Бюллетень № 10 от 28.10.2005




                  1. Отказ уполномоченного органа
            в исчислении пенсии из денежного содержания
            с учетом стоимости продовольственного пайка
                        признан незаконным

                   Определение Судебной коллегии
              по гражданским делам Верховного Суда РФ
                   от 4 марта 2005 г. N 87-В04-8

                           (Извлечение)


     В. обратилась  в суд с иском к прокуратуре Костромской области
о   возмещении  материального  вреда,  ссылаясь  на  следующее.  Со
2 февраля 2002  г. она уволилась  из  органов прокуратуры в связи с
уходом   на  пенсию по выслуге лет. Согласно Федеральному закону от
17 января    1992  г.    "О  прокуратуре   Российской Федерации" (с
последующими изменениями и дополнениями) и ст. 43 Закона Российской
Федерации  от  12  февраля  1993 г.  "О пенсионном обеспечении лиц,
проходивших  военную  службу,  службу  в  органах  внутренних  дел,
учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы,  и их семей"
(с последующими изменениями и дополнениями) пенсия на момент выхода
в   отставку   должна   быть   исчислена  из  денежного  содержания
прокурорского  работника,  включающего   в   себя,   в   частности,
должностной оклад, доплату за классный чин, выслугу лет и стоимость
продовольственного пайка. В нарушение этих требований Закона пенсия
ей  исчислена  исходя  из  суммы  денежного  содержания  без  учета
стоимости  продовольственного  пайка.   Между   тем   изменения   в
установленный    законодательством    порядок   исчисления   пенсии
прокурорским работникам внесены лишь с 1 августа 2002 г.  Стоимость
продовольственного   пайка  из  денежного  содержания  прокурорских
работников  была  исключена  с  1  августа  2002  г.  на  основании
Федерального  закона  от  28  июня  2002  г.  N  77-ФЗ  "О внесении
изменений в статьи 43-4 и 44  Федерального  закона  "О  прокуратуре
Российской Федерации". В связи с этим истица просила суд взыскать в
ее пользу с ответчика стоимость  невыплаченного  продовольственного
пайка   за   период   со   2   февраля  по  1  августа  2002  г.  и
проиндексировать сумму задолженности.
     Решением мирового судьи судебного участка N 12 г.  Костромы от
18 ноября 2002 г.  иск В.  удовлетворен:  с  ответчика  взысканы  в
пользу  истицы  стоимость невыплаченного продовольственного пайка в
сумме    3084 руб.  2 коп.  и  сумма индексации - 130 руб. 86 коп.,
всего - 3214 руб. 88 коп.
     Апелляционным определением  Ленинского   районного   суда   г.
Костромы от 11 декабря 2002 г. решение мирового судьи оставлено без
изменения.
     Президиум Костромского  областного  суда  7  февраля  2003  г.
судебные постановления отменил как  вынесенные  с  нарушением  норм
материального   права   и   вынес   новое   решение   об  отказе  в
удовлетворении иска.
     В надзорной   жалобе   В.   просила   отменить   постановление
президиума Костромского областного суда,  считая его  вынесенным  с
нарушением  норм  материального  права,  и  оставить в силе решение
мирового судьи и апелляционное определение.
     Судебная   коллегия  по  гражданским  делам Верховного Суда РФ
4 марта 2005 г.  постановление  президиума  Костромского областного
суда отменила по следующим основаниям.
     Отменяя состоявшиеся по делу судебные постановления  и  вынося
новое   решение   об  отказе  В.  в  иске,  президиум  Костромского
областного суда исходил из того,  что в силу п. 6 приложения N 17 к
Федеральному  закону от 30 декабря 2001 г.  N 194-ФЗ "О федеральном
бюджете  на  2002 год" (в ред. от 30 июня 2002 г.)  действие абз. 2
п. 3  ст.  43-4  и  п.  1 ст. 44 Федерального закона "О прокуратуре
Российской Федерации" в части выплаты стоимости  продовольственного
пайка  с  1  января 2002 г.  по 31 декабря 2002 г.  приостановлено,
т. е.,  как отметил президиум в  своем  постановлении,  отменено на
указанное время. Поскольку истица вышла в отставку в связи с уходом
на пенсию в период,  когда фактически не  действовала  в  названной
