1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЗА II КВАРТАЛ 2003 ГОДА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ Вопросы квалификации преступлений 1. Действия лица, совершившего убийство в результате конфликта по поводу карточного долга, переквалифицированы с п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 105 УК РФ. Из материалов дела видно, что Акмалов проиграл в карты потерпевшему 15 тыс. рублей. С целью избавления от возврата карточного долга он решил убить потерпевшего и попросил Ивакина помочь ему в этом. Во время разговора с потерпевшим о возврате долга Акмалов и Ивакин попросили его разрешить возвратить долг частями. Однако потерпевший отказался, предлагая оплатить долг полностью. Тогда Акмалов двумя выстрелами из ружья убил его. Таким образом, в данном конкретном случае убийство было совершено не из корыстных побуждений, а на почве личных неприязненных отношений. Согласно диспозиции п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ и разъяснению, данному в п. 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве", по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство из корыстных побуждений) следует квалифицировать убийство, совершенное в целях получения материальной выгоды для виновного или других лиц (денег, имущества или прав на его получение, прав на жилплощадь и т. п.) или избавления от материальных затрат (возврата имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств, уплаты алиментов и др.). Определение N 49-002-5 по делу Акмалова и Ивакина 2. Ответственность за оставление потерпевшего в опасности наступает только в случаях, прямо предусмотренных в ст. 125 УК РФ. Вечером 12 февраля 2000 г. Жгилев и Щебеньков из хулиганских побуждений избили потерпевшего Н. с причинением тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека. После избиения они оставили потерпевшего без помощи лежащим на земле. Суд первой инстанции квалифицировал действия осужденных по пп. "а", "в" ч. 3 ст. 111 УК РФ и ст. 125 УК РФ. Суд кассационной инстанции отменил приговор в отношении Жгилева и Щебенькова в части, касающейся их осуждения по ст. 125 УК РФ, и уголовное дело в этой части прекратил, мотивировав свое решение следующим. Лицо, умышленно причинившее потерпевшему тяжкий вред здоровью, не может нести ответственность за оставление его в опасности. По данному делу установлено, что в беспомощное состояние потерпевшего Жгилев и Щебеньков привели своими умышленными преступными действиями, за что обоснованно осуждены по пп. "а", "в" ч. 3 ст. 111 УК РФ. Определение N 68-Дп02-6 по делу Жгилева и Щебенькова 3. Умышленное уничтожение или повреждение отдельных предметов с применением огня в условиях, исключающих его распространение на другие объекты и возникновение угрозы причинения вреда жизни и здоровью людей, а также чужому имуществу, надлежит квалифицировать по ч. 1 ст. 167 УК РФ. Совершив убийство, Золотухин, Абдрахманов и другие лица с целью временного использования завладели автомобилем потерпевшего. Автомашина, управлявшаяся Абдрахмановым, съехала в кювет. После неудачных попыток вытащить автомобиль виновные похитили колеса. Затем Абдрахманов и Золотухин подожгли автомобиль, причинив ущерб на сумму 45 750 руб., и скрылись с места происшествия. Президиум Верховного Суда РФ переквалифицировал действия Золотухина с ч. 2 ст. 167 УК РФ на ч. 1 ст. 167 УК РФ как умышленное уничтожение чужого имущества, причинившее значительный ущерб потерпевшему, поскольку Золотухин и Абдрахманов угнали автомашину потерпевшего в отдаленное место и сожгли ее в дорожном кювете, что исключало возможность причинения вреда чужому имуществу или распространение огня на иные объекты. Постановление N 67п2003 по делу Золотухина 4. Приговор отменен и дело прекращено за отсутствием в действиях лица состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 188 УК РФ. Гоголь, член экипажа судна, прибыв 25 декабря 1999 г. в порт Корсаков из порта Вакканай (Япония), проходил таможенный контроль и указал в таможенной декларации на наличие у него 900 долларов США. При личном же досмотре у него обнаружили 3540 долларов США и 23 тыс. японских иен, что соответствовало 100 724 руб. Суд первой инстанции квалифицировал действия Гоголя по ч. 1 ст. 188 УК РФ. Вещественные доказательства по делу - 3540 долларов США и 23 тыс. японских иен - обращены в доход государства как предмет преступления. В кассационном порядке дело не рассматривалось. Президиум областного суда отклонил протест заместителя Генерального прокурора РФ, в котором был поставлен вопрос об отмене приговора и прекращении дела за отсутствием в действиях Гоголя состава преступления. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ удовлетворила аналогичный протест заместителя Генерального прокурора РФ, указав следующее. В соответствии с диспозицией ч. 1 ст. 188 УК РФ контрабанда как состав преступления представляет собой перемещение в крупном размере через таможенную границу Российской Федерации товаров или иных предметов, совершенное помимо или с сокрытием от таможенного контроля либо с обманным использованием документов или средств таможенной идентификации либо сопряженное с недекларированием или недостоверным декларированием. Из данной нормы следует, что перемещение через таможенную границу валютных средств требует соблюдения правил таможенного контроля и таможенного оформления. Однако в приговоре суда первой инстанции и в постановлении президиума областного суда не указано, какие конкретно правила таможенного контроля и таможенного оформления были нарушены Гоголем. Между тем согласно ч. 3 ст. 2 Закона Российской Федерации от 9 октября 1992 г. "О валютном регулировании и валютном контроле" (с внесенными в него изменениями и дополнениями) ввоз в Российскую Федерацию валюты осуществляется резидентами и нерезидентами в порядке, установленном Центральным банком Российской Федерации совместно с Министерством финансов Российской Федерации и Государственным таможенным комитетом Российской Федерации. В силу п. 2.4 Инструкции по таможенному оформлению и таможенному контролю товаров, перемещаемых через таможенную границу Российской Федерации физическими лицами и не предназначенных для производственной или иной коммерческой деятельности (Приложение N 1 к приказу ГТК РФ от 25 января 1999 г.), обязательному декларированию в письменной форме подлежит ввозимая в Российскую Федерацию иностранная валюта, если ее сумма превышает в эквиваленте 10 тыс. долларов США. Указанная редакция Инструкции действует с 16 января 2002 г. На момент инкриминируемых Гоголю преступных деяний в подп. "б" п. 2.4 названной Инструкции каких-либо ограничений на ввозимую в Российскую Федерацию иностранную валюту предусмотрено не было. Следовательно, ввоз иностранной валюты по ее сумме не был ограничен. С учетом изложенного в действиях Гоголя отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 188 УК РФ. Иностранная