1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

4. Присяжные заседатели не вправе высказывать свое мнение по рассматриваемому уголовному делу до обсуждения вопросов при вынесении вердикта (п. 2 ч. 2 ст. 333 УПК РФ) Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 января 2004 г. N 81-003-135сп (Извлечение) Судом присяжных заседателей Кемеровского областного суда от 26 июня 2003 г. Минеханов осужден по ч. 1 ст. N 109 УК РФ. Вердиктом присяжных заседателей он признан виновным в том, что 28 декабря 2002 г. в г. Кемерово в принадлежащем ему доме во время борьбы со Стихуровым, когда упал вместе с ним на пол и находился на спине, ножницами, за которые они оба держались руками, причинил Стихурову по неосторожности ранение сердца, повлекшее смерть потерпевшего. Минеханов признан заслуживающим особого снисхождения. В кассационном представлении государственный обвинитель просил приговор отменить, дело направить в тот же суд на новое судебное рассмотрение в ином составе. По мнению прокурора, в судебном заседании были нарушены требования п. 2 ч. 2 ст. 333, ст. 329 УПК РФ. Так, присяжный заседатель под номером 5 высказал мнение по рассматриваемому уголовному делу до обсуждения вопросов при вынесении вердикта, выразив свое предвзятое отношение. Ходатайство государственного обвинителя о замене этого присяжного заседателя запасным было необоснованно отклонено председательствующим. По мнению государственного обвинителя, данный присяжный заседатель, высказывая свое мнение по поводу оценки доказательств, оказал воздействие на формирование у коллегии присяжных заседателей тенденциозного мнения по делу, что могло существенно повлиять на принятие присяжными заседателями справедливого и законного решения. В кассационной жалобе потерпевшая Стихурова просила приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение. В возражениях на кассационное представление государственного обвинителя осужденный Минеханов, утверждая, что не слышал высказываний упомянутого присяжного заседателя, которые свидетельствовали бы о его предвзятости, просил кассационное представление оставить без удовлетворения, а в случае отмены приговора по доводам, изложенным в кассационном представлении, дело направить на дополнительное расследование. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 29 января 2004 г. приговор суда присяжных отменила, указав следующее. Как усматривается из протокола судебного заседания, государственный обвинитель ходатайствовал об отстранении от дальнейшего участия в рассмотрении дела присяжного заседателя под номером 5 и замене запасным присяжным заседателем. Государственный обвинитель сослался на то, что при заявлении им просьбы о приобщении к материалам дела выписки из Закона Российской Федерации 'О милиции' и Федерального закона 'Об оперативно-розыскной деятельности' с целью обратить внимание присяжных заседателей на положения Законов о правах работников милиции, присяжный заседатель под номером 5 выразил свое мнение по делу, в том числе предвзятое, относительно работников милиции, каковым являлся потерпевший по делу. Потерпевшая Стихурова поддержала ходатайство государственного обвинителя. Адвокат, возражая против отвода присяжного заседателя, пояснил, что он на его высказывания 'не обратил внимания, не слышал никаких реплик'. Подсудимый Минеханов, не оспаривая доводов государственного обвинителя, согласился с мнением защитника. Председательствующим ходатайство государственного обвинителя было отклонено. Мотивируя свой отказ в удовлетворении ходатайства, председательствующий указал, что 'никто из участников процесса, кроме государственного обвинителя и потерпевшей, не слышал приведенного государственным обвинителем высказывания со стороны присяжного заседателя под номером 5'. Таким образом, как следует из протокола судебного заседания, адвокат не утверждал с уверенностью, что такая реплика не была произнесена присяжным заседателем. Об этом свидетельствуют его слова о том, что 'он не обратил внимания'. Подсудимый Минеханов лишь поддержал мнение адвоката. Государственный обвинитель и потерпевшая слышали приведенную фразу указанного присяжного заседателя. Это признал и председательствующий, но в удовлетворении ходатайства отказал. Следовательно, председательствующий посчитал установленным произнесение присяжным заседателем недопустимого по закону высказывания (ст. 333 УПК РФ) и участие его в принятии вердикта наряду с другими присяжными заседателями. С учетом изложенного приговор, постановленный на основании такого вердикта, подлежит отмене, а дело - направлению в тот же суд на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства. ____________