1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

5. Признаны незаконными ч. 3 п. 14, подп. "б", "в" ч. 1 и ч. 3 п. 15, п. 17, ч. 1 п. 26 Положения о дисциплине работников железнодорожного транспорта Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 25 августа 1992 г. N 621 (Извлечение) Постановлением Правительства Российской Федерации от 25 августа 1992 г. N 621 утверждено Положение о дисциплине работников железнодорожного транспорта Российской Федерации. Архангельская территориальная профсоюзная организация Российского профсоюза железнодорожников и транспортных строителей обратилась в Верховный Суд РФ с жалобой, в которой просила признать ч. 3 п. 14, подп. "б", "в" ч. 1 и ч. 3 п. 15, п. 17, ч. 1 п. 26 данного Положения недействующими (незаконными), ссылаясь на то, что оспоренные предписания нормативного акта не соответствуют действующему законодательству и ограничивают права и свободы работников, членов профсоюза. Верховный Суд РФ 24 мая 2002 г. требование удовлетворил. В кассационной жалобе Правительство поставило вопрос об отмене судебного решения, ссылаясь на ошибочность вывода суда о несоответствии оспоренных норм Положения Трудовому кодексу Российской Федерации. Кассационная коллегия Верховного Суда РФ 3 октября 2002 г. решение оставила без изменения по следующим основаниям. В ч. 3 п. 14 Положения предусмотрено, что на работников, включенных в перечень категорий работников, несущих дисциплинарную ответственность за нарушение установленных правил поведения в служебных помещениях, поездах, на территории предприятий, учреждений и организаций железнодорожного транспорта, если оно совершено не при исполнении трудовых обязанностей, могут налагаться дисциплинарные взыскания (кроме увольнения), предусмотренные законодательством Российской Федерации о труде и настоящим Положением. Признавая эту норму Положения незаконной, Верховный Суд РФ пришел к правильному выводу о том, что применение к работнику дисциплинарного взыскания за нарушение правил поведения в служебных помещениях, поездах, на территории предприятий, учреждений и организаций железнодорожного транспорта, если оно (нарушение) совершено не при исполнении трудовых обязанностей, не соответствует нормам трудового законодательства. Этот вывод суда подтверждается положениями Трудового кодекса Российской Федерации (ТК РФ). Так, согласно ст. 192 ТК РФ дисциплинарный проступок определяется как неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей. Федеральными законами, уставами и положениями о дисциплине для отдельных категорий работников могут быть предусмотрены также и другие дисциплинарные взыскания, кроме перечисленных в данной статье. В соответствии со ст. 330 ТК РФ дисциплина работников, труд которых непосредственно связан с движением транспортных средств, регулируется данным Кодексом и положениями (уставами) о дисциплине, утвержденными федеральными законами. Трудовой кодекс Российской Федерации (и любой другой закон) не содержит нормы о возможности наложения дисциплинарного взыскания на работника за нарушение им правил поведения в служебных помещениях, поездах, на территории предприятий, учреждений и организаций железнодорожного транспорта, если такое нарушение совершено не при исполнении трудовых обязанностей. Поэтому суд правильно указал в своем решении на то, что привлечение работника к дисциплинарной ответственности за действия, предусмотренные ч. 3 ст. 14 Положения, является незаконным. В п. 15 Положения установлено, что за совершение работником дисциплинарного проступка к нему могут применяться, помимо определенных в законодательстве Российской Федерации о труде, другие виды дисциплинарных взысканий, приведенные в этом пункте. Так, в соответствии с подп. "б" ч. 1 п. 15 Положения возможно освобождение работника от занимаемой должности, связанной с эксплуатационной работой железных дорог, предприятий промышленного железнодорожного транспорта или иной работой по обеспечению безопасности движения поездов и маневровой работы, сохранности перевозимых грузов, багажа и иного вверенного имущества, соблюдения законодательства по охране труда, с предоставлением с согласия работника в порядке перевода другой работы по основаниям, приведенным в п. 17 Положения. Дисциплинарное взыскание в виде освобождения от занимаемой должности с предоставлением с согласия работника в порядке перевода другой работы может налагаться на работника за совершение дисциплинарного проступка, создающего угрозу безопасности движения поездов и маневровой работы, жизни и здоровью людей, или за нарушение установленных правил перевозки и служебных обязанностей по обслуживанию пассажиров, обеспечению сохранности грузов, багажа и иного вверенного имущества, за нарушение законодательства по охране труда, повлекшее за собой травмирование или гибель людей (п. 17 Положения). В силу ч. 3 п. 15 Положения в случае несогласия работника на продолжение работы в новых условиях, возникающих в связи с применением к нему дисциплинарного взыскания в виде освобождения от занимаемой должности, трудовой договор с ним прекращается в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 33 КЗоТ РФ. Признавая незаконными эти нормы Положения, Верховный Суд РФ исходил из того, что применение в виде дисциплинарного взыскания освобождения работника от должности с предоставлением с его согласия в порядке перевода другой работы якобы относится к принудительному труду, который для таких случаев запрещен законом. Кассационная коллегия Верховного Суда РФ не может согласиться с таким мотивом суда первой инстанции в качестве основания для признания указанной меры дисциплинарного взыскания незаконной. В силу ст. 4 ТК РФ принудительный труд - это выполнение работы под угрозой применения какого-либо наказания (насильственного воздействия), в том числе в целях поддержания трудовой