1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

7. Пункт 06.020, подп. 06.020.1, 06.020.2 и 06.020.4 раздела 06 'Прочие работы и услуги' Номенклатуры работ и услуг по оказанию соответствующей медицинской помощи (утвержденной приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 26 июля 2002 г. N 238, в редакции от 22 октября 2003 г. N 502), которые предусматривают необходимость получения лицензии на право осуществления деятельности по проведению судебно-медицинских экспертиз, признаны соответствующими федеральному законодательству Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 16 сентября 2004 г. N КАС04-451 (Извлечение) Индивидуальный предприниматель Я., имеющий высшее медицинское образование и стаж работы экспертом в области судебной медицины более 25 лет, обратился в Верховный Суд РФ с заявлением о признании недействующими п. 06.020, подп. 06.020.1, 06.020.2, 06.020.3, 06.020.4 раздела 06 'Прочие работы и услуги' Номенклатуры работ и услуг по оказанию соответствующей медицинской помощи (утвержденной приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 26 июля 2002 г. N 238, в редакции от 22 октября 2003 г. N 502). Он сослался на то, что оспоренные положения Номенклатуры, фактически предусматривающие необходимость получения лицензии на право осуществления деятельности по проведению судебно-медицинских экспертиз, не соответствуют требованиям федерального закона, в котором, по его мнению, не установлено лицензирование данного вида деятельности. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, рассмотрев дело 24 июня 2004 г. по первой инстанции, удовлетворила заявленное требование. В кассационной жалобе Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации поставило вопрос об отмене судебного решения, ссылаясь на неправильное применение норм материального права, но не оспаривало решение в части подп. 06.020.3. Кассационная коллегия Верховного Суда РФ 16 сентября 2004 г. отменила решение суда первой инстанции по следующим основаниям. Заявителем оспаривались положения Номенклатуры: пункт 06.020 судебно-медицинская экспертиза (лицензирование осуществляет Министерство здравоохранения Российской Федерации); подп. 06.020.1 судебно-медицинская экспертиза и исследование трупа; подп. 06.020.2 судебно-медицинская экспертиза и обследование потерпевших, обвиняемых и других лиц; подп. 06.020.3 судебно-медицинская экспертиза по материалам уголовных и гражданских дел; подп. 06.020.4 судебно-медицинская экспертиза вещественных доказательств и исследования биологических объектов судебно-биологическая судебно-цитологическая генетическая медико-криминалистическая спектрографическая судебно-химическая биохимическая химико-токсикологическая судебно-гистологическая, поскольку они предусматривают возможность проведения любой из приведенных выше судебно-медицинских экспертиз лишь при наличии у лица, проводящего такие экспертизы, выданной Минздравом России лицензии на право осуществления медицинской деятельности. Удовлетворяя заявленное требование, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ сослалась на несоответствие такого предписания действующему федеральному законодательству, в частности ст. 17 Федерального закона от 8 августа 2001 г. N 128-ФЗ 'О лицензировании отдельных видов деятельности', в которой в качестве подлежащей лицензированию предусмотрена медицинская деятельность и не предусмотрена в качестве таковой судебно-экспертная деятельность. Следовательно, как указал суд в своем решении, проведение судебно-медицинских экспертиз, будучи составной частью судебно-экспертной деятельности, также не подлежит лицензированию. Такой вывод суда первой инстанции является ошибочным. Действительно, сама по себе судебно-экспертная деятельность в соответствии с названным Федеральным законом не подлежит лицензированию. Однако проведение судебно-медицинских экспертиз как 'составная часть судебно-экспертной деятельности' вместе с тем является и одним из видов деятельности по проведению медицинских экспертиз. Эта же деятельность (проведение медицинских экспертиз) представляет собой согласно п. 3 Положения о лицензировании медицинской деятельности, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 4 июля 2002 г. N 499, один из видов медицинской деятельности, подлежащей лицензированию. Очевидно, что и деятельность по проведению судебно-медицинских экспертиз невозможна без получения лицензии на право осуществления медицинской деятельности. Свой вывод о том, что деятельность по производству судебно-медицинских экспертиз не относится к медицинской деятельности и, следовательно, не подлежит лицензированию, Судебная коллегия обосновала и положениями ст.