валюта в размере 3540 долларов США и 23 тыс. японских иен, обращенная по приговору суда в доход государства как предмет преступления, подлежит возвращению Гоголю. Определение N 64-дпр02-8 по делу Гоголя Назначение наказания 5. В соответствии с правилами, установленными в ч. 2 ст. 58 УК РФ, отбывание в тюрьме части срока наказания может быть назначено мужчинам, осужденным к лишению свободы за совершение особо тяжких преступлений на срок свыше пяти лет, а также при особо опасном рецидиве преступлений. При этом суд обязан мотивировать принятое решение. Зенченко осужден по ч. 2 ст. 209 УК РФ к десяти годам лишения свободы с конфискацией имущества, по пп. "а", "д", "з", "и", "н" ст. 102 УК РСФСР к пятнадцати годам лишения свободы, ч. 2 ст. 15 УК РСФСР и пп. "а", "д", "з", "и", "н" ст. 102 УК РСФСР к одиннадцати годам лишения свободы; на основании ст. 40 УК РСФСР путем поглощения менее строгого наказания более строгим окончательно наказание определено в виде лишения свободы сроком на пятнадцать лет с конфискацией имущества, с отбыванием первых пяти лет в тюрьме, а последующих - в исправительной колонии общего режима. Суд, назначая Зенченко максимально возможное наказание в виде лишения свободы, указал, что учитывает характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, личность виновного, обстоятельства, смягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, однако определение отбывания части наказания именно в тюрьме в приговоре не мотивировал. Допущенное судом нарушение закона повлекло за собой ухудшение правового положения осужденного, поэтому Президиум Верховного Суда РФ исключил из судебных решений указание об отбывании Зенченко первых пяти лет лишения свободы в тюрьме. Постановление N 55п03 по делу Зенченко Процессуальные вопросы 6. В случае отказа прокурора от обвинения в ходе судебного разбирательства суд в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации выносит постановление о прекращении уголовного дела. Оправдание обвиняемого в указанном случае законом не предусмотрено. Определение N 78-003-12 по делу Ременюка 7. Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным пп. 1 и 2 ч. 1 ст. 24 и пп. 1 и 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ. Смирнов и Лахин обвинялись в умышленном причинении смерти группой лиц, неоднократно. Они вину не признали. В судебном заседании государственный обвинитель отказался от поддержания обвинения в отношении подсудимых, указав, что не располагает достаточными доказательствами их вины. Суд в соответствии со ст.ст. 246 и 254 УПК РФ прекратил уголовное дело в отношении Лахина и Смирнова за недоказанностью их вины. В кассационных жалобах потерпевшие просили постановление о прекращении дела отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение либо новое расследование. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ кассационные жалобы потерпевших оставила без удовлетворения, указав следующее. В силу ч. 5 ст. 20 УПК РФ уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. 105 УК РФ, являются делами публичного обвинения, которое поддерживает государственный обвинитель. Согласно ч. 7 ст. 246 УПК РФ, если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, он отказывается от обвинения и излагает суду мотивы отказа. Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным пп. 1 и 2 ч. 1 ст. 24 и пп. 1 и 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ. Как установлено в ч. 9 ст. 246 УПК РФ, пересмотр определения или постановления суда о прекращении уголовного дела ввиду отказа государственного обвинителя от обвинения допускается лишь при наличии новых или вновь открывшихся обстоятельств в соответствии с главой 49 УПК РФ. С учетом изложенного суд по правилам ст.ст. 246 и 254 УПК РФ прекратил уголовное дело в отношении Лахина и Смирнова. Вместе с тем, поскольку ни ст. 24, ни ст. 27 УПК РФ не предусматривают такого основания прекращения дела, как недоказанность вины, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ постановление областного суда изменила, уголовное дело прекратила за отсутствием в деянии состава преступления. Определение N 44-002-172 по делу Лахина и Смирнова 8. Судебная коллегия при кассационном рассмотрении дела отказала в удовлетворении ходатайства о допуске в качестве защитника лица, не являющегося адвокатом. Марченко не участвовал в ходе предварительного расследования и при судебном рассмотрении дела в отношении Шавлина в качестве защитника. Тем не менее осужденный Шавлин, его законный представитель и Марченко обратились с ходатайствами в Верховный Суд РФ о допуске последнего к участию в качестве защитника осужденного при кассационном рассмотрении дела. Решение по ходатайствам должен был принять в судебном заседании суд второй инстанции. Об этом и о дне заседания Марченко был уведомлен. Марченко в судебное заседание не явился и о причине неявки не сообщил, в связи с чем кассационное рассмотрение дела было перенесено, а ему направлена телеграмма со сведениями о новой дате. Но он вновь не явился в судебное заседание и никого об этом не предупредил. Рассмотрев упомянутые ходатайства, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в их удовлетворении отказала по следующим основаниям. Согласно ч. 2 ст. 49 УПК РФ в качестве защитников допускаются адвокаты. По определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. При производстве у мирового судьи указанное лицо допускается и вместо адвоката. Поскольку Марченко не являлся адвокатом, а адвокат в качестве защитника осужденного в кассационном рассмотрении дела не участвовал, то Марченко в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 49 УПК РФ не мог быть допущен к участию в заседании суда второй инстанции. Определение N 50-002-65 по делу Шавлина 9. Оправдательный приговор отменен ввиду нарушения судом права потерпевшей участвовать в судебном разбирательстве и выступать в судебных прениях. Судом присяжных Ажигова была оправдана по пп. "д", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ в связи с вынесением коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассмотрев дело по кассационному представлению прокурора, отменила приговор суда присяжных заседателей по следующим основаниям. В соответствии со ст. 42 УПК РФ потерпевший вправе, в частности, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела, выступать в судебных прениях. По уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, права потерпевшего, предусмотренные настоящей статьей, переходят к одному из его близких родственников. Указанные требования закона судом не были выполнены. Из протокола судебного заседания и материалов дела следует, что в связи с убийством Н. потерпевшей по делу признана его родная сестра К., которая 3 июля 2002 г. не явилась в суд, но заявила письменное ходатайство об отложении разбирательства дела из-за своей болезни. Суд данное ходатайство отклонил, мотивируя свое