дисциплины. Рассматриваемый вид дисциплинарного взыскания включает в себя освобождение работника от занимаемой должности за совершение дисциплинарного проступка. Предоставление же такому работнику в порядке перевода другой работы возможно (как закреплено в Положении) лишь с его согласия, а в случае отсутствия такого согласия он увольняется по мотиву обнаружившегося несоответствия занимаемой должности вследствие недостаточной квалификации (п. 2 ч. 1 ст. 33 КЗоТ РФ). При таких обстоятельствах нельзя считать, что речь идет о принудительном труде, т. е. выполнении работы под угрозой применения какого-либо наказания, так как в данном случае работник был привлечен к дисциплинарной ответственности в виде освобождения от занимаемой должности независимо от того, был ли он согласен или не согласен с переводом на другую работу. По изложенным обстоятельствам указание в решении суда на незаконность подп. "б" и "в" ч. 1 и ч. 3 п. 15, а также п. 17 Положения по мотиву применения принудительного труда подлежит исключению из мотивировочной части судебного решения как необоснованное. Вместе с тем сам вывод суда о незаконности этих норм Положения по существу является правильным, поскольку виды дисциплинарного взыскания и основания для увольнения работника, применяемого в качестве дисциплинарного наказания, могут устанавливаться лишь законом непосредственно либо утверждаемыми федеральными законами положениями (уставами) о дисциплине (ст.ст. 192 и 330 ТК РФ). Кроме того, согласно ч. 1 ст. 22 ТК РФ работодатель вправе привлекать работников к дисциплинарной ответственности в порядке, установленном данным Кодексом и иными федеральными законами. В соответствии с ч. 2 ст. 77 ТК РФ трудовой договор может быть прекращен и по другим основаниям, предусмотренным Кодексом и иными федеральными законами. Следовательно, введение нормами Положения оснований для расторжения трудового договора за нарушения трудовой дисциплины, а также вида дисциплинарного взыскания, не предусмотренных законом (Трудовым кодексом Российской Федерации), является неправомерным. В кассационной жалобе указано, что установление названных положений оспариваемого акта дополнительно к нормам закона соответствовало требованиям КЗоТа РФ. Однако на день разрешения спора в суде КЗоТ РФ перестал действовать, а нормы Трудового кодекса Российской Федерации не допускают введения подобных дополнений, не предусмотренных законом или иными актами (положениями, уставами), не утвержденными законом. Правильным является и вывод суда о незаконности ч. 1 п. 26 Положения, в силу которого дисциплинарное взыскание налагается не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени нахождения работника в пути следования в пассажирских или грузовых поездах, времени болезни, пребывания в отпуске, а также времени использования работником суммированных дней отдыха. Согласно ч. 3 ст. 193 ТК РФ дисциплинарное взыскание может быть применено не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учет мнения представительного органа работников. Указание на то, что при этом не должно учитываться время нахождения работника в пути следования в поездах, время использования работником суммированных дней отдыха, в законе отсутствует, в связи с чем суд обоснованно признал незаконной приведенную норму Положения в этой части, поскольку исключение из месячного срока для наложения дисциплинарного взыскания дополнительных периодов времени, не предусмотренных законом, также является ограничением прав и гарантий работников в процессе применения к ним таких взысканий. По изложенным обстоятельствам кассационная жалоба удовлетворению не подлежит. Оставляя без изменения судебное решение, Кассационная коллегия Верховного Суда РФ руководствовалась также и ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации, согласно которой права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и охраняемых законом интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Применение к работнику мер дисциплинарного взыскания, а также расторжение трудового договора являются существенным ограничением права человека на труд, в связи с чем основания для наложения таких взысканий (особенно для расторжения трудового договора), виды дисциплинарных взысканий могут быть установлены лишь федеральным законом. В настоящее время это конституционное положение реализовано в статьях Трудового кодекса Российской Федерации, которым суд обоснованно руководствовался при разрешении спора. Изложенное конституционное положение не позволяет Кассационной коллегии Верховного Суда РФ согласиться и с доводом в кассационной жалобе о том, что в силу ч. 2 ст. 423 ТК РФ оспоренные нормы акта не могут быть признаны незаконными и должны действовать впредь до введения в действие соответствующих федеральных законов (по вопросам, которые могут регулироваться только федеральными законами). Кроме того, как правильно указал суд в своем решении, ч. 2 ст. 423 ТК РФ не может действовать без учета положения ч. 1 ст. 423 ТК РФ, согласно которой впредь до приведения в соответствие с настоящим Кодексом законов и иных нормативных правовых актов, действующих на территории Российской Федерации, законы и иные нормативные акты применяются постольку, поскольку они (эти акты) не противоречат настоящему Кодексу. Кассационная коллегия Верховного Суда РФ решение Верховного Суда РФ от 24 мая 2002 г. оставила без изменения, а кассационную жалобу Правительства Российской Федерации - без удовлетворения; исключила из мотивировочной части решения суда указание о том, что предусмотренное Положением о дисциплине работников железнодорожного транспорта Российской Федерации дисциплинарное взыскание в виде освобождения работника от должности с предоставлением с согласия работника в порядке перевода другой работы относится к принудительному труду, запрещенному законом. ____________