1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

5. Положения ч. 5 ст. 8 Закона Российской Федерации от 11 октября 1991 г. 'О плате за землю' о льготном налогообложении земель, занятых жилым фондом, распространяются на земли, на которых строительство жилых домов не завершено, исходя из их целевого назначения (позицию по аналогичному вопросу, включенному в обзор законодательства и судебной практики за третий квартал 2003 года, опубликованному в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации N 3 за 2004 год (с. 29), следует считать ошибочной) Определение Президиума Верховного Суда РФ от 14 июля 2004 г. N 15пв04пр (Извлечение) В августе 2001 г. Ж. - собственник земельного участка площадью 1600 кв. м, расположенного в г. Зеленогорске, обратился в суд с жалобой на действия инспекции МНС России по Курортному району г. Санкт-Петербурга, указав следующее. В соответствии со свидетельством о праве собственности на землю от 24 мая 1999 г. принадлежащий ему земельный участок относится к категории 'земли населенных пунктов' и имеет целевое назначение 'под индивидуальный жилой дом'. Названная инспекция направила ему налоговое уведомление об оплате земельного налога на участок за 2001 год в размере 12 686 руб. 40 коп. (в размере 100% ставки налога). Заявитель счел действия инспекции незаконными и сослался на то, что данный земельный участок предоставлен ему Зеленогорской городской администрацией по распоряжению от 22 октября 1992 г. как очереднику, нуждающемуся в улучшении жилищных условий; в течение 9 лет с момента получения этого земельного участка налог с него взимался в размере трех процентов от ставки земельного налога, и этот размер не подлежал изменению. Решением Зеленогорского районного суда г. Санкт-Петербурга от 31 января 2002 г. Ж. в удовлетворении жалобы отказано. Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда 19 марта 2002 г. решение суда оставила без изменения. Президиум Санкт-Петербургского городского суда 9 октября 2002 г. протест прокурора Санкт-Петербурга об отмене судебных постановлений оставил без удовлетворения. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 13 февраля 2003 г., рассмотрев дело в порядке надзора по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации, все принятые по делу судебные постановления отменила, вынесла новое решение об удовлетворении жалобы Ж. Президиум Верховного Суда РФ 19 мая 2004 г. определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 13 февраля 2003 г. отменил, оставил в силе решение Зеленогорского районного суда г. Санкт-Петербурга от 31 января 2002 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 19 марта 2002 г. и постановление президиума Санкт-Петербургского городского суда от 9 октября 2002 г. Заместитель Генерального прокурора Российской Федерации обратился с представлением о пересмотре определения Президиума Верховного Суда РФ от 19 мая 2004 г. по вновь открывшимся обстоятельствам. Президиум Верховного Суда РФ 14 июля 2004 г. определение от 19 мая 2004 г. отменил применительно к вновь открывшимся обстоятельствам, указав следующее. Согласно ч. 5 ст. 8 Закона Российской Федерации от 11 октября 1991 г. N 1738-I 'О плате за землю' налог за земли, занятые жилищным фондом (государственным, муниципальным, общественным, кооперативным, индивидуальным), а также личным подсобным хозяйством, дачными участками, индивидуальными и кооперативными гаражами в границах городской (поселковой) черты, взимается со всей площади земельного участка в размере трех процентов от ставок земельного налога, установленных в городах и поселках городского типа, но не менее 10 рублей за квадратный метр (в ред. от 9 августа 1994 г.). Отменяя определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ, Президиум Верховного Суда РФ указал на неправильное применение норм Налогового кодекса Российской Федерации и Закона Российской Федерации 'О плате за землю'. В частности, Президиум считал, что приведенное выше положение Закона о льготном (трехпроцентном) налогообложении земель, занятых жилищным фондом, применимо лишь к землям, на которых строительство жилых домов завершено, и, соответственно, неприменимо к землям, на которых строительство домов не завершено, право собственности на них, как это предусмотрено ст. 219 ГК РФ, не зарегистрировано, дома не включены органами технического учета в состав жилищного фонда. По мнению Президиума, понятие 'жилищный фонд', используемое в ч. 5 ст. 8 Закона, следует применять в значении, придаваемом ему ст. 4 ЖК РФ (жилищный фонд образуют находящиеся на территории Российской Федерации жилые дома, а также жилые помещения в других строениях, т. е. дома, строения, строительство которых закончено с осуществлением регистрации прав на построенный объект недвижимости). При этом Президиум Верховного Суда РФ руководствовался п. 1 ст. 11 НК РФ, устанавливающим, что институты, понятия и термины гражданского, семейного и других отраслей законодательства Российской Федерации, используемые в настоящем Кодексе, применяются в том значении, в каком они используются в этих отраслях законодательства, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом. Однако в рассматриваемом случае понятие 'жилищный фонд' использовано не в Налоговом кодексе Российской Федерации, а в специальном Законе Российской Федерации 'О плате за землю', поэтому использование Президиумом Верховного Суда РФ при применении ч. 5 ст. 8 этого Закона понятия 'жилищный фонд' в значении, в котором оно дано в ст. 4 ЖК РФ, является ошибочным. С учетом смысла и содержания всей ч. 5 ст. 8 Закона Российской Федерации 'О плате за землю' следует сделать вывод о том, что эта норма Закона предусматривает взимание трех процентов от ставки налога за землю, исходя из целевого назначения земли, и напрямую не связывает право на нее со сроками сдачи дома в эксплуатацию и регистрацией его в качестве жилищного фонда. Именно такое толкование данной нормы Закона было дано Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ при вынесении определения от 13 февраля 2003 г., ошибочно отмененного Президиумом Верховного Суда РФ. В связи с этим допущенная при рассмотрении дела судебная ошибка подлежит устранению применительно к вновь открывшимся обстоятельствам посредством отмены определения Президиума Верховного Суда РФ от 19 мая 2004 г. и оставления в силе определения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 13 февраля 2003 г. Придя к такому выводу, Президиум учитывает и то обстоятельство, что в результате указанной судебной ошибки права и законные интересы заявителя Ж. оказались существенно нарушенными. Президиум Верховного Суда РФ определение Президиума Верховного Суда РФ от 19 мая 2004 г. отменил, оставил в силе определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 13 февраля 2003 г. _____________