1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

9. Оправдательный приговор, вынесенный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, отменен по кассационному представлению прокурора и кассационной жалобе потерпевшей как постановленный с нарушениями уголовно-процессуального закона Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 июля 2004 г. N 16-О04-36сп (Извлечение) Волгоградским областным судом 5 апреля 2004 г. Помазан оправдан по пп. 'ж', 'з' ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 162, п. 'в' ч. 4 ст. 162 УК РФ (в ред. от 8 декабря 2003 г.), ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 167 УК РФ за недоказанностью участия в совершении преступлений и осужден по ч. 1 ст. 139 УК РФ к штрафу в сумме 20 тыс. рублей; Солнышкин оправдан по пп. 'ж', 'з' ч. 2 ст. 105, п. 'в' ч. 4 ст. 162 УК РФ (в ред. от 8 декабря 2003 г.) за недоказанностью участия в совершении преступлений. Судом Помазан признан виновным в незаконном проникновении 27 июня 2003 г. в жилище Писарева в пос. Обильный Волгоградской области. Совершение же Помазаном и Солнышкиным разбоя и убийства Писарева, а также покушение Помазана на уничтожение чужого имущества, совершенное путем поджога, в которых они обвинялись, вердиктом присяжных заседателей признано недоказанным, и на основании его в указанной части обвинения постановлен оправдательный приговор. В кассационном представлении (основном и дополнительном) государственный обвинитель просил приговор отменить, считая его незаконным ввиду существенных нарушений норм уголовно-процессуального закона, повлекших необоснованное оправдание подсудимых, в частности п. 2 ст. 345 УПК РФ, согласно которому председательствующий, найдя вердикт неясным или противоречивым, указывает на это коллегии присяжных заседателей и предлагает им возвратиться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист. По мнению государственного обвинителя, такие неясности и противоречия содержатся в ответах присяжных заседателей на 1-й, 2-й, 6-й, 10-й и 11-й вопросы. Кроме того, как указал государственный обвинитель, при постановке вопросов присяжным заседателям судом не соблюдены требования ч. 1 ст. 339 УПК РФ. Формулируя первый вопрос о причинении Писареву смерти, суд упомянул о поджоге дома, который не относился к составу преступления, предусмотренному ст. 105 УК РФ. В результате присяжными заседателями на первый вопрос дано два ответа. Кроме того, само событие о поджоге было подробно описано судом в десятом вопросе. Как считал государственный обвинитель, перечисленные нарушения повлекли два противоречивых ответа на 1-й и 10-й вопросы о доказанности факта поджога. Суд вопреки требованиям ч. 5 и ч. 7 ст. 339 УПК РФ в вопросном листе присяжным заседателям поставил вопросы, требующие юридической квалификации и юридической оценки. Перед присяжными заседателями в отношении подсудимых Помазана и Солнышкина, игравших (согласно обвинению) различную роль в совершении и сокрытии преступлений, были поставлены одинаковые по содержанию вопросы, оказавшиеся непонятными для присяжных заседателей. По мнению государственного обвинителя, Солнышкин, на вопрос присяжных заседателей назвав причину противоречий в его показаниях на предварительном следствии и в суде - оказание на него в ходе предварительного следствия физического насилия со стороны работников милиции, мог вызвать у присяжных заседателей сомнение в правильности получения доказательств и объективности позиции государственного обвинителя. Однако председательствующий не остановил подсудимого и не разъяснил присяжным заседателям, что они не должны принимать во внимание данное заявление Солнышкина. В напутственном слове председательствующий также не напомнил об этом присяжным заседателям, более того, указал, что ряд протоколов допроса Солнышкина вызвал сомнение и исключен из числа доказательств, в связи с чем не должны приниматься во внимание протоколы его допроса от 4 и 5 июля 2003 г. В результате, по мнению государственного обвинителя, судом был нарушен принцип объективности и беспристрастности, поэтому приговор подлежит отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение. В кассационной жалобе потерпевшая Маликова считала приговор несправедливым, вину Помазана и Солнышкина полностью доказанной, утверждала, что не была поставлена в известность о дне рассмотрения уголовного дела, чем суд лишил ее возможности присутствовать при избрании коллегии присяжных заседателей и заявить о необходимости изменения состава этой коллегии, и что она отсутствовала в судебном заседании, когда допрашивались Помазан и свидетели. Допущенными нарушениями были существенно ущемлены ее права как потерпевшей, и потому она просила приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение. В возражениях на кассационные представление и жалобу адвокат в защиту осужденного Солнышкина считала необоснованными доводы государственного обвинителя и потерпевшей и просила оставить приговор без изменения. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 4 июля 2004 г. кассационное представление и кассационную жалобу удовлетворила по следующим основаниям. Доводы кассационного представления государственного обвинителя основаны на материалах дела и являются обоснованными. В представлении правильно отмечается, что содержание вопросов для присяжных заседателей не соответствует требованиям ст. 339 УПК РФ. В частности, в связи с тем, что в первом вопросе речь шла о совершении двух деяний, коллегия присяжных заседателей вынуждена была дать на него два ответа. Присяжными заседателями признано доказанным обнаружение трупа с множественными повреждениями, а также факт поджога. На десятый же вопрос, доказано ли совершение поджога Помазаном (при подробном описании события поджога), присяжные заседатели ответили отрицательно. На одиннадцатый вопрос о виновности Помазана в поджоге присяжные заседатели указали: 'Без ответа'. Отвечая на двенадцатый вопрос о том, заслуживает ли Помазан снисхождения, если на одиннадцатый вопрос дан утвердительный ответ, присяжные заседатели записали: 'Да, заслуживает', т. е. признали его виновным в поджоге домовладения потерпевшего, поскольку он заслуживает снисхождения, хотя по содержанию ответов на предыдущие вопросы он в поджоге виновным не признан. Вопреки требованиям ст. 345 УПК РФ председательствующий не указал коллегии присяжных заседателей на неясность и противоречивость вердикта и не предложил им возвратиться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист. Таким образом, допущенные нарушения уголовно-процессуального закона повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них. Доводы кассационной жалобы потерпевшей о том, что она не была извещена о дне рассмотрения уголовного дела по обвинению Помазана и Солнышкина в суде, поэтому была лишена возможности присутствовать при избрании коллегии присяжных заседателей и не могла повлиять на их подбор, являются обоснованными. В материалах дела действительно нет сведений о том, что потерпевшая извещена о дне судебного заседания. Имеется справка о том, что в экспедицию суда сданы семь повесток по уголовному делу по обвинению Помазана и Солнышкина и что копия постановления о назначении судебного заседания направлена потерпевшим. Однако из этой справки не усматривается, была ли в их числе повестка на имя потерпевшей, если была, то когда вместе с копией постановления ей направлена и получила ли она ее. Как видно из протокола судебного заседания, оно начато 12 марта 2004 г., потерпевшая Маликова в суд не явилась, причина ее неявки неизвестна. Тем не менее суд продолжил заседание и сформировал коллегию присяжных заседателей. Потерпевшая в судебном заседании отсутствовала и в последующие дни, когда по делу проводилось судебное следствие, допрашивались подсудимый Помазан и ряд свидетелей. В суд потерпевшая явилась только 30 марта 2004 г. Причину ее отсутствия в предшествующих судебных заседаниях председательствующий судья не выяснял, ограничившись разъяснением ей ее прав и формальным вопросом, не имеет ли она возражений по составу коллегии присяжных заседателей. Далее из протокола видно, что председательствующий судья по поставленным в вопросном листе вопросам присяжным заседателям опрашивал мнение подсудимых, их защитников и государственного обвинителя, у потерпевшей Маликовой мнение не выяснял. Таким образом, материалами дела не опровергаются доводы кассационной жалобы потерпевшей Маликовой о том, что допущенными нарушениями уголовно-процессуального закона существенно ущемлены ее права. С учетом изложенного приговор подлежит отмене, а дело - направлению в тот же суд на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства. ____________