1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

4. Прекращение уголовного дела влечет за собой одновременно и прекращение уголовного преследования Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 25 декабря 2002 г. N 78-002-150 (Извлечение) В судебном заседании государственный обвинитель полностью отказался от обвинения Белькова, Богданова и Королева по пп. 'з', 'н' ст. 102 УК РСФСР, уголовное преследование просил прекратить на основании п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ за непричастностью их к совершению преступления. Санкт-Петербургский городской суд 25 июля 2002 г., руководствуясь ст.ст. 246 и 254 УПК РФ, прекратил уголовное дело в отношении подсудимых Богданова и Королева по обвинению в совершении преступления, предусмотренного пп. 'з', 'н' ст. 102 УК РСФСР, а также по обвинению Белькова в совершении общественно опасного деяния, предусмотренного пп. 'з', 'н' ст. 102 УК РСФСР, на основании п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ с применением в отношении Белькова ч. 4 ст. 443 УПК РФ. В кассационном представлении государственный обвинитель поставил вопрос об отмене определения суда, просил не прекращать уголовное дело, а прекратить уголовное преследование Белькова, Богданова и Королева на основании п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ за их непричастностью к совершению преступления. Потерпевшие, ссылаясь в кассационных жалобах на то, что государственный обвинитель неправильно отказался от обвинения в убийстве, просили отменить определения суда о прекращении дела и пересмотреть дело. По мнению представителей потерпевших, изложенному в кассационных жалобах, суд неправильно прекратил уголовное дело, при отказе государственного обвинителя от обвинения за непричастностью упомянутых лиц к преступлению следовало прекратить не уголовное дело, а уголовное преследование обвиняемых на основании п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 25 декабря 2002 г. определения Санкт-Петербургского городского суда в отношении Белькова, Богданова и Королева изменила, исключив из них ссылку на п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ как на основание прекращения уголовного дела, а в остальном оставила без изменения, кассационное представление государственного обвинителя, кассационные жалобы - без удовлетворения, указав следующее. С предложением государственного обвинителя о прекращении уголовного преследования обвиняемых при полном его отказе от обвинения Судебная коллегия по уголовным делам, как и суд первой инстанции, не согласилась, поскольку в соответствии со ст. 254 УПК РФ, которой суд и руководствовался, принимая решение, при отказе обвинителя от обвинения в судебном заседании прекращается уголовное дело, а не уголовное преследование. При этом в отличие от оснований прекращения дела, предусмотренных ст.ст. 24 и 27 УПК РФ, на которые указывается в п. 1 ст. 254 УПК РФ, пункт второй этой же статьи предусматривает отказ обвинителя от обвинения в качестве самостоятельного основания для прекращения дела. В данном случае дело прекращено именно по этому основанию - в связи с отказом обвинителя от обвинения, и ссылка в определении на п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ как на еще одно из оснований прекращения дела - лишняя и подлежит исключению из определений, тем более что прекращение уголовного дела в соответствии с ч. 3 ст. 24 УПК РФ влечет за собой одновременно и прекращение уголовного преследования. Доводы потерпевших о пересмотре дела не могут быть удовлетворены. В судопроизводстве уголовное преследование по делам публичного обвинения осуществляет государственный обвинитель, и если он в судебном заседании отказался от обвинения, то вне зависимости от законности, обоснованности и мотивов отказа суд обязан его принять, что автоматически влечет за собой прекращение дела, поскольку сам суд осуществлять уголовное преследование не вправе, а мнение потерпевших относительно позиции обвинителя в указанной ситуации правового значения не имеет. ____________