1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

2. Права лица, считающего себя собственником жилого помещения, не подлежат защите путем удовлетворения иска к добросовестному приобретателю (Извлечение) 18 января 1997 г. Б. была зарегистрирована в квартире в доме по ул. К.Маркса г. Ставрополя, которая ей принадлежит на праве собственности. 16 июля 1997 г. по этому же адресу постановлены на регистрационный учет ее сыновья. По договору от 18 марта 1997 г. Б. и ее сыновьям: Р. и несовершеннолетним Д. и И. в долевую собственность передана квартира в доме по ул. Морозова в г. Ставрополе. В августе 1997 г. Б. и ее сын Р., проходящий действительную военную службу, обратились с заявлением на имя главы г. Ставрополя о продаже квартиры в доме по ул. Морозова. Впоследствии по данной квартире было заключено несколько договоров: по договору от 20 сентября 1997 г. Б. продала эту квартиру своей матери X., а та по договору от 24 января 1998 г. - Б.; согласно соглашению от 6 февраля 1998 г. о расторжении договора собственником квартиры вновь стала X., но 16 февраля 1999 г. она снова продала квартиру своей дочери - Б. 30 марта 1999 г. договор купли-продажи упомянутой квартиры заключен между Б. и М. А. и Д. - сын Б. обратились в суд с иском к Б., X. и М. о признании недействительными договоров купли-продажи квартиры в доме по ул. Морозова, ссылаясь на то, что при ее продаже ущемлены интересы проживающих в квартире несовершеннолетних детей: И. - 1991 года рождения и Д. - 1981 года рождения, которым спорная квартира принадлежала на праве долевой собственности. Ответчики иск не признали. Решением Ленинского районного суда г. Ставрополя от 10 июля 2000 г. и дополнительным решением того же суда от 11 июля 2000 г. (оставленными без изменения судебной коллегией по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 29 сентября 2000 г.) иск удовлетворен. 9 октября 2000 г. Ленинским районным судом г. Ставрополя постановлено еще одно дополнительное решение о переселении М. по месту ее фактического проживания в квартиру в доме по ул. Дзержинского в г. Ставрополе. Президиум Ставропольского краевого суда 18 декабря 2000 г. решения Ленинского районного суда г. Ставрополя от 10 июля 2000 г. и от 11 июля 2000 г., а также определение судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 29 сентября 2000 г. оставил без изменения, дополнительное решение Ленинского районного суда г. Ставрополя от 9 октября 2000 г. изменил, из его резолютивной части исключил указание об обращении к немедленному исполнению решения суда о переселении М. по месту ее фактического проживания. В надзорной жалобе М. просила судебные постановления по данному делу отменить. Определением судьи Верховного Суда РФ от 11 августа 2003 г. дело направлено для рассмотрения в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда РФ. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 2 сентября 2003 г. судебные решения отменила, а дело направила на новое судебное рассмотрение, указав следующее. В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права. При рассмотрении данного дела судом допущены такие нарушения. В силу п. 3 ст. 10 ГК РФ при осуществлении гражданских прав разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются. Следовательно, это должно предполагаться добросовестным приобретателем спорной квартиры, пока не будет доказано иное. Поэтому довод истцов о том, что при продаже квартиры ущемлены интересы проживающих в квартире несовершеннолетних детей, сам по себе не является достаточным основанием для признания договоров купли-продажи квартиры недействительными. Признание недействительными договоров в таких ситуациях создает условия для нарушения прав добросовестных участников гражданских правоотношений, что противоречит основным началам гражданского законодательства (ст. 1 ГК РФ) и не может иметь места с учетом положений ч. 3 ст. 17 Конституции Российской Федерации (осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц) и п. 1 ст. 10 ГК РФ (недопустимость злоупотребления правом при осуществлении гражданских прав). Согласно показаниям М., приобретая спорную квартиру у Б., она не знала и не могла знать о том, что собственниками этой квартиры являлись также дети продавца и что их жилищные права нарушены. Это не опровергнуто судом. Следовательно, ее довод о том, что спорное жилое помещение не может быть у нее истребовано, поскольку она является добросовестным приобретателем, заслуживал внимания суда. Такую же позицию подтвердил и Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 21 апреля 2003 г. N 6-П "По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О.М.Мариничевой, А.В.Немировской, З.А.Скляновой, Р.M.Скляновой и В.М.Ширяева", в соответствии с которым, если при разрешении иска о признании сделки купли-продажи недействительной и о применении последствий ее недействительности в форме возврата переданного покупателю имущества судом будет установлено, что покупатель является добросовестным приобретателем, в удовлетворении исковых требований в порядке ст. 167 ГК РФ должно быть отказано. Поэтому судебные постановления подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции. _____________