решение тем, что потерпевшая не представила документа, подтверждающего ее заявление о болезни, в качестве потерпевшей ранее судом была допрошена, поэтому ее явка не обязательна, и продолжил судебное следствие. Разбирательство дела окончено в ее отсутствие. Как видно из ранее представленной копии листка нетрудоспособности, Н. была нетрудоспособна с 3 по 9 июля 2002 г. Таким образом, судом были нарушены права потерпевшей Н. участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела, выступать в судебных прениях. Дело направлено на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд в ином составе судей. Определение N 19-кпо02-79сп по делу Ажиговой 10. Судебная коллегия внесла изменения в постановление суда, которым срок содержания под стражей обвиняемым продлен до момента окончания ознакомления всех обвиняемых и их защитников с материалами уголовного дела и направления прокурором уголовного дела в суд. 26 июня 2002 г. Жернову и Смирнову объявлено об окончании предварительного расследования и начато ознакомление с материалами уголовного дела. Поскольку срок содержания Жернова под стражей истекал 4 января 2003 г., а Смирнова - 11 января 2003 г., следователь 11 декабря 2002 г. обратился в областной суд с ходатайством о его продлении Жернову на 4 месяца 13 дней, а Смирнову - на 4 месяца 6 дней, т. е. до 17 мая 2003 г. Постановлением областного суда срок содержания под стражей обвиняемым продлен до момента окончания ознакомления всех обвиняемых и их защитников с материалами уголовного дела и направления прокурором уголовного дела в суд. Вывод суда о необходимости продления срока содержания подсудимых под стражей обоснован и мотивирован. В то же время, продлевая этот срок обвиняемым Жернову и Смирнову без указания определенной даты, суд неверно истолковал положения ст. 109 УПК РФ. По смыслу данной нормы срок содержания обвиняемых под стражей продлевается судом в пределах, испрашиваемых органами предварительного расследования, что прямо предписывается в образце постановления, приведенном в приложении N 83 к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Продлив срок содержания обвиняемых под стражей без указания предельной даты, суд первой инстанции тем самым на будущее вывел меру пресечения в отношении указанных лиц из-под судебного контроля, чем, безусловно, ухудшил их положение. При таких обстоятельствах срок содержания под стражей Жернову и Смирнову может быть продлен только в пределах срока, испрошенного следователем в ходатайстве. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ изменила постановление суда: продлила срок содержания под стражей Жернову на 4 месяца 13 суток, а всего 16 месяцев 13 суток, т. е. до 17 мая 2003 г. включительно, Смирнову - на 4 месяца 6 суток, а всего 16 месяцев 6 суток, т. е. до 17 мая 2003 г. В остальной части постановление оставлено без изменения. Определение N 87-003-2 по делу Жернова и Смирнова 11. В соответствии с п. 2 ч. 5 ст. 355 УПК РФ не подлежат обжалованию определения или постановления, вынесенные в ходе судебного разбирательства, об удовлетворении или отклонении ходатайств участников судебного разбирательства. В подготовительной части судебного заседания подсудимый заявил ходатайство о возвращении уголовного дела прокурору, так как, по его мнению, обвинительное заключение составлено с нарушением уголовно-процессуального закона. Суд в удовлетворении ходатайства подсудимого отказал. Кассационная жалоба подсудимого на определение суда оставлена без рассмотрения на основании п. 2 ч. 5 ст. 355 УПК РФ. Определение N 78-003-54 по делу Московца 12. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации не предусматривает права участников процесса обжаловать постановление судьи по результатам рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания. Постановлением судьи замечания потерпевшей, принесенные на протокол судебного заседания, были отклонены. В кассационной жалобе потерпевшая просила отменить постановление судьи. Утверждала, что в поданных ею замечаниях отмечено только то, что в действительности сказано участниками в процессе судебного разбирательства и не нашло отражения в протоколе, а судья, не посчитав необходимым вызвать ее и ее представителя, полностью и без указания мотивов отверг принесенные замечания. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ прекратила кассационное производство по этой жалобе потерпевшей, указав следующее. Никто из судей вышестоящего суда не присутствовал в зале судебного заседания при рассмотрении уголовного дела, вследствие чего судьи суда второй инстанции не знают и не могут знать о правильности (либо неправильности) принесенных замечаний на протокол судебного заседания, поэтому они не вправе проверять существо принятого решения по результатам рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания. Эти замечания рассмотрены председательствующим судьей в установленном Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации порядке. Кроме того, как видно из материалов дела, постановление судьи мотивировано; отклонение замечаний, принесенных потерпевшей на протокол судебного заседания, обосновано тем, что в протоколе судебного заседания полно и правильно отражены показания допрошенных лиц. Согласно ч. 2 ст. 260 УПК РФ при рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания председательствующий в необходимых случаях может вызвать лиц, подавших замечания для уточнения их содержания. Из заявления потерпевшей, в котором она изложила свои замечания, следует, что она не просила судью вызвать ее для уточнения содержания замечаний. Судья, рассматривающий замечания на протокол, самостоятельно определяет, нужен ли вызов в судебное заседание лица, подавшего замечания, для уточнения их содержания. В данном случае судья такой необходимости не усмотрел, что является его правом и не может расцениваться как нарушение закона. Определение N 50-002-33 по делу Котова 13. В соответствии с ч. 4 ст. 359 УПК РФ лицо, подавшее жалобу или представление, до начала судебного заседания вправе изменить их либо дополнить новыми доводами. При этом в дополнительном представлении прокурора или его заявлении об изменении представления, равно как и в дополнительной жалобе потерпевшего, частного обвинителя или их представителей, поданных по истечении срока обжалования, не может быть поставлен вопрос об ухудшении положения осужденного, если такое требование не содержалось в первоначальных жалобе или представлении. По приговору суда Очерхаджиев и другие осуждены по ч. 1 ст. 30 УК РФ и п. "а" ч. 2 ст. 205 УК РФ (приготовление к террористическому акту); в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 208 (участие в вооруженном формировании, не предусмотренном федеральным законом), ч. 3 ст. 205 (терроризм), п. "а" ч. 3 ст. 111 (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью) и другими статьями УК РФ, Очерхаджиев оправдан. В кассационном представлении