выше части правовая норма ст. 44 Федерального закона "О прокуратуре
Российской   Федерации",   пенсия  ей за  период  со  2  февраля по
1 августа  2002  г.  правильно  исчислена исходя из  суммы денежного
содержания без учета стоимости продовольственного пайка.
     Между тем  норма  ст.  44  Федерального  закона "О прокуратуре
Российской Федерации" в части выплаты стоимости  продовольственного
пайка   в  оспариваемый  период  времени  каких-либо  изменений  не
претерпела.  Ее действие было прекращено  в  установленном  порядке
только с 1 августа 2002 г.  в связи с принятием Федерального закона
                                                           4
от 28 июня 2002  г.  "О  внесении  изменений  в  статьи  43   и  44
Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации".
     Что касается  Федерального  закона  о   бюджете,   то   данный
нормативный  правовой  акт  не  порождает  и  не  отменяет  прав  и
обязательств и поэтому не  может  в  качестве  последующего  закона
изменять положения других федеральных законов и тем более лишать их
юридической силы.  Нормы,  отменяющие или  изменяющие  определенные
преимущества,   компенсации   и   льготы,  вносятся  в  текст  того
федерального закона,  которым они были установлены. Данная правовая
позиция   сформулирована   в  постановлении  Конституционного  Суда
Российской Федерации от 23 апреля 2004 г.  N 9-П по делу о проверке
конституционности     отдельных     положений  Федеральных  законов
"О федеральном бюджете на 2002 год", "О федеральном бюджете на 2003
год", "О федеральном бюджете на 2004 год".
     В связи с этим вывод президиума Костромского областного суда о
правильном  исчислении истице размера пенсии за период со 2 февраля
по 1 августа 2002 г.  из денежного содержания без  учета  стоимости
продовольственного  пайка  основан  на  неправильном  толковании  и
применении указанных  норм  материального  права,  в  связи  с  чем
постановление суда надзорной инстанции подлежит отмене.
     В доказательство правоты своей позиции (и  с  этим  согласился
президиум  Костромского  областного суда) представитель Генеральной
прокуратуры РФ ссылался на  то,  что  постановлением  Правительства
Российской  Федерации  от  8  февраля  2002 г.  N 86 "Об увеличении
должностных окладов  прокурорских  работников  органов  прокуратуры
Российской  Федерации"  должностные  оклады прокурорских работников
органов прокуратуры Российской Федерации с 1 января  2002  г.  были
увеличены    именно   в   связи   с   отменой   выплаты   стоимости
продовольственного пайка.
     Однако этим постановлением Правительства Российской  Федерации
в  соответствии  со  ст.  44  Федерального  закона  "О  прокуратуре
Российской Федерации" и в  связи  с  Указом  Президента  Российской
Федерации  от  23  января  2002 г.  N 81 "Об увеличении должностных
окладов судей в Российской Федерации" постановлено:
     1. Увеличить  в  2002  году  в  1,6  раза  должностные  оклады
прокурорских работников органов прокуратуры  Российской  Федерации,
установив, что оклады увеличиваются:
     в 1,28 раза - с 1 января 2002 г.;
     в 1,25  раза  -  со дня вступления в силу федерального закона,
предусматривающего  отмену   прокурорским   работникам   льгот   по
подоходному налогу, оплате жилой площади и всех коммунальных услуг,
за   пользование    телефоном,    а    также    выплат    стоимости
продовольственного пайка.
     Таким образом,  денежная компенсация в связи с отменой выплаты
прокурорским  работникам  стоимости  продовольственного  пайка была
произведена не с 1 января 2002 г.,  а с 1 августа 2002 г.  - со дня
вступления  в  силу федерального закона,  предусматривающего отмену
названных выплат.
     Судебная коллегия  по  гражданским  делам  Верховного  Суда РФ
постановление президиума Костромского областного суда от 7  февраля
2003 г.  отменила, оставила в силе решение мирового судьи судебного
участка N 12 г.  Костромы и  апелляционное  определение  Ленинского
районного суда г. Костромы.


                           ____________