1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

2. Приговор отменен и дело прекращено в связи с отсутствием в действиях лица превышения пределов необходимой обороны (И з в л е ч е н и е) По приговору Советского районного суда г. Астрахани от 9 января 2002 г. Колякин осужден по ч. 1 ст. 108 и ч. 1 ст. 114 УК РФ. Он признан виновным в убийстве Дахмардаева и умышленном причинении тяжкого вреда здоровью Тенишеву, совершенных при превышении пределов необходимой обороны при следующих обстоятельствах. 16 марта 2001 г. около 23 час. на ул. Адмирала Нахимова в г. Астрахани Тенишев и Дахмардаев находились в состоянии алкогольного опьянения. Заметив проходившего мимо незнакомого Колякина, Дахмардаев предложил Тенишеву его ограбить. Тенишев и Дахмардаев зашли вслед за Колякиным в подъезд дома. Колякин присел на корточки в тамбуре и закурил. Дахмардаев подошел к нему и попытался снять с его руки кольцо и часы. Оказавшего сопротивление Колякина он стал бить руками и ногами по лицу. Видя, что между Колякиным и Дахмардаевым происходит драка, Тенишев замахнулся на Колякина кулаком. Тогда Колякин, пресекая преступные действия нападающих и осознавая, что явно превышает пределы необходимой обороны и его оборонительные действия не соответствуют действиям нападающих, имевшимся у него в куртке складным ножом умышленно нанес удары Дахмардаеву в живот, чем причинил ему ножевое ранение брюшной полости, повлекшее его смерть, а Тенишеву - в голову и в живот, в результате чего причинил ему ножевое ранение паховой области, соответствующее тяжкому вреду здоровью. Судебная коллегия по уголовным делам Астраханского областного суда приговор оставила без изменения. Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений и прекращении дела за отсутствием в действиях Колякина состава преступления. Президиум Астраханского областного суда 16 октября 2002 г. протест удовлетворил, указав следующее. В обоснование своего решения о виновности Колякина в убийстве Дахмардаева и умышленном причинении тяжкого вреда здоровью Тенишеву, совершенных при превышении пределов необходимой обороны, суд сослался на показания осужденного Колякина, потерпевшего Тенишева, законного представителя потерпевшего Тенишева, представителя потерпевшего Дахмардаева, свидетеля Колякиной, данные протоколов осмотра места происшествия, следственного эксперимента, выемки вещей, заключения экспертов, рапорты сотрудников милиции. Однако анализ этих доказательств не дает основания прийти к выводу о наличии в действиях Колякина уголовно наказуемого деяния. Частью 1 ст. 108 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны. В ч. 1 ст. 114 УК РФ речь идет об уголовной ответственности за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное при превышении пределов необходимой обороны. Однако, как свидетельствуют материалы дела, в действиях Колякина отсутствуют данные составы преступлений. Как показал Колякин в судебном заседании, 16 марта 2001 г. около 23 час. в подъезде его дома два парня сбили его с ног, пытались сорвать с его руки перстень и часы и продолжали избивать руками и ногами по телу и лицу. Он с целью самозащиты вытащил из кармана складной нож и стал им отмахиваться, опираясь другой рукой о пол. Специально удары ножом он не наносил, но в ходе самообороны, когда размахивал ножом, почувствовал, что задевает их. После этого парни убежали. Потерпевший Тенишев в судебном заседании показал, что они с Дахмардаевым на улице увидели Колякина, и Дахмардаев предложил ограбить последнего, в частности, снять с него кроссовки. Он, Тенишев, зашел в подъезд, где в тамбуре сидел Колякин, прошел вперед, и, услышав шум и вскрик Дахмардаева, с целью защитить друга, замахнулся на Колякина кулаком, после чего почувствовал удары в пах, в голову и убежал. Как пояснила свидетель Колякина, она обнаружила своего мужа внизу в тамбуре подъезда лежащим на полу. Вместе с соседкой они подняли его и привели домой. Там она увидела в руке мужа нож. Он рассказал, что на него в подъезде напали ребята, стали избивать, хотели ограбить, защищаясь, он отмахивался ножом. Согласно заключениям судебно-медицинских экспертов, смерть Дахмардаева наступила от острой кровопотери вследствие проникающего колото-резаного ранения передней брюшной стенки справа с повреждением тонкого кишечника и подвздошной вены; у Тенишева обнаружено повреждение - проникающая в брюшную полость колото-резаная рана левой паховой области, - признанное как повлекшее тяжкий вред здоровью. У Колякина, по заключению судебно-медицинского эксперта, имелись повреждения: кровоподтек левого глаза и кровоизлияние в слизистую губ, которые причинены твердым тупым предметом с ограниченной поверхностью. Как видно из протокола следственного эксперимента, осужденный воспроизвел события, происшедшие 16 марта 2001 г. По мнению специалиста, участвовавшего в следственном действии, телесные повреждения, обнаруженные у потерпевших, могли образоваться при действиях, указанных Колякиным, т. е. при размахивании ножом, сидя на полу. Суд в приговоре указал, что Колякин действовал в состоянии необходимой обороны, но превысил ее пределы. На него напали двое. Колякин, находившийся в состоянии алкогольного опьянения, не имел возможности встать на ноги, нападавшие стояли над ним. Поскольку соотношение сил нападавших и оборонявшегося было неравным, Колякин применил нож, осознавая, что в его руках находится именно нож, а не какой-либо иной предмет, у потерпевших никаких предметов не имелось. Установлено, что Дахмардаев хотел похитить имущество, принадлежавшее Колякину. Факт нанесения Колякину телесных повреждений подтверждается заключением эксперта, показаниями жены осужденного. Как считал суд, в данной ситуации Колякин, имея цель пресечь преступные действия нападающих, не используя возможности избрать иной, менее опасный способ защиты и осознавая, что его действия явно не соответствуют действиям нападавших, умышленно причинил тяжкий вред здоровью Тенишева и смерть Дахмардаеву. Такой вывод суда исходя из обстановки, в которой происходили указанные действия, ошибочен. В соответствии со ст. 37 УК РФ не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, т. е. при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия. Право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица. Это право принадлежит им независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти. Кроме того, по смыслу закона, решая вопрос о наличии или отсутствии признаков превышения пределов необходимой обороны, следует учитывать не только соответствие или несоответствие средств защиты и нападения, но и характер опасности, угрожавшей оборонявшемуся, его силы и возможности по отражению посягательства, а также все иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягавшего и защищавшегося. При совершении посягательства группой лиц обороняющийся вправе применить к любому из нападавших такие меры защиты, которые определяются опасностью и характером действий всей группы. Усмотрев в действиях Колякина превышение пределов необходимой обороны, суд не дал оценки характеру опасности, угрожавшей Колякину, интенсивности нападения и, кроме того, обстановке, при которой оно было совершено. Вывод суда о превышении Колякиным пределов необходимой обороны противоречит имеющимся по делу доказательствам. Исходя из изложенного следует признать, что действия Колякина соответствовали характеру и степени общественной опасности посягательства, так как его жизни и здоровью угрожала реальная опасность со стороны Дахмардаева и Тенишева. Следовательно, нельзя признать обоснованным осуждение Колякина за убийство Дахмардаева и умышленное причинение тяжкого вреда здоровью Тенишеву при превышении пределов необходимой обороны, а потому дело в отношении него подлежит прекращению за отсутствием в его действиях состава преступления. ____________