родителей и детей") не предусмотрен минимальный размер взыскиваемой в таких случаях суммы. Указано лишь, что размер алиментов определяется судом в твердой денежной сумме, подлежащей уплате ежемесячно. Вместе с тем формальный подход к этому, что имело место в данном случае, недопустим. Поскольку вынесение законного решения, в котором были бы учтены и должным образом сбалансированы интересы обеих сторон, возможно лишь на основе оценки (уже с иной позиции) имеющихся доказательств (что не входит в компетенцию надзорной инстанции), Президиум Верховного Суда РФ решение и определения отменил, дело направил на новое рассмотрение в суд первой инстанции. ____________