государственный обвинитель ставил вопрос об отмене приговора в части осуждения Очерхаджиева по ч. 1 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 205 УК РФ. В дополнительном кассационном представлении поставлен вопрос об отмене приговора и в части оправдания Очерхаджиева в совершении террористического акта и посягательства на жизнь сотрудников правоохранительных органов 6 марта 2001 г. С учетом требований ст. 359 УПК РФ кассационная инстанция не вправе рассматривать доводы представления государственного обвинителя об отмене приговора в части оправдания лица, которые не указаны в первичном кассационном представлении, а были представлены в дополнительном кассационном представлении, поданном по истечении срока обжалования приговора. Определение N 18кп003-14 по делу Очерхаджиева 14. В соответствии с п. 11 ч. 2 ст. 381 УПК РФ отсутствие протокола судебного заседания является нарушением уголовно-процессуального закона. Заключением судебной коллегии Верховного Суда Республики Марий Эл в действиях мирового судьи Симолкина усмотрены признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 264 УК РФ. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отменила данное заключение по следующим основаниям. Главой 52 УПК РФ предусмотрены особенности производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц, в том числе и в отношении мировых судей. По смыслу ст.ст. 447 и 448 УПК РФ рассмотрение вопроса о даче заключения о наличии или об отсутствии в действиях мирового судьи признаков преступления производится коллегией, состоящей из трех судей верховного суда республики, в закрытом судебном заседании в соответствии с нормами Уголовно-процессуального кодекса. Согласно ст.ст. 245 и 259 УПК РФ в судебном заседании секретарь ведет протокол судебного заседания, в котором он обязан полно и правильно излагать действия и решения суда, а равно действия участников судебного разбирательства, полно отражать все необходимые сведения о ходе заседания. Указанные выше требования закона судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Республики Марий Эл не выполнены. Как следует из материалов дела, представление и. о. Генерального прокурора Российской Федерации рассмотрено в закрытом судебном заседании с участием прокурора и Симолкина, при этом протокол судебного заседания не велся, что лишило возможности лицо, в отношении которого рассмотрен вопрос, а также лицо, внесшее представление, ознакомиться с протоколом судебного заседания и подать на него замечания. В соответствии со ст. 381 УПК РФ отсутствие протокола судебного заседания является нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену судебного решения. Материал направлен на новое судебное рассмотрение для рассмотрения по существу в тот же суд в ином составе судей. Определение N 12-Дп02-13 по делу Симолкина 15. Судебная коллегия по уголовным делам оставила без изменения постановление областного суда об отказе лицу в признании права на реабилитацию в порядке, предусмотренном ст. 134 УПК РФ. По приговору суда Титов был оправдан по п. "з" ч. 2 ст. 105, пп. "б", "в" ч. 3 ст. 162 и по ч. 1 ст. 222 УК РФ за недоказанностью его участия в совершении преступлений. Он обратился в суд с заявлением о признании за ним права на реабилитацию и о возмещении имущественного вреда. Областной суд отказал Титову в признании права на реабилитацию в порядке, предусмотренном ст. 134 УПК РФ, и выплате 21 тыс. рублей в возмещение заработной платы. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ оставила без удовлетворения кассационное представление прокурора об отмене постановления судьи по следующим основаниям. В соответствии с ч. 2 ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, имеет подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор. По смыслу ст. 134 УПК РФ приговор, определение, постановление суда, вынесенные по основаниям, предусмотренным в ч. 2 ст. 133 УПК РФ, обязательно должны содержать указание о праве гражданина на реабилитацию, включая возмещение ему причиненного вреда. Однако оправдательный приговор в отношении Титова был постановлен 22 февраля 2001 г., т. е. до введения в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, и соответственно не содержал указания на такое право оправданного. Вынесения же дополнительного акта о реабилитации, как ставится вопрос в представлении, действующее уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает. Определение N 38-002-43 по делу Титова 16. В соответствии с ч. 5 ст. 135 УПК РФ требование о возмещении имущественного вреда реабилитированному разрешается судьей в порядке, установленном ст. 399 УПК РФ для разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора. Рудик оправдан судом присяжных за отсутствием события преступления. По постановлению судьи с Управления федерального казначейства Министерства финансов по Краснодарскому краю назначено взыскать в пользу Рудика 86 017 руб. 56 коп. В связи с реабилитацией Рудик обратился в краевой суд с ходатайством о возмещении ему имущественного вреда в сумме 86 017 руб. 56 коп., в которой учтены уровень инфляции по заработной плате, суммы, выплаченные на оказание юридической помощи, расходы, связанные с поездками (в том числе в суды первой и кассационной инстанций) и с отправкой телеграмм. Данное ходатайство Рудика судом было удовлетворено в полном размере. В кассационной жалобе руководитель Управления федерального казначейства Министерства финансов по Краснодарскому краю просил постановление судьи отменить, указав, что надлежащим ответчиком по делу является Министерство финансов Российской Федерации, а не управление, которым он руководил. Органы казначейства лишь представляют Министерство финансов Российской Федерации в судах по доверенности. Кроме того, о дате и времени судебного разбирательства их своевременно не известили, о вынесении постановления судьи стало известно после поступления исполнительных документов от взыскателя. Судебная коллегия Верховного Суда РФ отменила постановление судьи, указав следующее. В соответствии с ч. 5 ст. 135 УПК РФ требование о возмещении имущественного вреда реабилитированному разрешается судьей в порядке, установленном ст. 399 УПК РФ для разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора. Требования этого уголовно-процессуального закона судьей не выполнены. В деле отсутствуют данные о том, что о слушании дела в суде был извещен государственный орган, обеспечивающий выплату реабилитированному сумм за счет средств федерального бюджета, - Министерство финансов Российской Федерации или Управление федерального казначейства Министерства финансов по Краснодарскому краю по доверенности. Дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей. Определение N 18-кпо03-П по делу Рудика ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ 1. Действующее избирательное законодательство разграничивает последствия снятия кандидатом в депутаты своей кандидатуры и отзыва кандидата в депутаты. Решением окружной избирательной комиссии (ОИК) на основании заявления Б. о снятии его кандидатуры и возврате избирательного залога регистрация Б. была отменена, в удовлетворении заявления о возврате залога отказано. Областной суд жалобу Б. на решение ОИК об отказе в возврате избирательного залога удовлетворил. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила решение областного суда и постановила по делу новое решение, которым в удовлетворении жалобы Б. отказала по следующим основаниям. Буквальное толкование положений п. 13 ст. 38 Федерального закона от 12 июня 2002 г. "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской федерации" позволяет сделать вывод о том, что избирательный залог перечисляется в доход государства при снятии кандидатом своей кандидатуры независимо от обстоятельств, вынуждающих сделать это, и наступивших в результате этого действия последствий. В то время как при отзыве кандидата избирательным объединением, избирательным блоком избирательный залог перечисляется в доход соответствующего бюджета, в случае если это произошло без вынуждающих к тому обстоятельств, если отзыв привел к наступлению указанных в п. 30 названной статьи обстоятельств или назначению повторных выборов. В связи с этим нельзя согласиться с выводом суда о том, что законодателем предусмотрен одинаковый порядок возврата (невозврата) избирательного залога как для независимых кандидатов, так и для тех кандидатов, которые выдвинуты избирательными объединениями, избирательными блоками. Довод суда о том, что общий порядок возврата (невозврата) избирательного залога для всех кандидатов обусловлен тем, что они обладают равными правами и несут равные обязанности, не мог служить основанием к удовлетворению требования Б. Снятие кандидатом своей кандидатуры зависит от волеизъявления самого кандидата, а отзыв кандидата производится избирательным объединением, избирательным блоком. Определение N 4-Г02-41 2. При определении стоимости имущества, подлежащего разделу между супругами, необходимо исходить из действительной стоимости этого имущества, определяемой с учетом сложившихся в данной местности цен на строительные материалы и работы, транспортные услуги, места расположения дома, степени его благоустройства, износа, возможности его использования. Согласно п. 2 ст. 256 ГК РФ имущество каждого из супругов может быть признано их совместной собственностью, если будет установлено, что в течение брака за счет общего имущества супругов или личного имущества другого супруга были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества (капитальный ремонт, реконструкция, переоборудование и т. п.). При определении стоимости дома, веранды, обшивки дома вагонкой, печи, хозблока, бани и размера выплаты заявительнице по иску о разделе совместно нажитого имущества денежной компенсации за участие во вложениях в спорное имущество суд исходил из стоимости упомянутого имущества, указанной в справке бюро технической инвентаризации. Между тем по общему правилу необходимо исходить из действительной стоимости имущества, определяемой с учетом сложившихся в данной местности цен на строительные материалы и работы, транспортные услуги, места расположения дома, степени его благоустройства, износа, возможности его использования. Надлежало также определить стоимость имущества до произведенных в него вложений и после произведенных вложений. Выяснение названных обстоятельств дало бы возможность определить, как это требуется по п. 2 ст. 256 ГК РФ, значительно или нет увеличилась стоимость имущества вследствие произведенных вложений. Определение N 5-В03-41 3. Дела об оспариваний нормативных правовых актов органов государственной власти субъектов Российской Федерации подведомственны судам общей юрисдикции. Прекращая производство по делу на основании абз. 1 ст. 220 ГПК РФ, суд исходил из того, что заявление прокурора о признании противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению отдельных положений Закона области "О рыболовстве и водных биоресурсах в Камчатской области" в силу подп. 6 п. 2 ст. 12 Закона РСФСР от 22 марта 1991 г. "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" (в редакции от 9 октября 2002 г.) подлежит рассмотрению в порядке арбитражного судопроизводства. В ст. 12 названного Закона перечислены полномочия антимонопольного органа. Согласно подп. 6 п. 2 данной статьи антимонопольный орган вправе обратиться в суд или арбитражный суд с заявлением о признании недействительными полностью или в части противоречащих антимонопольному законодательству актов, соглашений федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, иных наделенных функциями или правами указанных органов власти органов или организаций. Как указал суд в определении, в соответствии с названной правовой нормой в судах общей юрисдикции могут быть оспорены нормативные акты, противоречащие антимонопольному законодательству и нарушающие права и законные интересы граждан, не касающиеся сферы предпринимательской и иной экономической деятельности. Поскольку в заявлении прокурора оспариваются нормы Закона области, регулирующие проведение закрытых конкурсов, в которых в силу п. 3 ст. 17 этого Закона могут участвовать юридические лица, индивидуальные предприниматели и территориальные хозяйственные объединения (общины), но не граждане, дело подлежит рассмотрению и разрешению в порядке арбитражного судопроизводства. Между тем с таким выводом согласиться нельзя. Статья 192 АПК РФ предусматривает право арбитражных судов разрешать споры о признании недействующими нормативных правовых актов органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, регулирующих отношения в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. Однако данное полномочие необходимо рассматривать во взаимосвязи со ст. 29 этого Кодекса, в п. 1 которой установлено, что дела об оспаривании нормативных правовых актов подведомственны судам общей юрисдикции. Следовательно, в принятии заявления об оспаривании организацией или индивидуальным предпринимателем, прокурором нормативного правового акта, регулирующего отношения в сфере предпринимательской или иной экономической деятельности, судьей суда общей юрисдикции может быть отказано в связи с тем, что заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, а производство по принятому заявлению подлежит прекращению по данному основанию только в том случае, если федеральным законом дела об оспаривании этого нормативного правового акта организациями, индивидуальными предпринимателями, прокурором прямо отнесены к компетенции арбитражных судов. Такой подход к разграничению подведомственности дел об оспаривании нормативных правовых актов соответствует п. 3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 9 декабря 2002 г. N 11 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации", содержащему положение о порядке применения ст. 29 АПК РФ. В подп. 6 п. 2 ст. 12 Закона РСФСР "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" арбитражный суд не назван в качестве суда, компетентного рассматривать дела об оспаривании именно нормативных правовых актов. Определение N 60-Г03-8 4. Указание в п. 5 ст. 78 Федерального закона от 12 июня 2002 г. "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" на то, что решение суда об отмене регистрации кандидата в депутаты должно быть принято не позже чем за пять дней до дня голосования, исключает возможность вынесения такого решения в случае пропуска этого срока. Решением краевого суда от 21 января 2003 г. было удовлетворено заявление Ч. об отмене регистрации Щ. кандидатом в депутаты в связи с нарушением последним правил ведения предвыборной агитации. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила данное решение, указав следующее. В соответствии с п. 5 ст. 78 Федерального закона от 12 июня 2002 г. "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" заявление об отмене регистрации кандидата, списка кандидатов может быть подано в суд не позднее чем за восемь дней до дня голосования (в том числе повторного). Решение суда должно быть принято не позднее чем за пять дней до дня голосования. Согласно п. 3 ст. 107 ГПК РФ течение процессуального срока, исчисляемого годами, месяцами или днями, начинается на следующий день после даты или наступления события, которыми определено его начало. Между тем, как видно из материалов дела, решение вынесено судом 21 января 2003 г. за четыре дня до дня голосования, которое должно было состояться 26 января 2003 г. В настоящем случае за один день до дня голосования, 26 января 2003 г., будет 24 января 2003 г., за два дня - 23 января 2003 г., за три дня - 22 января 2003 г. и за четыре дня - 21 января 2003 г. (день вынесения решения). Установленная в п. 5 ст. 78 указанного Федерального закона норма о том, что решение суда должно быть принято не позднее чем за пять дней до дня голосования, исключает вынесение решения в случае пропуска этого срока, а следовательно, и рассмотрение дела. Определение N 19-Г03-3 5. Установление недостоверных подписей, представленных в поддержку кандидата в депутаты, при повторной проверке подписных листов, не может быть признано вновь открывшимся обстоятельством, поскольку недостоверные подписи могли быть выявлены избирательной комиссией при первоначальной проверке подписных листов. Удовлетворяя заявление избирательной комиссии об отмене регистрации X., суд исходил из того, что после принятия решения о его регистрации установлены на основании справки эксперта недостоверные подписи. Кроме того, в судебное заседание были представлены сведения о несоответствии данных об избирателях, содержащихся в подписных листах, данным, поступившим из адресной службы. Таким образом, установлено менее двух процентов достоверных подписей, что недостаточно для регистрации X. кандидатом в депутаты. Выявление после регистрации недостоверных подписей, как считал суд, является вновь открывшимся обстоятельством. Этот вывод суд сделал, неправильно применив нормы материального права. Проведение окружной избирательной комиссией повторной проверки подписных листов, представленных в поддержку кандидата в депутаты, противоречит федеральному и республиканскому законам о выборах, ограничивающих такую проверку определенным сроком, предоставляемым избирательной комиссии для принятия решения о возможности регистрации кандидата, и не допускающих пересмотра закрепленных протоколом итогов проверки подписных листов после принятия решения о регистрации. Под вновь открывшимися обстоятельствами следует понимать такие обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю. Установление недостоверности еще 11 подписей (по данным адресного бюро) и 6 подписей (по справке эксперта) не может быть признано вновь открывшимся обстоятельством, так как не является тем обстоятельством, которое не было и не могло быть известно избирательной комиссии, поскольку ею проводилась проверка подписных листов. Избирательная комиссия при надлежащей работе могла выявить указанное обстоятельство до вынесения решения о регистрации X. кандидатом в депутаты. Действиями окружной избирательной комиссии, которой произведена повторная проверка подписных листов, нарушен закрепленный в ст. 39 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и ст. 39 Закона Республики Северная Осетия - Алания "О выборах депутатов Парламента Республики Северная Осетия - Алания" принцип равенства зарегистрированных кандидатов. Вследствие этого X. поставлен в неравное положение с другими кандидатами в депутаты, чем существенно нарушено его пассивное избирательное право. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила решение Верховного Суда Республики и приняла новое решение, которым окружной избирательной комиссии отказано в удовлетворении заявления об отмене решения о регистрации X. кандидатом в депутаты. Определение N 22-Г03-2 6. Суд общей юрисдикции, удовлетворивший ходатайство об исполнении на территории Российской Федерации решения иностранного суда, не вправе решать вопрос о замене иностранной валюты, в которой взыскивается определенная денежная сумма по решению иностранного суда, на другую иностранную валюту. Определение N 5-Г03-28 7. Возвращение искового заявления без рассмотрения в связи с несоблюдением истцом досудебного порядка урегулирования спора признано незаконным. Определением судьи областного суда заявление И. возвращено истцу без рассмотрения на основании пп. 1, 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ в связи с несоблюдением им досудебного порядка урегулирования спора. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила определение судьи и направила дело в тот же суд для рассмотрения по существу, указав следующее. Возвращая без рассмотрения заявление о признании незаконным решения об установлении ограничения права на выезд из Российской Федерации, судья указал на несоблюдение заявителем досудебного порядка разрешения спора и в подтверждение данного довода сослался на ст. 17 Федерального закона от 15 августа 1996 г. N 114-ФЗ "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию" (с последующими изменениями). Действительно, в соответствии с этой нормой Закона решения об ограничении права на выезд из Российской Федерации граждан, осведомленных о сведениях особой важности и т. п., обжалуются в Межведомственную комиссию, образуемую Правительством Российской Федерации, которая обязана рассмотреть жалобу и дать ответ не позднее чем в трехмесячный срок; отказ гражданину в праве на выезд из страны может быть обжалован в суд. Однако, исходя из буквального смысла ст. 17 Закона, обязательного предварительного обращения в Межведомственную комиссию не требуется и эта комиссия Законом не названа в качестве обязательного уполномоченного органа по досудебному разрешению спора. Более того, согласно утверждению заявителя его обращение названной комиссией не рассмотрено, несмотря на истечение установленного законом срока. Определение N 50-Г03-1 Ответы на вопросы В соответствии с ч. 1 ст. 259 ГПК РФ заинтересованные лица, считающие, что решениями или действиями (бездействием) органа государственной власти, органа местного самоуправления, общественных объединений, избирательной комиссии, комиссии референдума, должностного лица нарушаются избирательные права, вправе обратиться с заявлением в суд по подсудности, предусмотренной ст.