1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

2. Лицо, добровольно и окончательно отказавшееся от доведения преступления до конца, не подлежит уголовной ответственности за это преступление (И з в л е ч е н и е) Зеленогорским городским судом Красноярского края 12 октября 2001 г. Бейман, Белобабка, Бугаков и Путилин осуждены по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 166 УК РФ и другим статьям УК РФ. По приговору суда они признаны виновными, в частности, в покушении на неправомерное завладение автомобилем без цели хищения, совершенном группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, и угрозой применения такого насилия. Судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда приговор оставлен без изменения. Президиум Красноярского краевого суда 30 апреля 2002 г. судебные решения в части осуждения Беймана, Белобабки, Бугакова и Путилина по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 166 УК РФ оставил без изменения. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассмотрев 29 января 2003 г. дело по протесту заместителя Генерального прокурора РФ, судебные постановления в отношении названных лиц в части осуждения их по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 166 УК РФ отменила и дело прекратила за отсутствием в их действиях состава преступления ввиду добровольного отказа от его совершения, указав следующее. Как установлено судом, 16 марта 2001 г. Бейман, Белобабка, Путилин и Бугаков пришли в квартиру Костюка, где по предварительному сговору, угрожая расправой, избили руками, ногами и сигнальным пистолетом Костюка В. и Костюка А., повалили на пол знакомого хозяев квартиры, потребовали деньги, золото, а также ключи от автомобиля с целью его угона. Однако Костюк А. заявил, что ключи и документы от автомобиля находятся у его жены, которой нет дома, хотя они были у него в пиджаке. Поверив ему, нападавшие ключами не завладели и в целях хищения чужого имущества стали искать в шкафах ценные вещи и деньги. Костюк А. схватил для обороны нож и стал им угрожать. Испугавшись, они убежали. В результате нападения Костюку В. причинен средней тяжести вред здоровью, а Костюку А. и его знакомому - телесные повреждения, вызвавшие физическую боль. Правильно установив фактические обстоятельства дела, а именно то, что в процессе разбойного нападения осужденные помимо денег и золота требовали у Костюка А. ключи от автомобиля с целью его угона, чтобы покататься, суд дал неправильную оценку действиям виновных, ошибочно квалифицировав их как покушение на неправомерное завладение автомобилем без цели хищения. В соответствии с ч. 3 ст. 30 УК РФ покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам. Как видно из материалов уголовного дела, действий, непосредственно направленных на угон автомобиля, осужденные не совершали. Автомобиль находился не рядом с домом Костюка А., и туда они не ходили. В квартире потерпевшего во время разбойного нападения виновные потребовали у него ключи от автомобиля, однако ими не завладели, поверив потерпевшему, что ключей у него нет. Вывод суда о недоведении преступления до конца по не зависящим от виновных обстоятельствам ошибочный, так как ничто не препятствовало им обыскать карманы потерпевшего и завладеть ключами от автомобиля. Более того, даже отсутствие ключей не мешало совершить угон автомобиля, используя иные средства и способы, но никаких действий к этому они не предприняли. При таких обстоятельствах характер действий осужденных свидетельствует о том, что после того, как их требование отдать им ключи было отвергнуто, они добровольно и окончательно отказались от доведения этого преступления до конца. Поэтому согласно ч. 2 ст. 31 УК РФ они не подлежат уголовной ответственности за указанное преступление. В соответствии с ч. 3 ст. 31 УК РФ лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца, подлежит уголовной ответственности в том случае, если фактически совершенное им деяние содержит иной состав преступления. _____________