1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

3. Доводы осужденного о нарушении судом первой инстанции требований главы 42 УПК РФ признаны необоснованными Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 2 февраля 2004 г. N 31-003-19сп (Извлечение) Судом присяжных Верховного Суда Чувашской Республики от 23 июля 2003 г. Индряков осужден по ч. 1 ст. 105, ч. 1 ст. 111, п.п. 'а', 'б', 'в' ч. 2 ст. 158 УК РФ. По данному делу осужден также Петухов. Индряков признан виновным в том, что около часа ночи 22 мая 2001 г. в помещении диско-бара в г. Чебоксары с целью лишения жизни нанес Степанову пять ударов ножом, что повлекло его смерть, а после этого умышленно ударил ножом Федорова, причинив тяжкий вред его здоровью. Кроме того, 14 апреля 2003 г. из помещения магазина в г. Чебоксары группой лиц по предварительному сговору (совместно с Петуховым), с незаконным проникновением в помещение Индряков похитил имущество частного предпринимателя Самакина стоимостью 191 800 руб., причинив значительный ущерб потерпевшему. В кассационной жалобе осужденный Индряков и его адвокат просили приговор отменить, ссылаясь на то, что в ходе судебного заседания были допущены нарушения уголовно-процессуального закона и что действия Индрякова получили неправильную юридическую оценку. Так, недопрошенный свидетель Александров общался в зале суда с уже допрошенными свидетелями; показания свидетеля Викторова в ходе предварительного следствия оглашены в судебном заседании в нарушение требований ст. 281 УПК РФ; свидетель Новиков в присутствии присяжных заседателей дал показания о личности потерпевшего Федорова, и это могло привести к неверной оценке обстоятельств совершения преступления; государственный обвинитель заходил к присяжным заседателям в совещательную комнату, что, по мнению Индрякова, также повлияло на правильность вынесенного ими вердикта; не допрошен в судебном заседании свидетель Охотников, без чего нельзя объективно оценить обстоятельства совершения преступления; нарушено его право на защиту: адвокат не справился со своими обязанностями, следствием чего явилось вынесение обвинительного приговора. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 2 февраля 2004 г. приговор в отношении Индрякова оставила без изменения, а кассационную жалобу осужденного и его адвоката - без удовлетворения, указав следующее. Приговор постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности Индрякова, основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела. Показания свидетеля Викторова на предварительном следствии, на которые в жалобе сослался осужденный, были оглашены в судебном заседании по ходатайству государственного обвинителя в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 281 УПК РФ (в ред. от 4 июля 2003 г.), поскольку по ходатайству стороны суд вправе принять решение об оглашении показаний потерпевшего или свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования либо в суде, при наличии существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, полученными в суде. Судебное следствие проведено с учетом требований ст. 335 УПК РФ, определяющих его особенности в суде присяжных. После дачи свидетелем Новиковым показаний о личности потерпевшего Федорова председательствующий разъяснил присяжным заседателям, чтобы они не принимали во внимание показания этого свидетеля. Доводы осужденного о нарушении государственным обвинителем тайны совещательной комнаты не соответствуют протоколу судебного заседания. Кроме того, осужденный в своих замечаниях на протокол судебного заседания, рассмотренных председательствующим, не указывал на это нарушение. Как следует из материалов дела, судом по ходатайству государственного обвинителя в связи с неявкой в судебное заседание свидетеля Охотникова предпринимались меры для его вызова, для чего выносилось постановление о его приводе. Согласно сообщению отца Охотникова тот выехал в г. Москву на заработки, его местонахождение неизвестно. Поэтому судом отказано в удовлетворении ходатайства государственного обвинителя об оглашении показаний названного свидетеля. О вызове Охотникова в судебное заседание осужденный Индряков и его адвокат не ходатайствовали, выразили свое согласие с предложением председательствующего об окончании судебного следствия. Кроме того, в суде был допрошен свидетель Константинов и оглашены его показания, которые он давал в ходе предварительного следствия, об обстоятельствах преступления, ставших ему известными со слов Охотникова. Следовательно, заявление Индрякова о несоблюдении уголовно-процессуального закона, выразившемся в том, что судом не были приняты меры для допроса свидетеля Охотникова в судебном заседании, не соответствует действительности. Необоснованны и доводы Индрякова о нарушении его права на защиту, заключающемся в том, что его защитник не справился со своими профессиональными обязанностями, поскольку постановлен обвинительный приговор. В судебном заседании, как и в ходе предварительного следствия, Индряков не выдвигал претензий в отношении адвоката и согласился с тем, чтобы он осуществлял его защиту. То обстоятельство, что свидетель Александров до начала судебного заседания находился в зале судебного заседания вместе с другими уже допрошенными свидетелями, само по себе не является основанием для отмены приговора. Не могут быть приняты во внимание доводы Индрякова о неправильности вердикта коллегии присяжных заседателей о его виновности в совершении преступлений, так как по этим основаниям не может быть обжалован и отменен приговор суда присяжных в кассационном порядке. Согласно материалам дела Индряков в установленном законом порядке был ознакомлен с особенностями рассмотрения дела с участием присяжных заседателей и порядком обжалования приговора (ч. 5 ст. 217 УПК РФ). __________