ст. 24, 26 и 27 ГПК РФ. Пунктом 4 ч. 1 ст. 26 ГПК РФ, регулирующим вопрос о подсудности дел верховному суду республики, краевому, областному суду, суду города федерального значения, суду автономной области и суду автономного округа, установлено, что этим судам подсудны дела об оспаривании решений (уклонения от принятия решений) избирательных комиссий субъектов Российской Федерации, окружных избирательных комиссий по выборам в федеральные органы государственной власти, окружных избирательных комиссий по выборам в законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Российской Федерации, соответствующих комиссий референдума, за исключением решений, оставляющих в силе решения нижестоящих избирательных комиссий или соответствующих комиссий референдума. Аналогичное положение закреплено в п. 2 ст. 75 Федерального закона от 12 июня 2002 г. "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации". Вопрос: Относятся ли к подсудности верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области и суда автономного округа или районного суда гражданские дела об обжаловании решений (уклонения от принятия решений) избирательных комиссий субъектов Российской Федерации по выборам исполнительных или законодательных (представительных) органов государственной власти субъекта Российской Федерации? Ответ: Анализируя нормы п. 4 ч. 1 ст. 26 ГПК РФ и п. 2 ст. 75 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", можно сделать вывод о том, что дела об оспаривании решений (уклонения от принятия решений) избирательных комиссий субъектов Российской Федерации по выборам как в федеральные органы государственной власти, так и в органы государственной власти субъекта Российской Федерации (законодательные и исполнительные) отнесены к подсудности верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области и суда автономного округа вне зависимости от статуса выборов (федеральные органы государственной власти или органы государственной власти субъекта Российской Федерации). *** Согласно ч. 1 ст. 45 ГПК РФ прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований. В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 26 ГПК РФ гражданские дела об оспаривании нормативных правовых актов органов государственной власти субъектов Российской Федерации, затрагивающих права, свободы и законные интересы граждан и организаций, подсудны верховному суду республики, краевому, областному суду, суду города федерального значения, суду автономной области и суду автономного округа. В данной норме отсутствует указание о том, что в случае обращения в суд прокурора с заявлением об оспаривании нормативного правового акта органа государственной власти субъекта Российской Федерации в защиту интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований данная категория отнесена к подсудности верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области и суда автономного округа или районного суда. Вопрос: Какому суду подсудны гражданские дела об оспаривании нормативных правовых актов органов государственной власти субъектов Российской Федерации, если такое требование заявляется прокурором в интересах Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований? Ответ: Подсудность дел об оспаривании нормативных правовых актов органов государственной власти субъектов Российской Федерации, предусмотренная ст. 26 ГПК РФ, определялась исходя из уровня органа, принявшего нормативный правовой акт. Следовательно, заявление прокурора об оспаривании нормативного правового акта органа государственной власти субъекта Российской Федерации подлежит рассмотрению в верховном суде республики, краевом, областном суде, суде города федерального значения, суде автономной области и суде автономного округа. Подсудность таких дел не зависит от того, в чьих интересах они возбуждаются. Вопрос: Что подразумевается в ст. 334 ГПК РФ под правом апелляционной инстанции при рассмотрении частной жалобы на определение мирового судьи "разрешить вопрос по существу"? Ответ: Статья 334 ГПК РФ устанавливает, что суд апелляционной инстанции, рассмотрев частную жалобу, представление прокурора, вправе отменить определение мирового судьи полностью или в части и разрешить вопрос по существу. Как видно из редакции этой нормы, по существу апелляционным судом разрешается тот вопрос, по которому вынесено определение мирового судьи. Апелляционная инстанция, рассмотрев частную жалобу на определение мирового судьи об утверждении мирового соглашения, вправе отменить это определение и отказать сторонам в удовлетворении ходатайства об утверждении мирового соглашения, направить дело для дальнейшего рассмотрения мировому судье, так как в таком случае сохраняется возможность апелляционного обжалования судебного решения мирового судьи. Вопрос: В каком порядке подлежат исполнению судебные акты по искам, по которым в качестве ответчика выступает Правительство Российской Федерации? Ответ: В ч. 2 ст. 122 Федерального закона от 24 декабря 2002 г. N 176-ФЗ "О федеральном бюджете на 2003 год" содержится запрет на исполнение судебных актов службой судебных приставов по искам к Российской Федерации. Несмотря на то что в ряде судебных обращений в качестве ответчика указывается Правительство Российской Федерации, надлежащим ответчиком по таким требованиям выступает Российская Федерация. Правительство Российской Федерации в лице конкретного органа исполнительной власти привлекается в данном случае к участию в деле в качестве представителя ответчика с целью защиты его прав и интересов. На основании изложенного исполнение судебных актов, постановленных по делам о взыскании денежных сумм с Правительства Российской Федерации, должно производиться с учетом требований ч. 2 ст. 122 Федерального закона "О федеральном бюджете на 2003 год". Вопрос: В порядке уголовного или гражданского судопроизводства следует рассматривать жалобы обвиняемых, подсудимых, а также лиц, осужденных к лишению свободы, на плохие условия содержания? Ответ: Статья 134 ГПК РФ содержит исчерпывающий перечень оснований для отказа в принятии искового заявления. Согласно п. 1 ч. 1 данной нормы судья отказывает в принятии заявления в том случае, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, регламентирующий процедуру уголовного судопроизводства, предусматривает порядок судебного обжалования процессуальных действий и решений субъектов уголовного