ст. 1 и 9 Федерального закона 'О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации', устанавливающими, что государственная судебно-экспертная деятельность - это организация и производство судебной экспертизы; судебная экспертиза является процессуальным действием, состоящим из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла и которые поставлены перед экспертом судом, судьей, органом дознания, лицом, производящим дознание, следователем или прокурором в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу. Однако Кассационная коллегия считает, что ссылки суда на приведенные положения Федерального закона не могут исключать действие по настоящему делу норм другого специального законодательного акта - Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, согласно разделу IX которого проведение судебно-медицинской и судебно-психиатрической экспертизы является одним из видов производства медицинской экспертизы. Никаких исключений из данного положения Основ не последовало и в результате внесения федеральными законами соответствующих изменений и дополнений в приведенные Основы (в том числе и Федеральным законом от 29 июня 2004 г.). Действительно, судебная экспертиза вообще является процессуальным действием, но в рассматриваемом по настоящему делу случае проведение исследований и дача заключения экспертом имеют место по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области именно медицинской деятельности, для осуществления которой необходимо получение лицензии. Кроме того, делая вывод о том, что производство судебных экспертиз регулируется лишь процессуальными законами, Судебная коллегия не учла положения ст. 3 Федерального закона от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ 'О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации' о том, что правовой основой государственной судебно-экспертной деятельности наряду с процессуальными законами является, в частности, и законодательство Российской Федерации о здравоохранении. Поскольку согласно приведенным выше положениям Основ медицинские экспертизы включают в себя и судебно-медицинские экспертизы, а в силу п. 3 Положения о лицензировании медицинской деятельности проведение медицинских экспертиз относится к медицинской деятельности, подлежащей лицензированию, необоснованным является и утверждение Судебной коллегии Верховного Суда РФ о том, что, издав оспариваемые пункты Номенклатуры, Минздрав России якобы вышел за пределы своей компетенции, установив тем самым (вместо законодателя) лицензирование судебно-экспертной деятельности. При этом суд оставил без внимания то обстоятельство, что в оспариваемых пунктах Номенклатуры приводятся виды не судебно-экспертной деятельности вообще, а лишь деятельности по производству именно судебно-медицинских экспертиз. Довод представителя заявителя о том, что введенное (якобы положениями Номенклатуры) лицензирование судебной экспертно-медицинской деятельности будет препятствовать суду, следственным органам в осуществлении своих полномочий и что при назначении экспертиз суд и следственные органы согласно процессуальному закону вправе сами определять уровень специальных познаний, которыми располагает врач, являющийся кандидатом для проведения соответствующей экспертизы, не может служить основанием для признания оспариваемых положений нормативного правового акта не соответствующими закону. Как пояснили на заседании Кассационной коллегии представители Минздравсоцразвития России, все упомянутые положения Номенклатуры не ограничивают сами органы, принимающие решения о назначении судебно-медицинской экспертизы и поручении на ее проведение любому медицинскому учреждению либо индивидуально врачу. Названные положения Номенклатуры обязательны для тех учреждений и лиц, которые (как и сам заявитель) избрали основным видом своей деятельности производство медицинских и судебно-медицинских экспертиз. Приведенные положения Номенклатуры не противоречат федеральному закону, а при рассмотрении дела судом первой инстанции допущено неправильное применение норм материального права, поэтому решение суда первой инстанции подлежит отмене в части оспаривания п. 06.020, подп. 06.020.1, 06.020.2 и 06.020.4 раздела 06 'Прочие работы и услуги' Номенклатуры. Решение Судебной коллегии в части удовлетворения заявления в отношении подп. 06.020.3 в кассационном порядке не обжаловано. Как пояснили представители Минздравсоцразвития России, подп. 06.020.3 - судебно-медицинская экспертиза по материалам уголовных и гражданских дел не может в принципе создавать угрозу для жизни и здоровья людей, так как не является собственно медицинским вмешательством, в связи с чем не подлежит лицензированию. То обстоятельство, что ст. 52 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан (как полагает суд первой инстанции) не позволяет производить судебно-медицинские экспертизы вне медицинских учреждений государственной или муниципальной систем здравоохранения и лицами, не являющимися государственными судебными экспертами, не свидетельствует о невозможности проведения судебно-медицинских экспертиз вне приведенных систем и указанными лицами, поскольку именно в этой части ст. 52 Основ как противоречащая позднее принятым нормам законодательства не подлежит применению. Кассационная коллегия Верховного Суда РФ решение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 23 июня 2004 г. отменила в части и вынесла в этой части новое решение, которым Я. отказала в удовлетворении заявления о признании недействующими п. 06.020, подп. 06.020.1, 06.020.2 и 06.020.4 раздела 06 'Прочие работы и услуги' Номенклатуры работ и услуг по оказанию соответствующей медицинской помощи, утвержденной приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 26 июля 2002 г. N 238 (в ред. от 22 октября 2003 г.). ____________