1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

6. Кассационная инстанция, не установив нарушений уголовно-процессуального закона, признала обвинительный приговор суда присяжных заседателей законным и обоснованным Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 марта 2004 г. N 41-О04-22 сп (Извлечение) Судом присяжных Ростовского областного суда от 19 марта 2003 г. осуждены: Молодидов и Павлов по пп. 'а', 'ж', 'д', 'к', 'н' ч. 2 ст. 105, ч. 4 ст. 150 УК РФ; Кисляков по пп. 'д', 'ж' ч. 2 ст. 105 УК РФ; Зякин и Иванова по пп. 'а', 'д', 'ж', 'к' ч. 2 ст. 105 УК РФ; Быков по п. 'ж' ч. 2 ст. 105 УК РФ. Молодидов, Павлов и Быков признаны виновными в умышленном убийстве Кардавы в ходе ссоры группой лиц по предварительному сговору; Молодидов, Павлов, Зякин, Кисляков и Иванова - в умышленном убийстве Баликчяна группой лиц по предварительному сговору с особой жестокостью из личной неприязни; они же, кроме Кислякова, - в умышленном причинении смерти Мушикьяну с целью сокрытия убийства Баликчяна; Молодидов и Павлов, помимо этого, - в вовлечении несовершеннолетней Ивановой в совершение убийств Баликчяна и Мушикьяна. В кассационных жалобах осужденные и их адвокаты, не соглашаясь с приговором, считали, что он постановлен по материалам дела, полученным в ходе предварительного следствия с нарушением уголовно-процессуального закона и в результате применения к подследственным незаконных методов ведения следствия. По их мнению, в судебном заседании председательствующий занял позицию обвинения и препятствовал стороне защиты представлять и исследовать доказательства, отклонял все ходатайства стороны защиты; при составлении вопросного листа не было учтено мнение стороны защиты; при произнесении напутственного слова председательствующий нарушил принцип объективности, во время судебного следствия стороной обвинения на присяжных заседателей оказывалось давление через средства массовой информации. Все это, как считали осужденные и их защитники, повлияло на вердикт присяжных заседателей, который, по их мнению, является противоречивым. С учетом доводов жалоб осужденные и адвокаты просили приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 1 марта 2004 г. жалобы осужденных и адвокатов оставила без удовлетворения, указав следующее. Вердикт коллегии присяжных заседателей о виновности названных осужденных в содеянном основан на всестороннем и полном исследовании материалов дела, с соблюдением норм уголовно-процессуального закона. Как видно из протокола судебного заседания, судебное следствие проведено в соответствии со ст.ст. 243 и 335 УПК РФ. Председательствующий, сохраняя объективность и беспристрастие, обеспечил равноправие сторон, принял предусмотренные законом меры по реализации сторонами принципа состязательности и создал все необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Вопреки доводам жалоб в материалах дела нет данных об отказе стороне защиты в исследовании доказательств, полученных с соблюдением требований закона. Доводы жалобы адвоката, защищавшего Быкова, о том, что председательствующий необоснованно удовлетворил ходатайство стороны обвинения об оглашении протокола допроса Быкова в качестве подозреваемого от 8 июня 2002 г. и отказал стороне защиты в оглашении его протокола допроса от 5 июня 2002 г., не соответствуют действительности. Суд тщательно исследовал вопрос о допустимости протокола допроса Быкова в качестве подозреваемого от 8 июня 2002 г. С этой целью в судебном заседании были допрошены следователь и адвокат, принимавшие участие в данном следственном действии. Они опровергли доводы стороны защиты о нарушениях закона при допросе Быкова. Поэтому суд обоснованно признал этот протокол допроса допустимым доказательством и удовлетворил ходатайство государственного обвинителя о его оглашении в присутствии присяжных заседателей. Отказ в оглашении протокола допроса Быкова в качестве подозреваемого от 5 июня 2002 г. также является законным, обоснованным и мотивированным. Согласно закону (ч. 1 ст. 276 УПК РФ) оглашение показаний подсудимого, данных при производстве предварительного расследования, может иметь место, в частности, при наличии существенных противоречий между этими показаниями и показаниями, данными подсудимым в суде. Как видно из протокола судебного заседания, судом не было установлено таких противоречий. В соответствии с требованиями закона судом также разрешено ходатайство стороны защиты об оглашении показаний не явившихся в суд свидетелей. Доводы жалоб о том, что стороной обвинения на присяжных заседателей оказывалось давление через публикации в средствах массовой информации, опровергнуты данными, имеющимися в материалах дела. Судом предпринимались меры для выяснения, оказывалось ли давление на присяжных заседателей, имелись ли у них сведения по делу из других источников, в том числе из средств массовой информации, на что присяжные заседатели дали отрицательные ответы. Никто из участников процесса не заявлял отвода присяжным заседателям по мотивам их тенденциозности. В ходе судебного следствия судом были проверены заявления осужденных о применении к ним незаконных методов ведения следствия, но они не подтвердились. Все следственные действия с осужденными проводились с участием их защитников. Суд обоснованно пришел к выводу о законности получения доказательств по делу. При постановке вопросов перед присяжными заседателями судом соблюдены требования ст.ст. 338-339 УПК РФ. Поправки к сформулированным вопросам, поступившие от подсудимого Зякина и его защитника, обоснованно отклонены судом, поскольку они не отвечали требованиям закона. Напутственное слово (приложенное к делу в письменной форме), с которым председательствующий обратился к присяжным заседателям, соответствует положениям ст. 340 УПК РФ, в нем не выражено в какой-либо форме мнение председательствующего судьи по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных заседателей. Обвинительный вердикт коллегии присяжных заседателей вынесен согласно ст. 343 УПК РФ, а приговор суда основан на вердикте и отвечает требованиям ст. 351 УПК РФ. С учетом обстоятельств дела, как они были установлены коллегией присяжных заседателей, уголовный закон применен правильно. _____________