процесса, связанных с применением норм уголовного и уголовно-процессуального права. Данные дела подлежат разрешению по правилам уголовного судопроизводства применительно к порядку, установленному главой 16 УПК РФ. Что касается жалоб указанных выше лиц на ненадлежащие условия их содержания в следственных изоляторах и исправительных учреждениях, то они не связаны с применением к этим лицам норм уголовного и уголовно-процессуального права и направлены на обжалование действий (бездействия) руководителей данных учреждений, которые уголовно-процессуальным законодательством в круг субъектов уголовного процесса не включены. В связи с изложенным такие жалобы не могут рассматриваться в порядке уголовного судопроизводства и подлежат разрешению на основании норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. *** Пунктом 4 ч. 2 ст. 33 ГПК РФ установлено, что суд передает дело на рассмотрение другого суда, если после отвода одного или нескольких судей либо по другим причинам замена судей или рассмотрение дела в данном суде становятся невозможными. Передача дела в этом случае осуществляется вышестоящим судом. В ч. 3 ст. 33 ГПК РФ предусмотрено право на подачу частной жалобы на определение о передаче дела. Вопрос: Каким образом должен рассматриваться вопрос о передаче дела: по правилам производства, установленным в суде первой или второй инстанции, единолично или коллегиально? Ответ: Рассмотрение дела должно производиться по правилам производства, установленным в суде первой инстанции, так как в таком случае сохраняется возможность обжалования этого определения в суд второй инстанции. Следовательно, дело должно рассматриваться судьей единолично. *** Согласно ч. 2 ст. 383 ГПК РФ председатель областного и соответствующего ему суда вправе не согласиться с определением судьи об отказе в передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции. В этом случае председатель соответствующего суда выносит определение о передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции. Вопрос: Может ли председатель областного и соответствующего ему суда вынести такое определение, если он принимал участие в кассационном рассмотрении гражданского дела, судебное постановление по которому оспаривается? Ответ: В ч. 3 ст. 17 ГПК РФ установлено, что судья, принимавший участие в рассмотрении дела в суде кассационной инстанции, не может участвовать в рассмотрении этого дела в судах первой и надзорной инстанций, поэтому в случаях такого участия заинтересованное лицо вправе подать надзорную жалобу непосредственно в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда РФ без ответа председателя областного суда о том, что он согласен с определением судьи об отказе в передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции. *** При проверке в апелляционном порядке решений мировых судей районный суд может выносить промежуточные определения, например определение о приостановлении производства по делу или определение о принятии мер по обеспечению иска. Вопрос: Могут ли быть обжалованы такие определения, вынесенные на стадии апелляционного рассмотрения дела, и в каком порядке? Ответ: В соответствии с ч. 2 ст. 329 ГПК РФ постановление суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия. Таким образом, несмотря на то что такие определения препятствуют дальнейшему рассмотрению дела, в случае их принятия на стадии апелляционной инстанции они вступают в законную силу со дня их принятия. Следовательно, они не могут быть обжалованы в суд кассационной инстанции, на них может быть подана только надзорная жалоба. Невозможность обжалования упомянутых определений в кассационном порядке связана также с тем, что суд кассационной инстанции как суд второй инстанции вправе рассматривать частные жалобы (представления) только на определения суда первой инстанции (ст. 371 ГПК РФ), а районный суд при рассмотрении апелляционных жалоб на решения мировых судей сам выступает в качестве суда второй инстанции (раздел III, глава 39 ГПК РФ, ст. 21 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации"). Вопрос: Освобождаются ли от уплаты государственной пошлины при подаче кассационных жалоб на решения судов органы государственной власти? Ответ: Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации N 64пв-99 по конкретному делу дано разъяснение подп. 13 п. 2 ст. 5 Закона Российской Федерации от 9 декабря 1991 г. N 2005-I "О государственной пошлине" (с последующими изменениями) о том, что его действие распространяется и на случаи обращения органов государственной власти (ответчиков по делу) с кассационной жалобой на решение суда (Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации 2000. N 1. С. 15). Это разъяснение было основано на действовавшем в то время законодательстве. С 1 февраля 2003 г. вступил в силу Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, в котором по иному урегулирован вопрос об освобождении от уплаты государственной пошлины органов государственной власти (ответчиков по делу), обращающихся с кассационной жалобой на решение суда. Согласно п. 14 ч. 1 ст. 89 ГПК РФ государственные органы, органы местного самоуправления, организации и граждане освобождаются от уплаты государственной пошлины по делам, рассматриваемым в судах, в случае обращения с заявлением в защиту прав других лиц, интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований. Таким образом, Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации закрепил в указанной норме льготу по уплате названными субъектами государственной пошлины только в тех случаях, когда эти субъекты участвуют в деле в порядке ч. 1 ст. 46 ГПК РФ, обращаясь в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц или неопределенного круга лиц и выступают в качестве процессуальных истцов (заявителей). В соответствии со ст. 4 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. N 137-ФЗ "О введении в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации" федеральные законы и иные нормативные акты, действующие на территории Российской Федерации и связанные с Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации, подлежат приведению в соответствие с указанным Кодексом и применяются в части, не противоречащей ему. В силу ч. 2 ст. 88 ГПК РФ федеральными законами о налогах и сборах устанавливается только размер и порядок уплаты государственной пошлины. Перечень лиц, освобожденных от уплаты государственной пошлины, содержится в ч. 1 ст. 89 ГПК РФ. На основании изложенного следует, что с введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации органы государственной власти в тех случаях, когда они выступают в качестве ответчиков, уплачивают государственную пошлину при подаче кассационных жалоб на решения судов на общих основаниях. (Обзор подготовлен отделом работы с законодательством Верховного Суда Российской Федерации и 16 июля 2003 г. утвержден постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации)