1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЗА III КВАРТАЛ 2004 ГОДА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ Вопросы квалификации 1. Лицо, привлеченное иными лицами к участию в банде и совершаемых ею нападениях, необоснованно осуждено как организатор банды. Установлено, что, после того как члены организованной преступной группы Нефедов и Забродин были задержаны работниками милиции, Малюченко, Панин, Антонов и Голендеев решили организовать устойчивую вооруженную группу (банду) в целях нападения на граждан. Глазецкий, привлеченный к участию в банде для совершения планируемых разбойных нападений на граждан, хранил у себя дома одноствольное охотничье ружье, из которого изготовил обрез. По приговору суда Глазецкий осужден по ч. 3 ст. 146 УК РСФСР, чч. 1 и 2 ст. 209 и ч. 2 ст. 167 УК РФ. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ изменила приговор, исключила осуждение его по ч. 2 ст. 209 УК РФ. В надзорной жалобе осужденный Глазецкий поставил вопрос о переквалификации его действий с ч. 1 ст. 209 УК РФ на ч. 2 ст. 209 УК РФ, поскольку он не являлся ни организатором, ни руководителем банды, а был лишь вовлечен в банду и являлся ее участником. Президиум Верховного Суда РФ удовлетворил надзорную жалобу по следующим основаниям. Суд при квалификации действий Глазецкого по ч. 1 ст. 209 УК РФ сослался на то, что тот состоял в устойчивой вооруженной группе (банде) совместно с другими осужденными по данному делу, принял активное участие в организации вооруженной банды, изготовив обрез из гладкоствольного охотничьего ружья. По смыслу уголовного закона под организацией банды понимаются любые действия, результатом которых стало создание устойчивой вооруженной группы в целях совершения нападений на граждан либо предприятия, учреждения, организации. Они могут выражаться в сговоре, подыскании соучастников, приобретении оружия, разработке планов и распределении ролей между членами банды. Ни одно из указанных действий в вину Глазецкому не вменялось. Кроме того, суд в приговоре признал, что Малюченко, Панин, Антонов и Голендеев не прекратили свою преступную деятельность и после того, как работниками милиции были задержаны Нефедов и Забродин. Они решили организовать банду в целях нападения на граждан и для участия в банде, в совершении планируемых разбойных нападений вовлекли Глазецкого. Тот из хранившегося у него дома охотничьего ружья изготовил обрез. Следовательно, никаких действий, результатом которых стало создание банды, Глазецкий не совершал, а был привлечен иными лицами к участию в банде и совершаемых ею нападениях. В его действиях содержатся признаки преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 209 УК РФ. При таких обстоятельствах действия Глазецкого переквалифицированы с ч. 1 ст. 209 УК РФ на ч. 2 ст. 209 УК РФ. Постановление Президиума Верховного Суда РФ N 397П04 по делу Глазецкого 2. Уголовная ответственность за разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, наступает и в тех случаях, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками непосредственное изъятие имущества осуществляет один из них. Смирнов признан виновным в совершении разбойного нападения группой лиц по предварительному сговору с Трояновым с целью завладения чужим имуществом в крупном размере, с проникновением в помещение. Как следует из приговора, преступление ими совершено при следующих обстоятельствах. Смирнов занимался частной зубопротезной практикой и по роду работы познакомился с Б., который работал литейщиком. Не расплатившись за один из заказов, Смирнов оказался в долгу у Б. Встретив своего знакомого Троянова, он сообщил ему, что у литейщика в мастерской имеется в сейфе крупная сумма денег, и предложил завладеть ими. Во время подготовки к преступлению Смирнов рассказал о графике работы Б., описал обстановку в мастерской и договорился с Трояновым о совершении разбойного нападения на Б. с распределением ролей. Согласно договоренности Троянов должен был оглушить потерпевшего, чтобы тот потерял сознание, и забрать деньги, а Смирнов - наблюдать за окружающей обстановкой и обеспечивать безопасность, стоя у дверей мастерской. Троянов, не ставя в известность Смирнова, взял с собой пистолет 'Браунинг'. Во время нападения Троянов выстрелил в Б. не менее трех раз. Но поскольку после этого потерпевший продолжал оказывать сопротивление и пытался задержать Троянова, тот убежал и вместе со Смирновым скрылся с места преступления. Суд первой инстанции квалифицировал действия Смирнова по п. 'б' ч. 3 ст. 162 УК РФ. Суд кассационной инстанции оставил приговор без изменения. В надзорной жалобе адвокат осужденного Смирнова поставил вопрос об изменении судебных решений в отношении Смирнова и переквалификации его действий с п. 'б' ч. 3 ст. 162 УК РФ на ч. 3 ст. 30, ч. 5 ст. 33, п. 'в' ч. 2 ст. 161 УК РФ, так как разбойное нападение совершил лишь один Троянов, а Смирнов явился соучастником покушения на грабеж. Президиум Верховного Суда РФ оставил приговор без изменения, а надзорную жалобу адвоката - без удовлетворения, указав следующее. По смыслу уголовного закона (ст. 35 УК РФ) уголовная ответственность за разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, наступает и в тех случаях, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками непосредственное изъятие имущества осуществляет один из них. Если другой участник в соответствии с распределением ролей совершал согласованные действия, направленные на оказание непосредственного содействия исполнителю в совершении преступления (например, лицо не проникало в помещение, но по заранее состоявшейся договоренности подстраховывало других соучастников от возможного обнаружения преступления), содеянное им является соисполнительством и в силу ч. 2 ст. 34 УК РФ не требует дополнительной квалификации по ст. 33 УК РФ. Таким образом, заранее согласованные с Трояновым действия Смирнова, направленные на совершение разбоя, связанные с оказанием помощи непосредственному исполнителю разбоя, правильно расценены судом как соисполнительство в разбойном нападении. О применении к потерпевшему насилия, опасного для жизни и здоровья, осужденные договорились заранее, решив его оглушить, чтобы он потерял сознание. Поскольку разбой относится к формальному виду преступлений и считается оконченным с момента нападения, действия Смирнова обоснованно квалифицированы без ссылки на ст. 30 УК РФ. В связи с этим нельзя признать обоснованными доводы жалобы адвоката о необходимости квалификации действий Смирнова по ч. 3 ст. 30, ч. 5 ст. 33 и п. 'в' ч. 2 ст. 161 УК РФ как пособничество в покушении на грабеж с незаконным проникновением в помещение. Постановление Президиума Верховного Суда РФ N 389П04 по делу Смирнова 3. Действия виновного переквалифицированы с разбоя на грабеж, поскольку судом установлено, что насилия, опасного для жизни, он к потерпевшему не применял. Сабиров и Алексеенков в целях хищения чужого имущества проникли в дом потерпевшего С. Вернувшийся домой С. стал препятствовать действиям Сабирова и Алексеенкова. Стараясь удержать похищенное, Алексеенков нанес потерпевшему удары кулаками и ножом в различные части тела. От полученных ранений потерпевший скончался на месте. Сабиров и Алексеенков, забрав похищенное, скрылись. Суд первой инстанции осудил Сабирова по п. 'з' ч. 3 ст. 162 УК РФ. Суд кассационной инстанции изменил приговор в отношении Сабирова, определил считать его осужденным по п. 'в' ч. 3 ст. 162 УК РФ. В надзорной жалобе осужденный Сабиров просил переквалифицировать его действия на ч. 3 ст. 30, пп. 'а', 'в' ч. 2 ст. 158 УК РФ, утверждая, что не применял насилия к потерпевшему, когда тот пытался помешать ему и Алексеенкову похитить телевизор. В действиях Алексеенкова имел место эксцесс исполнителя. Президиум Верховного Суда РФ изменил судебные решения по следующим основаниям. Признавая вину Сабирова доказанной и квалифицируя его действия по п. 'в' ч. 3 ст. 162 УК РФ, суд в приговоре указал, что умыслом осужденных охватывались действия как по завладению чужим имуществом, так и по применению к потерпевшему опасного для жизни насилия. Между тем вердиктом коллегии присяжных заседателей признано установленным, что все действия, связанные с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, совершил один Алексеенков. Сабиров же непосредственно насилия, повлекшего тяжкий вред здоровью, к потерпевшему не применял, а, реализуя предварительный сговор на кражу, после возвращения потерпевшего вместе с Алексеенковым участвовал в грабеже. Конкретно действия Сабирова выразились в том, что он разбил стекло в окне, проник в дом, нашел телевизор, пульт управления, завернул телевизор в простыню и, после того как в его присутствии Алексеенков причинил потерпевшему телесные повреждения, унес телевизор из дома. Поэтому действия Сабирова Президиум переквалифицировал с п. 'в' ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.) на п. 'в' ч. 2 ст. 161 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г.). Кроме того, из приговора исключено указание о взыскании с Сабирова в пользу потерпевшей 10 тыс. рублей в счет компенсации морального вреда, поскольку установлено, что насилия к потерпевшему, в том числе опасного для его жизни и здоровья, Сабиров не применял и совершение разбойного нападения его умыслом не охватывалось. Постановление Президиума Верховного Суда РФ N 458П04 по делу Сабирова 4. Убийство признается совершенным группой лиц, когда два или более лица, действуя совместно, с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, причем необязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них, и независимо от того, что некоторые из участников преступления не были привлечены к уголовной ответственности ввиду их невменяемости. Установлено, что убийство Прокопьевым потерпевшего совершено совместно с Богомоловым. При этом Прокопьев удерживал потерпевшего за руки, а Богомолов по предложению Прокопьева наносил потерпевшему удары ножом. Действия Прокопьева квалифицированы судом по п. 'ж' ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство, совершенное группой лиц. В надзорном представлении заместитель Генерального прокурора РФ поставил вопрос о переквалификации действий Прокопьева с п. 'ж' ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 105 УК РФ, считая, что органы следствия и суд при квалификации действий осужденного как совершение убийства группой лиц не учли, что преступление Прокопьев совершил совместно с лицом, которое признано невменяемым в отношении инкриминированного ему деяния. Президиум Верховного Суда РФ оставил надзорное представление без удовлетворения по следующим основаниям. По смыслу Закона (ст. 35 УК РФ) убийство признается совершенным группой лиц, когда два или более лица, действуя совместно, с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие, причем необязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них. Доводы же, изложенные в надзорном представлении, о том, что согласно акту судебной психолого-психиатрической экспертизы Богомолов признан в отношении инкриминированного ему деяния невменяемым и освобожден от уголовной ответственности за совершенное им в состоянии невменяемости общественно опасное деяние и к нему применены принудительные меры медицинского характера, в связи с чем действия Прокопьева не могут быть квалифицированы как совершенные группой лиц и подлежат переквалификации на ч. 1 ст. 105 УК РФ, не основаны на законе. При изложенных обстоятельствах действия Прокопьева квалифицированы правильно. Постановление Президиума Верховного Суда РФ N 604П04пр по делу Прокопьева 5. Действия осужденных, которые удерживали потерпевших, ранее похищенных другими лицами, переквалифицированы с пп. 'а', 'ж' ч. 2 ст. 126 УК РФ на пп. 'а', 'ж' ч. 2 ст. 127 УК РФ. Материалами дела установлено, что Труняков Б. и Кудинов, предполагая, что С. и К. причастны к похищению автомобиля Трунякова Б., избили их, поместили в багажник автомобиля и увезли из кафе в дом Трунякова Б. В доме потерпевших поместили в подвальное помещение, и Труняков Б. сообщил своему сыну Трунякову Е. и сторожу Етчину о цели и причине нахождения С. и К. в его доме. Впоследствии Етчин вместе с Труняковым Б. принимал участие в избиении потерпевших, в результате чего от полученных телесных повреждений С. скончался. По указанию Трунякова Б. Труняков Е. и Етчин погрузили труп потерпевшего С. в багажник автомашины, а потерпевшего К. посадили в салон автомашины. В пути следования Труняков Б. вывел потерпевшего К. из автомашины и выстрелами в грудь и голову убил его. После этого соучастники спрятали трупы потерпевших. Судом действия Трунякова Е. квалифицированы по пп. 'а', 'ж' ч. 2 ст. 126 УК РФ, а Етчина - по п. 'в' ч. 3 ст. 126 и ч. 4 ст. 111 УК РФ. В надзорном представлении заместитель Генерального прокурора РФ поставил вопрос о переквалификации действий Трунякова Е. на пп. 'а', 'ж' ч. 2 ст. 127 УК РФ и Етчина - на ч. 3 ст. 127 УК РФ (незаконное лишение свободы), поскольку они не принимали участия в похищении потерпевших. Президиум Верховного Суда РФ удовлетворил надзорное представление частично, указав следующее. Признано, что действия Трунякова Е. и Етчина необоснованно квалифицированы как похищение человека, совершенное группой лиц по предварительному сговору в отношении двух лиц, поскольку они в сговоре на похищение С. и К. не состояли, не принимали непосредственного участия в захвате потерпевших в кафе и перемещении их в дом Трунякова Б., о совершении преступления узнали после того, как потерпевшие были привезены в дом, поэтому они не могут нести ответственность за похищение потерпевших. С учетом изложенного переквалифицированы действия: Трунякова Е. с пп. 'а', 'ж' ч. 2 ст. 126 УК РФ на пп. 'а', 'ж' ч. 2 ст. 127 УК РФ, Етчина с п. 'в' ч. 3 ст. 126 УК РФ на пп. 'а', 'ж' ч. 2 ст. 127 УК РФ, предусматривающую ответственность за незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в отношении двух лиц. С доводами представления о необходимости переквалификации действий Етчина на ч. 3 ст. 127 УК РФ нельзя согласиться, так как он обоснованно осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ за причинение тяжкого вреда здоровью С., повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. Смерть потерпевшего наступила от действий Етчина, которые не были связаны с незаконным лишением свободы потерпевшего С. Постановление Президиума Верховного Суда РФ N 533П04пр по делу Трунякова и Етчина 6. Приобретение обреза, который изготовлен из гладкоствольного охотничьего ружья (что повлекло утрату его первоначальных свойств и особенностей ношения и хранения), образует состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 222 УК РФ. Постановление Президиума Верховного Суда РФ N 280П04 по делу Смыкова 7. Начальник медицинского пункта - врач воинской части признан должностным лицом, несущим уголовную ответственность за получение взятки и превышение должностных полномочий. Петров, являясь начальником медицинского пункта - врачом воинской части, в течение 2002 года, используя свое служебное положение, из корыстной заинтересованности неоднократно лично и через посредников получал взятки за совершение незаконных действий в пользу военнослужащих по призыву. В частности, Петров получил от рядового Г. 500 долларов США, от рядового Ч. и его отца - 25 тыс. рублей, от матери рядового М. - 15 тыс. рублей, от отца рядового Б. - 1 тыс. долларов США за создание видимости их болезненного состояния и предоставление им фиктивных свидетельств о болезни, на основании которых они признаны негодными к военной службе и уволены из Вооруженных Сил Российской Федерации. Кроме того, своими действиями Петров способствовал рядовому Ч. в его уклонении от исполнения обязанностей военной службы. Указанные действия Петрова явно выходили за пределы его полномочий и повлекли существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства. Защитник осужденного в кассационной жалобе утверждал, что в силу занимаемой должности Петров не имел права увольнять с военной службы военнослужащих и это обстоятельство свидетельствует об отсутствии в его действиях признаков составов преступлений, предусмотренных ст.ст. 286 и 290 УК РФ. Необоснованно, по мнению защитника, и обвинение Петрова в организации и пособничестве военнослужащим в уклонении от исполнения обязанностей военной службы, поскольку в приговорах, по которым осуждены Ч. и Г., фамилия Петрова не упоминается. Военная коллегия Верховного Суда РФ приговор оставила без изменения, указав, что Петров обоснованно осужден Московским окружным военным судом за получение взятки за незаконные действия, организацию и пособничество военнослужащим в уклонении от исполнения обязанностей военной службы и за действия, явно выходящие за пределы его полномочий, повлекшие существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства. Судом достоверно установлено, что досрочное увольнение военнослужащих по призыву - рядовых Г., Ч., Б. и М. произошло в результате незаконных действий должностного лица - начальника медицинского пункта воинской части капитана Петрова, предоставившего оформленные в отношении каждого из указанных лиц заведомо фиктивные свидетельства о болезни с заключением военно-врачебной комиссии об их ограниченной годности к военной службе. В силу занимаемой должности и функциональных обязанностей Петров создал условия, необходимые для незаконного освобождения от службы данных военнослужащих. То обстоятельство, что Петров не принимал непосредственного участия в подготовке и подписании приказов о досрочном увольнении указанных военнослужащих с военной службы, поскольку эти действия не входят и не могли входить в круг его должностных обязанностей, не влияет на квалификацию его действий по ст.ст. 286 и 290 УК РФ и на законность и обоснованность приговора. Постановленные Московским гарнизонным военным судом в отношении Ч. и Г. приговоры не свидетельствуют об отсутствии в действиях Петрова составов преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 33 и ч. 2 ст. 339 УК РФ, а также ч. 5 ст. 33 и ч. 2 ст. 339 УК РФ, а, наоборот, в соответствии со ст. 90 УПК РФ имеют для настоящего дела преюдициальное значение. Определение N 1-03/04 по делу Петрова 8. Любое болезненное состояние психики, в силу которого лицо не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими, исключает уголовную ответственность такого лица. Установлено, что Кривошеева совершила убийство своей дочери, находившейся в силу малолетнего возраста в беспомощном состоянии. Постановлением судьи областного суда Кривошеева освобождена от уголовной ответственности за совершение общественно опасного деяния, предусмотренного п. 'в' ч. 2 ст. 105 УК РФ. К ней применены принудительные меры медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа. В кассационной жалобе потерпевший Б. просил постановление судьи отменить, заявив, что Кривошеева не является психически больным человеком и убийство дочери совершила сознательно. По результатам психолого-психиатрической экспертизы не установлено конкретное заболевание, позволяющее судить о вменяемости Кривошеевой, поэтому необходимо назначить повторную психолого-психиатрическую экспертизу. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ оставила постановление судьи без изменения по следующим основаниям. Суд тщательно исследовал вопрос о психическом состоянии Кривошеевой. Согласно выводам экспертов, проводивших комплексную психолого-психиатрическую экспертизу, сделанным на основе стационарного обследования Кривошеевой в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии им. В.П.Сербского, она страдает органическим расстройством личности смешанного типа, которое лишило ее способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Из указанного состояния Кривошеева не вышла до окончания ее обследования, в связи с чем не может и в настоящее время осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Она признана нуждающейся в направлении на принудительное лечение в психиатрический стационар специализированного типа. Экспертиза проведена комиссией высококвалифицированных специалистов, все выводы экспертов мотивированы. Оснований сомневаться в компетентности экспертов и объективности выводов суда не имелось. Принимая во внимание заключение экспертов о том, что Кривошеева не осознавала фактический характер и общественную опасность своих действий и не могла руководить ими в момент совершения запрещенного уголовным законом деяния в силу имеющегося у нее органического расстройства личности, суд обоснованно признал ее невменяемой и освободил от уголовной ответственности. По смыслу ст. 21 УК РФ любое болезненное состояние психики, в силу которого лицо не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими, исключает уголовную ответственность этого лица. Определение N 38-О04-1 по делу Кривошеевой 9. Истечение сроков давности влечет освобождение от уголовной ответственности, а не от назначенного наказания. Суд первой инстанции признал Коськина виновным по ст. 207 и ст. 17, ч. 1 ст. 171 УК РСФСР и назначил ему наказание, но в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности он освобожден от отбывания наказания. Суд кассационной инстанции оставил приговор без изменения. Суд надзорной инстанции приговор в части осуждения Коськина по ст. 207 и ст. 17, ч. 1 ст. 171 УК РСФСР отменил по следующим основаниям. В соответствии со ст. 78 УК РФ, имеющей согласно ст. 10 УК РФ обратную силу, сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора в законную силу. Истечение сроков давности влечет освобождение от уголовной ответственности. Таким образом, суд необоснованно назначил Коськину наказание и освободил от отбывания наказания, в то время как осужденный подлежал освобождению от уголовной ответственности с прекращением производства по делу в этой части за истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности вследствие приоритета норм материального закона над процессуальным. Производство по делу прекращено в связи с освобождением Коськина от уголовной ответственности в силу ст. 78 УК РФ. Постановление Президиума Верховного Суда РФ N 313П04 по делу Коськина Назначение наказания 10. Условное осуждение не учитывается при признании рецидива преступлений, если оно не отменялось и лицо не направлялось для отбывания наказания в места лишения свободы. Сельчиков и Мясников, осужденные к лишению свободы условно, в период испытательного срока совершили преступление, предусмотренное пп. 'б', 'ж' ч. 2 ст. 105 УК РФ. Постановляя приговор, Балтийский флотский военный суд учел как отягчающее наказание обстоятельство рецидив преступлений. Исключая из судебных решений это отягчающее обстоятельство, Военная коллегия исходила из требования п. 'в' ч. 4 ст. 18 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г.), согласно которому при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за преступления, осуждение за которые признавалось условным, если условное осуждение не отменялось и лицо (в данном случае Сельчиков и Мясников) не направлялось для отбывания наказания в места лишения свободы. Определение N 5-02/03 по делу Сельчикова и др. 11. В соответствии с положениями п. 'и' ч. 1 ст. 61 УК РФ смягчающим наказание обстоятельством признается активное способствование раскрытию преступления, изобличению других соучастников преступления и розыску имущества, добытого в результате преступления. По приговору суда Ильюта осужден по п. 'в' ч. 3 ст. 162 и пп. 'ж', 'з' ч. 2 ст. 105 УК РФ, на основании ст. 69 УК РФ окончательно по совокупности преступлений ему назначено шестнадцать лет лишения свободы. Президиум Верховного Суда РФ, рассмотрев надзорную жалобу осужденного, изменил судебные решения и смягчил назначенное ему наказание, указав следующее. В протоколе явки с повинной Ильюты, на который суд сослался в приговоре как на достоверное доказательство, содержалась информация, изобличавшая организаторов и пособников убийства потерпевшего, раскрывавшая способ и мотивы преступления, уточнявшая обстоятельства сокрытия следов преступления, которой органы следствия на тот момент не обладали. В ходе предварительного следствия Ильюта принимал участие в следственном эксперименте, на очных ставках, уточняя обстоятельства совершенного преступления, изобличая других соучастников. По смыслу уголовного закона активное способствование раскрытию преступления выражается в том, что виновный предоставляет органам следствия информацию, до того им неизвестную (указывает место нахождения орудий преступления, помогает в организации и проведении следственных действий, представляет вещественные доказательства и т. д.). Само по себе активное способствование раскрытию преступления является достаточным для применения положений п. 'и' ч. 1 ст. 61 УК РФ. Изобличение других соучастников преступления и помощь в розыске имущества, добытого в результате преступления, - это формы способствования виновного раскрытию преступления. Установленные по делу данные свидетельствовали об активном изобличении Ильютой других соучастников преступления. Суд же не отразил степень способствования раскрытию преступления, ограничившись выражением 'в определенной мере'. Президиум Верховного Суда РФ признал, что имелось смягчающее наказание Ильюты обстоятельство - активное способствование раскрытию преступления, предусмотренное п. 'и' ч. 1 ст. 61 УК РФ, которое следовало учесть при назначении наказания. С учетом изложенного, а также престарелого возраста осужденного Ильюты (70 лет), состояния его здоровья (инвалидность I группы), положительных характеристик, отсутствия по делу отягчающих наказание обстоятельств наказание ему смягчено. Постановление Президиума Верховного Суда РФ N 611П04 по делу Ильюты 12. Согласно ст. 62 УК РФ при отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер назначенного наказания лицу, явившемуся с повинной, не могут превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Уголовного кодекса Российской Федерации. Игонькин и Смелов признаны виновными в ряде преступлений, в частности, в разбое, совершенном группой лиц по предварительному сговору с применением предметов, используемых в качестве оружия, и на основании пп. 'а', 'г' ч. 2 ст. 162 УК РФ каждый из них осужден к восьми годам лишения свободы. Принимая во внимание, что санкция ч. 2 ст. 162 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. мягче по сравнению с ранее действовавшей, Военная коллегия в соответствии с ч. 1 ст. 10 УК РФ переквалифицировала содеянное виновными с пп. 'а', 'г' ч. 2 ст. 162 УК РФ на ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г.). Поскольку судом признано, что Игонькин и Смелов явились с повинной и им не вменены отягчающие обстоятельства, а следовательно, согласно ст. 62 УК РФ срок наказания не может превышать трех четвертей максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ, наказание обоим осужденным по этой статье смягчено. Определение N 5-5/04 по делу Игонькина и др. Процессуальные вопросы 13. По ходатайству обвиняемого уголовные дела, в материалах которых содержатся сведения, составляющие государственную тайну, рассматриваются судом с участием присяжных заседателей (п. 2 ч. 2 ст. 30 УПК РФ). По приговору суда с участием присяжных заседателей Хрулев и другие оправданы в совершении преступлений, предусмотренных п. 'в' ч. 3 ст. 286, п. 'а' ч. 2 и п. 'в' ч. 3 ст. 161 УК РФ, за отсутствием события преступления. Государственный обвинитель в кассационном представлении поставил вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания в связи с нарушением уголовно-процессуального закона. В представлении утверждалось, что следователь в нарушение п. 1 ч. 5 ст. 217 УПК РФ разъяснил обвиняемым право о возможности рассмотрения дела с участием присяжных заседателей. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассмотрев дело по кассационному представлению государственного обвинителя, оставила приговор без изменения, а кассационное представление - без удовлетворения, указав следующее. В соответствии с п. 3 ч. 3 ст. 31 УПК РФ дело в отношении Хрулева и других подсудно Московскому городскому суду, поскольку в его материалах содержатся сведения, составляющие государственную тайну. Согласно п. 2 ч. 2 ст. 30 УПК РФ по ходатайству обвиняемого уголовные дела о преступлениях, указанных в ч. 3 ст. 31 УПК РФ, рассматриваются судом с участием присяжных заседателей. Следовательно, нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, судом не допущено. Определение N 5-О04-71сп по делу Хрулева и др. 14. В качестве защитников наряду с адвокатом может быть допущен один из близких родственников обвиняемого. Однако вопрос о допуске указанных лиц к участию в деле разрешается судом, в производстве которого находится данное дело. По приговору суда Липатов, Котин, Ладонкин и другие осуждены по ч. 2 ст. 209, п. 'а' ч. 3 ст. 162 УК РФ. После вынесения приговора в адрес председателя суда поступили ходатайства осужденных Липатова, Котина и Ладонкина о допуске в качестве защитников при рассмотрении дела в кассационной инстанции своих матерей, соответственно Липатовой, Котиной и Егоркиной. Судья, под председательством которого было рассмотрено уголовное дело, постановлениями от 26 января 2004 г. эти ходатайства удовлетворил и допустил Липатову, Котину, Егоркину в качестве защитников вышеназванных осужденных при рассмотрении дела в кассационной инстанции - Верховном Суде РФ. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указанные постановления отменила, поскольку по смыслу ст. 49 УПК РФ вопрос о допуске защитников разрешает суд, в производстве которого находится дело. Таким образом, вынося постановления о допуске в качестве защитников матерей осужденных при рассмотрении дела в кассационной инстанции - Верховном Суде Российской Федерации, судья областного суда вышел за пределы своих полномочий. Определение N 16-О04-17 по делу Липатова и др. 15. Кассационное определение отменено ввиду нарушения судьей требований ч. 3 ст. 356 и ст. 375 УПК РФ. Судом первой инстанции Швейдель осужден по пп. 'а', 'ж', 'з' ч. 2 ст. 105, пп. 'б', 'в' ч. 3 ст. 162, ч. 1 ст. 222 УК РФ. На данный приговор Швейдель подал кассационную жалобу, назвав ее дополнительной. Жалоба отвечала требованиям, предъявляемым к ней ст. 375 УПК РФ. В частности, она содержала наименование суда кассационной инстанции, данные о лице, ее подавшем, с указанием его процессуального положения, ссылку на приговор, который обжаловался, и на суд, его постановивший, доводы осужденного о необходимости отмены приговора, перечисленные в ст. 379 УПК РФ, а также подпись Швейделя. Признав жалобу соответствующей требованиям закона, председательствующий по делу приобщил ее к материалам дела и распорядился направить в Верховный Суд РФ. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассмотрев 19 мая 2003 г. дело по кассационным жалобам осужденного и адвоката, приговор изменила, исключила осуждение Швейделя по п. 'б' ч. 3 ст. 162 УК РФ, в остальном приговор оставила без изменения. Президиум Верховного Суда РФ отменил кассационное определение, указав следующее. Как усматривается из материалов дела, жалоба осужденного была подана с нарушением 10-дневного срока, установленного ст. 356 УПК РФ для обжалования приговора. Однако судья со своей резолюцией направил дело в кассационную инстанцию для рассмотрения его по существу, хотя должен был принять решение на основании ст. 357 УПК РФ, регламентирующей порядок восстановления срока обжалования. Что касается названия жалобы (дополнительная), то оно не могло служить препятствием для принятия по ней решения, основанного на требованиях закона. При таких обстоятельствах суду кассационной инстанции необходимо было рассмотреть вопрос о возвращении дела в краевой суд для принятия решения по жалобе в порядке, установленном ст. 357 УПК РФ или ч. 3 ст. 356 УПК РФ. Между тем указанные требования закона не выполнены и решение по жалобе не принято, что является существенным нарушением уголовно-процессуального законодательства, ущемляющим право осужденного на справедливое разрешение его дела в суде кассационной инстанции. Дело передано на новое кассационное рассмотрение. Постановление Президиума Верховного Суда РФ N 112П04 по делу Швейделя 16. Ходатайство осужденного об отсрочке исполнения приговора в связи с болезнью может быть рассмотрено судом только после проведения медицинского освидетельствования осужденного. По приговору областного суда Ситников осужден по ч. 1 ст. 286, п. 'в' ч. 3 ст. 159 УК РФ к шести годам лишения свободы. Он обратился в суд с ходатайством об отсрочке исполнения приговора, сославшись на болезнь, препятствующую отбыванию наказания. Рассматривая данное ходатайство, суд пришел к выводу, что для его разрешения необходимо установить факт наличия либо отсутствия у Ситникова заболевания. В связи с этим суд назначил медицинское освидетельствование осужденного по Правилам медицинского освидетельствования осужденных, представляемых к освобождению от отбывания наказания в связи с болезнью (утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 6 февраля 2004 г. N 54), производство которого поручил медицинской комиссии лечебно-профилактических учреждений уголовно-исполнительной системы Минюста России. В кассационной жалобе адвокат в интересах осужденного просил отменить это постановление судьи и вынести решение об удовлетворении ходатайства Ситникова о предоставлении отсрочки исполнения приговора в связи с болезнью, считая, что упомянутые Правила медицинского освидетельствования в данном случае не могут применяться, поскольку осужденный ходатайствовал не об освобождении от наказания, а об отсрочке исполнения приговора. Суд, по мнению адвоката, был вправе принять решение об отсрочке исполнения приговора на основании медицинских документов о наличии у осужденного заболевания. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ постановление суда оставила без изменения, указав следующее. Как видно из материалов дела, инвалидность II группы была определена Ситникову в связи с заболеваниями (в том числе 'вертеброгенная миелопатия') на срок до 1 апреля 2004 г., но он очередное освидетельствование в установленный срок не прошел. Учитывая, что для разрешения ходатайства Ситникова об отсрочке исполнения приговора в связи с болезнью необходимо установить факт наличия либо отсутствия на этот момент у Ситникова заболевания, а также что Ситников является осужденным по приговору областного суда, который вступил в законную силу, суд обоснованно назначил осужденному медицинское освидетельствование, производство которого поручил медицинской комиссии лечебно-профилактических учреждений уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации. Определение N 48-О04-43 по делу Ситникова 17. По смыслу ч. 2 ст. 255 УПК РФ в случае обжалования приговора период после вынесения приговора до рассмотрения дела в кассационном порядке не входит в шестимесячный срок содержания подсудимого под стражей. Согласно обвинительному заключению Жигунов во время выполнения служебного задания в составе разведгруппы 1 октября 2001 г. в Ножай-Юртовском районе Чеченской Республики под воздействием воспоминаний об убийстве друга и о виденных им зверствах боевиков расстрелял из автомата задержанных группой О. и Б. Органами предварительного следствия Жигунову избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Уголовное дело с обвинительным заключением поступило в Северо-Кавказский окружной военный суд 16 августа 2002 г., и 20 сентября того же года в отношении Жигунова вынесен обвинительный приговор, т. е. в период нахождения дела в суде до постановления приговора он содержался под стражей один месяц и четыре дня. 24 июня 2003 г. Военная коллегия Верховного Суда РФ приговор отменила в кассационном порядке и дело направила на новое рассмотрение в тот же суд, при этом мера пресечения была оставлена без изменения. Во время судебных разбирательств 25 сентября и 16 декабря 2003 г. мера пресечения (заключение под стражу) также оставлена без изменения. В кассационной жалобе Жигунов заявил, что считает незаконным содержание его под стражей, поскольку с момента поступления уголовного дела в суд истекло 17 месяцев, однако вопрос о продлении срока содержания его под стражей по истечении шести месяцев не рассматривался и названный срок не продлевался. В судебных решениях от 25 сентября и 16 декабря 2003 г. указано лишь об отказе в удовлетворении его ходатайств об освобождении его из-под стражи без определения конкретного срока содержания под стражей и без приведения оснований, подтверждающих необходимость его изоляции от общества. Военная коллегия Верховного Суда РФ 2 февраля 2004 г. постановление судьи Северо-Кавказского окружного военного суда от 16 декабря 2003 г. в отношении Жигунова оставила без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения, указав следующее. Вывод суда о законности и обоснованности содержания Жигунова под стражей в качестве меры пресечения не противоречит требованиям закона, поскольку он основан на обвинении Жигунова в совершении особо тяжкого преступления, учете его последствий и других обстоятельств, оцененных судом первой инстанции. Как видно из протоколов судебных заседаний и судебных решений, суд в ходе разбирательства уголовного дела неоднократно рассматривал ходатайства об изменении в отношении Жигунова меры пресечения и правомерно не усмотрел оснований для их удовлетворения. Ссылку Жигунова на то, что он незаконно содержался под стражей семнадцать месяцев после поступления дела в суд, также нельзя признать обоснованной, так как по смыслу ч. 2 ст. 255 УПК РФ в случае обжалования приговора период после вынесения приговора до рассмотрения дела в кассационном порядке в шестимесячный срок содержания подсудимого под стражей не входит. После отмены приговора судом кассационной инстанции 24 июня 2003 г. окружной военный суд дважды рассматривал вопрос о законности содержания Жигунова под стражей, и оба раза мера пресечения была оставлена без изменения. То, что в судебных решениях не указан конкретный предельный срок содержания его под стражей после вынесения названных решений, нельзя признать существенным нарушением уголовно-процессуального закона и прав подсудимого, влекущим безусловное освобождение Жигунова из-под стражи. Определение N 5-30/03 по делу Жигунова Ответы на вопросы Вопрос: В соответствии с ч. 2 ст. 10 УК РФ, если новый уголовный закон смягчает наказание за деяние, которое отбывается лицом, это наказание подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом. Вправе ли суд, рассматривающий вопросы, связанные с исполнением приговора, в порядке, предусмотренном п. 13 ст. 397 УПК РФ, смягчить наказание осужденному ниже верхнего предела санкции соответствующей статьи Уголовного кодекса Российской Федерации, имеющей обратную силу? Ответ: В соответствии со ст. 10 УК РФ и ст. 3 Федерального закона от 13 июня 1996 г. N 64-ФЗ 'О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации' вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу, мера наказания лицам, осужденным по ранее действовавшему уголовному закону и не отбывшим наказание, подлежит сокращению до верхнего предела санкции соответствующей статьи Уголовного кодекса Российской Федерации с учетом положений ст.ст. 62, 65, 66 и 88 УК РФ. Смягчить осужденному назначенное наказание ниже верхнего предела санкции нового уголовного закона может только суд надзорной инстанции, при наличии к тому законных оснований. ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ 1. Действия пенсионного органа, исключившего период обучения в учебном заведении из страхового стажа лица, которое приобрело пенсионные права до вступления в силу Федерального закона 'О трудовых пенсиях в Российской Федерации', признаны законными. Вывод суда первой инстанции, отказавшего истцу в удовлетворении требований о перерасчете ранее назначенной ему пенсии с учетом периода обучения в учебном заведении, признан вышестоящими судебными инстанциями обоснованным по следующим основаниям. Федеральный закон от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ 'О трудовых пенсиях в Российской Федерации' устанавливает основания возникновения и порядок реализации права граждан Российской Федерации на трудовые пенсии. В соответствии со ст. 31 указанного Федерального закона со дня вступления его в силу (с 1 января 2002 г.) утрачивают силу Закон Российской Федерации 'О государственных пенсиях в Российской Федерации' и Федеральный закон 'О порядке исчисления и увеличения государственных пенсий', а другие федеральные законы, принятые до дня вступления в силу данного Федерального закона и предусматривающие условия и нормы пенсионного обеспечения, применяются в части, не противоречащей ему. Согласно ст. 10 Закона в страховой стаж включаются периоды работы и (или) иной деятельности, которые выполнялись на территории Российской Федерации, при условии, что за эти периоды уплачивались страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации. Статьей 11 Закона определены иные периоды, которые засчитываются в страховой стаж. Перечень их является исчерпывающим, период обучения в учебном заведении в этот стаж не засчитывается. Для тех лиц, которые приобрели пенсионные права до вступления в силу указанного Закона, его ст. 30 предусмотрен порядок их оценки путем конвертации (преобразования) в расчетный пенсионный капитал. При этом в п. 4 названной статьи установлено, что в целях оценки пенсионных прав застрахованных лиц под общим трудовым стажем понимается суммарная продолжительность трудовой и иной общественно полезной деятельности до 1 января 2002 г., учитываемая в календарном порядке, и перечислены включаемые в нее периоды. В данный перечень период обучения в учебном заведении не включен. Таким образом, правовая норма п. 4 ст. 30 Федерального закона 'О трудовых пенсиях в Российской Федерации' при оценке пенсионных прав застрахованных лиц путем их конвертации (преобразования) в расчетный пенсионный капитал не позволяет учитывать в общем трудовом стаже некоторые периоды общественно полезной деятельности, включавшиеся в него ранее действовавшим законодательством. Согласно п. 6 ст. 30 вышеназванного Закона для лиц, которым по состоянию на 31 декабря 2001 г. установлена трудовая пенсия по старости, трудовая пенсия по инвалидности, трудовая пенсия по случаю потери кормильца или трудовая пенсия за выслугу лет в соответствии с Законом Российской Федерации 'О государственных пенсиях в Российской Федерации', по их выбору в качестве расчетного размера трудовой пенсии принимается сумма одной установленной им пенсии с учетом повышений и компенсационной выплаты в связи с ростом стоимости жизни в Российской Федерации с применением соответствующего районного коэффициента, за исключением надбавок на уход и на нетрудоспособных иждивенцев. Следовательно, законодателем закреплена возможность осуществления оценки пенсионных прав не только по варианту, предусмотренному п. 2 ст. 30 Федерального закона 'О трудовых пенсиях в Российской Федерации' (при котором в общий трудовой стаж не включается период обучения в учебном заведении), но и по варианту, указанному в п. 6 ст. 30 Федерального закона 'О трудовых пенсиях в Российской Федерации' (исходя из расчетного размера пенсии, исчисленного по нормам Закона Российской Федерации 'О государственных пенсиях в Российской Федерации'). По данному делу установлено, что первый вариант (п. 2 ст. 30 Закона) является более выгодным для истца, и это, по существу, не отрицалось и им самим в судебном заседании. Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 29 января 2004 г. N 2-П по делу о проверке конституционности отдельных положений ст. 30 Федерального закона 'О трудовых пенсиях в Российской Федерации' содержащаяся в п. 4 ст. 30 Федерального закона 'О трудовых пенсиях в Российской Федерации' норма в той части, в какой она во взаимосвязи с п. 2 ст. 31 данного Федерального закона при оценке пенсионных прав застрахованных лиц по состоянию на 1 января 2002 г. путем их конвертации (преобразования) в расчетный пенсионный капитал не позволяет учитывать в общем трудовом стаже некоторые периоды общественно полезной деятельности, включавшиеся в него ранее действовавшим законодательством, признана не противоречащей Конституции Российской Федерации. Определение N 51-В04-4 2. Женщина, оставшаяся после расторжения брака проживать с несовершеннолетним ребенком в общежитии, не может быть выселена без предоставления ей другого жилого помещения. Организация обратилась в суд с иском к гражданам (ответчикам по делу, которые являлись супругами на момент предоставления комнаты в общежитии) о выселении их из общежития. В обоснование заявленных требований истцом указано, что комната в общежитии организации была предоставлена ответчику на период его работы; 4 июня 2002 г. он расторг трудовой договор по собственному желанию, однако комнату в общежитии он, его жена и несовершеннолетняя дочь не освободили. Разрешая спор и отказывая в иске о выселении ответчицы без предоставления другого жилого помещения, суд первой инстанции исходил из следующего. Согласно п. 12 ч. 1 ст. 108 ЖК РСФСР в случае, указанном в ст. 107 ЖК РСФСР, не могут быть выселены без предоставления другого жилого помещения одинокие лица с проживающими вместе с ними несовершеннолетними детьми. По делу установлено, что решением районного суда от 18 июня 2001 г. брак между ответчиком и ответчицей расторгнут, ответчик выехал из общежития, а ответчица осталась проживать в нем вместе с несовершеннолетней дочерью (1991 года рождения). Доводы заявителя (истца по делу) в надзорной жалобе о том, что судами допущено существенное нарушение нормы материального права, выразившееся в неправильном толковании ч. 1 ст. 108 Кодекса относительно распространения на ответчицу понятия 'одинокие лица', необоснованны. Согласно п. 19 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 3 апреля 1987 г. N 2 'О практике применения судами жилищного законодательства' (с изменениями и дополнениями, внесенными постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 30 ноября 1990 г. N 14) не подлежат выселению без предоставления другого жилого помещения одинокие лица, как наниматель, так и оставшиеся после его выбытия члены семьи с проживающими вместе с ними несовершеннолетними детьми. К таким лицам помимо одиноких матерей, не создавших после расторжения брака семьи, могут быть отнесены, в частности, разведенный супруг, оставшийся проживать в помещении после выбытия из него другого супруга, овдовевший супруг, усыновитель, опекун (попечитель). Как видно из дела, ответчица проживает в общежитии с несовершеннолетней дочерью, является разведенной супругой, в связи с чем суд правомерно отнес ее к одиноким лицам, проживающим с несовершеннолетними детьми. При выселении из общежития на нее распространяются требования п. 12 ч. 1 ст. 108 ЖК РСФСР. Определение N 19-В04-19 3. Оклады по воинской должности выплачиваются в соответствии с тарифным разрядом по этой должности и не зависят от воинского звания военнослужащего. Старший мичман Ч. 30 ноября 2001 г. был назначен на должность старшего инспектора-ревизора финансовой инспекции, которой в штатном расписании соответствует воинское звание 'майор'. Ему установили 9-й тарифный разряд, хотя названной должности соответствовал 10-й тарифный разряд, а с 1 июля 2002 г. - 18-й тарифный разряд. Полагая, что имеет право на денежное довольствие в соответствии с тарифным разрядом согласно занимаемой им должности, Ч. обратился в суд с жалобой, в которой просил обязать командира воинской части и его помощника по финансово-экономической работе произвести перерасчет и выплатить ему денежное довольствие в полном объеме. Решением Гаджиевского гарнизонного военного суда, оставленным без изменения Северным флотским военным судом, в удовлетворении требований отказано. Президиум Северного флотского военного суда 20 октября 2003 г. частично отменил состоявшиеся по делу судебные постановления в связи с существенным нарушением норм материального права и принял по делу новое решение, которым обязал указанных должностных лиц с 1 июля 2002 г. произвести Ч. соответствующий перерасчет денежного довольствия исходя из месячного оклада согласно занимаемой истцом должности старшего инспектора-ревизора по 18-му тарифному разряду, применив к сумме задолженности сводный индекс потребительских цен, рассчитанный государственными органами статистики по Мурманской области на день фактической выплаты. В обоснование принятого решения президиум флотского военного суда указал, что в силу п. 1 приказа Министра обороны Российской Федерации от 28 июня 2002 г. N 245 военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, с 1 июля 2002 г. выплачиваются месячные оклады в соответствии с занимаемыми воинскими должностями, размер которых зависит исключительно от тарифного разряда по этой должности и не связан с имеющимся у военнослужащего воинским званием. Вместе с тем президиум констатировал, что нормы действовавшего ранее Положения о денежном довольствии военнослужащих Советской Армии и Военно-Морского Флота (п. 32) (введенного в действие приказом Министра обороны СССР от 14 августа 1978 г.; с последующими изменениями) вошли в противоречие с положениями приказа Министра обороны Российской Федерации от 28 июня 2002 г. N 245, но лишь с 1 июля 2002 г. Военная коллегия сочла судебные постановления в части отказа в удовлетворении требований Ч. о выплате ему денежного довольствия по 10-му тарифному разряду подлежащими отмене по следующим основаниям. Согласно ч. 1 ст. 15 Конституции Российской Федерации Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации. Конституция Российской Федерации гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина, в том числе и право на вознаграждение за труд без какой-либо дискриминации. Частью 2 ст. 19 Конституции Российской Федерации запрещены любые формы ограничения прав граждан, в том числе по признакам социальной принадлежности. Кроме того, п. 32 Положения о денежном довольствии военнослужащих Советской Армии и Военно-Морского Флота решением Военной коллегии Верховного Суда РФ от 8 ноября 2001 г. признан незаконным и недействующим с момента вступления в силу Федерального закона 'О статусе военнослужащих' - с 1 января 1998 г. Таким образом, указанная норма Положения, носящая дискриминационный характер, не подлежала применению при рассмотрении гражданского дела по жалобе Ч. Принимая во внимание, что по делу не требовалось собирания и дополнительной проверки доказательств, обстоятельства дела установлены полно и правильно, но судами допущена ошибка в применении норм материального права, Военная коллегия вынесла новое решение об удовлетворении требований Ч. Определение N 2н-13/04 Процессуальные вопросы 4. По требованиям, вытекающим из трудовых правоотношений, работники освобождаются от возмещения судебных расходов на проведение экспертизы. Разрешая дело о взыскании с истца, заявившего требования, вытекающие из трудовых правоотношений, расходов по оплате стоимости экспертизы, суд первой инстанции сослался на ст. 88 ГПК РСФСР (ст. 96 ГПК РФ). Суд кассационной инстанции не согласился с таким выводом суда и, отменяя решение в этой части с вынесением нового решения об отказе во взыскании названных судебных расходов, указал, что ходатайство о назначении экспертизы было заявлено прокурором, поэтому на истца неправомерно возложена обязанность по возмещению данных расходов. Президиум Верховного Суда Республики, отменяя определение судебной коллегии по гражданским делам в части отказа во взыскании судебных расходов с истца в пользу организации, проводившей экспертизу, указал на то, что в соответствии со ст. 88 ГПК РСФСР (ст. 96 ГПК РФ) оплата данных издержек производится стороной, заявившей о необходимости проведения перечисленных в названной статье действий, в противном случае издержки возлагаются на стороны в равных размерах. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила в этой части определение суда надзорной инстанции как постановленное с существенным нарушением норм процессуального права и оставила в силе определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики, указав следующее. Согласно п. 1 ч. 1 ст. 80 ГПК РСФСР, действовавшего на момент вынесения решения (ст. 89 ГПК РФ), от уплаты судебных расходов освобождаются истцы по искам о взыскании заработной платы и другим требованиям, вытекающим из трудовых правоотношений. Согласно ст. 88 ГПК РСФСР (ст. 96 ГПК РФ) денежные суммы, подлежащие выплате экспертам, предварительно вносятся стороной, заявившей соответствующую просьбу. Если такая просьба заявлена обеими сторонами либо проводится по инициативе суда, то требуемые суммы вносятся сторонами поровну. Перечисленные в настоящей статье суммы не вносятся стороной, освобожденной от уплаты судебных расходов. Поэтому истец как сторона, освобожденная от уплаты судебных расходов, не должен производить оплату расходов, связанных с проведением судебной экспертизы. Определение N 43-В04-1 5. Дела по спорам о признании недействительными сделок по отчуждению жилых помещений не относятся к категории дел, указанных в ч. 3 ст. 45 ГПК РФ, по которым прокурор вступает в процесс и дает заключение. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ прекратила надзорное производство (возбужденное по представлению прокурора) по делу, переданному для рассмотрения в порядке надзора на основании определения судьи Верховного Суда РФ, по следующим основаниям. В п. 19 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 г. N 2 'О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации' обращено внимание судов на то, что прокурор вправе принести представление в суд второй и надзорной инстанций на судебное постановление лишь в случае, если он участвует в деле (ч. 2 ст. 320, ч. 1 ст. 331, ст. 336, ч. 1 ст. 371, ч. 3 ст. 376 ГПК РФ). Общие положения об участии прокурора в деле закреплены в ст. 45 ГПК РФ, которая определяет возможность обращения прокурора в суд с заявлением в защиту прав, свобод и охраняемых законом интересов других лиц и вступления в процесс для дачи заключения по делам определенных Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации и другими федеральными законами категорий, а о его правах и обязанностях как лица, участвующего в деле, - в ст. 35 ГПК РФ. Правом на подачу указанных представлений в вышестоящие суды обладает прокурор, являющийся лицом, участвующим в деле, с точки зрения положений ст.ст. 34, 35, 45 ГПК РФ, независимо от того, явился ли он в заседание суда первой инстанции. Как видно из материалов дела, решением районного суда, оставленным без изменения последующими судебными инстанциями, признаны недействительными сделки в отношении конкретного жилого помещения, ответчик выселен из спорной квартиры. Прокурор по данному делу не обращался в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, как это предусмотрено ч. 1 ст. 45 ГПК РФ. Поскольку иск предъявлен о признании недействительными сделок по отчуждению конкретных жилых помещений, а требование о выселении из квартиры носило характер применения последствий признания сделки недействительной (ст. 167 ГК РФ), то настоящее дело не относится к перечню дел, указанных в ч. 3 ст. 45 ГПК РФ, по которым прокурор вступает в процесс и дает заключение. Таким образом, прокурор по данному делу не имел права подавать представление в суд надзорной инстанции. Определение N 5-В03-81 Дела, возникающие из административных правонарушений 6. Лицо, привлеченное к административной ответственности за нарушение правил дорожного движения, которое привело к дорожно-транспортному происшествию (ДТП), не вправе обжаловать постановление об административном правонарушении, вынесенное в отношении другого участника ДТП. Лицо, привлекаемое к административной ответственности, согласно ст. 25.1 КоАП РФ наделено правом давать объяснения, представлять доказательства, заявлять ходатайства, участвовать в судебном разбирательстве по делу, пользоваться другими процессуальными правами. В связи с этим постановление или решение по делу об административном правонарушении выносится только в отношении лица, привлекаемого к административной ответственности. Как видно из материалов дела, судья районного суда, рассматривая жалобу одного из участников дорожно-транспортного происшествия (ДТП) и прекращая в отношении него дело в связи с отсутствием состава административного правонарушения, дал правовую оценку действиям второго участника ДТП и обоснованности назначенного ему наказания. Поскольку заявитель по делу является лицом, которому в силу ст.ст. 25.1 - 25.5 КоАП РФ не предоставлено право обжаловать постановление об административном правонарушении, вынесенное в отношении другого участника ДТП, то при отсутствии жалобы второго участника ДТП судья не имел правовых оснований разрешать вопрос о правомерности его привлечения к административной ответственности. Определение N 18-Ад04-2 Производство по делам, возникающим из публичных правоотношений 7. К заявлению о защите избирательных прав, подлежащему рассмотрению судом с участием прокурора, приложения копии заявления для прокурора не требуется. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ исключила из определения суда автономного округа, которым заявление о защите избирательных прав граждан оставлено без движения, указание о необходимости приобщения к заявлению его копии для прокурора по следующим основаниям. В силу ст. 132 ГПК РФ к исковому заявлению прилагаются его копии для ответчиков и третьих лиц, а применительно к данной категории дел - копии заявления для заинтересованных лиц. Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации прокурор к таковым не отнесен. То обстоятельство, что в соответствии с ч. 3 ст. 260 ГПК РФ дела о защите избирательных прав граждан рассматриваются с обязательным участием прокурора, не может служить основанием для приобщения заявителем к поданному им заявлению копии для прокурора. Прокурор в данном случае согласно ст. 45 ГПК РФ вступает в процесс для дачи заключения, а не является заинтересованным лицом, для которого требуется копия заявления в соответствии со ст. 132 ГПК РФ. Определение N 61-Г04-7 8. Признание выборов действительными относится к компетенции соответствующей избирательной комиссии. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ изменила решение областного суда, исключив из резолютивной части решения указание о признании повторных выборов по одномандатному избирательному округу в представительный орган власти субъекта Российской Федерации действительными. В силу ст. 261 ГПК РФ суд правомочен признать незаконным оспариваемое решение избирательной комиссии, а разрешение вопроса о действительности или недействительности выборов относится к компетенции соответствующей избирательной комиссии. Определение N 93-Г04-1 Ответы на вопросы Процессуальные вопросы Вопрос 1: Вправе ли суды в порядке главы 13 ГПК РФ выносить определения о приостановлении решений Банка России об отзыве у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций и о назначении временной администрации по управлению кредитной организацией? Ответ: Согласно п. 1 ст. 25 Федерального закона от 25 февраля 1999 г. N 40-ФЗ 'О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций' обжалование решения Банка России о назначении временной администрации, а также применение мер по обеспечению исков в отношении кредитной организации не приостанавливают деятельности временной администрации. Часть 5 ст. 20 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. 'О банках и банковской деятельности' (в ред. от 29 июля 2004 г.) предусматривает, что обжалование решения Банка России об отзыве у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций, а также применение мер по обеспечению исков в отношении такой организации не приостанавливают действия названного решения Банка России. Следовательно, суды в силу приведенных выше специальных норм не вправе в порядке главы 13 ГПК РФ выносить определения о приостановлении решений Банка России об отзыве у кредитных организаций лицензии на осуществление банковских операций и о назначении временной администрации по их управлению. Вопрос 2: Не нарушает ли принцип состязательности и равноправия сторон положение ч. 2 ст. 385 ГПК РФ о том, что неявка лица, извещенного о времени и месте рассмотрения дела, не препятствует рассмотрению дела? Ответ: Часть 2 ст. 385 ГПК РФ указывает, что лица, участвующие в деле, извещаются о времени и месте рассмотрения дела, однако их неявка не препятствует его рассмотрению. Закон создает равные условия для лиц, обладающих правом обращения в суд надзорной инстанции, обязав суд извещать их о времени и месте рассмотрения дела, направлять копии определения суда о передаче дела для рассмотрения в суд надзорной инстанции. По смыслу ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах лицо само определяет объем своих прав и обязанностей в гражданском процессе. Поэтому лицо, определив свои права, реализует их по своему усмотрению. Распоряжение своими правами является одним из основополагающих принципов судопроизводства. Учитывая задачи судопроизводства, основания отмены судебных постановлений и полномочия суда надзорной инстанции, принцип правовой определенности, распространение общего правила, закрепленного в ч. 3 ст. 167 ГПК РФ, об отложении судебного разбирательства в случае неявки в судебное заседание какого-либо из лиц, участвующих в деле, при отсутствии сведений о причинах неявки в надзорную инстанцию не соответствовало бы конституционным целям гражданского судопроизводства, что, в свою очередь, не позволит рассматривать судебную процедуру в качестве эффективного средства правовой защиты в том смысле, который заложен в ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ст.ст. 7, 8 и 10 Всеобщей декларации прав человека и ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах. Неявка лица, извещенного в установленном порядке о времени и месте рассмотрения дела, является его волеизъявлением, свидетельствующим об отказе от реализации своего права на непосредственное участие в судебном разбирательстве дела и иных процессуальных прав, поэтому не может быть препятствием для рассмотрения судом надзорной инстанции дела по существу. В условиях предоставления законом равного объема процессуальных прав неявку лиц, перечисленных в ч. 1 ст. 376 ГПК РФ, в судебное заседание суда надзорной инстанции нельзя расценивать как нарушение принципа состязательности и равноправия сторон. Вопрос 3: Необходимо ли в резолютивной части судебного решения и в исполнительном листе по делам по искам к казне Российской Федерации указывать наименование федерального органа государственной власти - должника, выступающего в суде от имени казны Российской Федерации? Ответ: Как следует из содержания ст.ст. 1069 и 1070 ГК РФ, вред, причиненный государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами либо причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, возмещается за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования. Статья 1071 ГК РФ также предусматривает возмещение причиненного вреда за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования, от имени которой выступают финансовые органы соответствующего субъекта. Поэтому по делам указанной категории в силу ч. 5 ст. 198 ГПК РФ резолютивная часть решения суда должна содержать выводы суда об удовлетворении иска за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования через соответствующие финансовые органы. Вопросы исполнения судебных постановлений Вопрос 4: Подлежат ли исполнению судебные постановления по делам по искам о взыскании денежных средств с казны Российской Федерации, ассигнования на которые не предусмотрены в Федеральном законе 'О федеральном бюджете на 2004 год'? Ответ: Статьей 134 Федерального закона 'О федеральном бюджете на 2004 год' предусмотрено направление в Министерство финансов Российской Федерации исполнительных листов судебных органов только по искам к Российской Федерации о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, исполнение которых осуществляется за счет ассигнований, предусмотренных на эти цели. Вместе с тем судебные органы выносят постановления о взыскании денежных средств с казны Российской Федерации по искам к Российской Федерации с требованиями иного рода, исполнение которых не предусмотрено в Федеральном законе 'О федеральном бюджете на 2004 год'. В силу ст. 6 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. 'О судебной системе Российской Федерации' вступившие в законную силу постановления федеральных судов, мировых судей и судов субъектов Российской Федерации являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации. Исходя из ч. 3 ст. 76 Конституции Российской Федерации федеральные законы не могут противоречить федеральным конституционным законам, т. е. федеральные конституционные законы обладают более высокой юридической силой. Согласно ст. 1071 ГК РФ в случаях, когда причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования, от ее имени выступают финансовые органы соответствующего субъекта. Кроме того, при решении данного вопроса следует учитывать следующее. В случае отсутствия статей расходов в федеральном бюджете, бюджетах субъектов Российской Федерации и муниципальных образований порядок учета таких расходов при формировании и принятии соответствующего бюджета регулируется п. 5 ст. 83 Бюджетного кодекса Российской Федерации. Следовательно, Министерство финансов Российской Федерации, а также финансовые органы соответствующего субъекта Российской Федерации обязаны исполнять судебные постановления по искам о взыскании денежных средств с казны Российской Федерации, ассигнования на которые не предусмотрены в Федеральном законе 'О федеральном бюджете на 2004 год'. Вопросы по делам, возникающим из публичных правоотношений Вопрос 5: Вправе ли орган субъекта Российской Федерации привлечь коммерческую организацию для выполнения технических функций, связанных с организацией контроля качества и безопасности алкогольной продукции, и должно ли предприятие, в отношении которого проводится проверка качества алкогольной продукции, оплачивать услуги коммерческой организации, привлеченной органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации для проведения проверки качества продукции предприятия? Ответ: Как указано в абз. 5 п. 4 ст. 12 Федерального закона от 22 ноября 1995 г. N 171-ФЗ 'О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции', субъекты Российской Федерации организуют контроль за качеством и безопасностью алкогольной продукции, предназначенной для розничной продажи на территории соответствующего субъекта Российской Федерации. Согласно ст. 23 этого Закона государственный контроль за производством и оборотом этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции осуществляется специально уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления в пределах их компетенции. Уполномоченным органом субъекта Российской Федерации может быть привлечена коммерческая организация для выполнения технических функций, связанных с организацией контроля качества алкогольной и спиртосодержащей продукции, например для взятия проб. При этом контрольных функций органа исполнительной власти коммерческая организация не имеет. Властными полномочиями по контролю за качеством и безопасностью алкогольной и спиртосодержащей продукции, предназначенной для розничной продажи на территории субъекта Российской Федерации, обладает лишь уполномоченный орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации. Следовательно, орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации вправе привлечь коммерческую организацию для выполнения технических функций, связанных с организацией контроля качества и безопасности алкогольной продукции. В соответствии с ч. 1 ст. 86 БК РФ обеспечение функционирования органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации финансируется из бюджетов субъектов Российской Федерации. Таким образом, финансирование деятельности контролирующих органов - органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации должно производиться из средств бюджета субъекта Российской Федерации. Предприятие, в отношении которого проводится проверка организации контроля качества алкогольной продукции, не должно оплачивать услуги коммерческой организации, привлеченной органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации, оплата должна производиться из бюджета этого субъекта Российской Федерации. Вопросы применения Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях Вопрос 6: Возможно ли привлечение к административной ответственности водителя транспортного средства за причинение потерпевшему вреда средней тяжести и по какой статье КоАП РФ, если им (водителем) были нарушены требования п. 10.1 Правил дорожного движения Российской Федерации и при этом в его действиях отсутствует состав административного правонарушения, предусмотренный ст. 12.9 КоАП РФ, т. е. превышение установленного скоростного режима? Ответ: В соответствии с п. 10.1 Правил дорожного движения Российской Федерации (ПДД) водитель должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства и груза, дорожные и метеорологические условия, в частности видимость в направлении движения. Статья 12.24 КоАП РФ предусматривает административную ответственность за нарушение Правил дорожного движения или правил эксплуатации транспортного средства, повлекшее причинение легкого вреда здоровью потерпевшего. Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ внесены изменения в ст. 264 УК РФ, согласно которым исключена уголовная ответственность за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекших по неосторожности причинение вреда средней тяжести здоровью человека. В Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях нет нормы, на основании которой водитель может быть привлечен к административной ответственности за причинение вреда средней тяжести потерпевшему в случае, если водителем были нарушены требования п. 10.1 ПДД, но при этом отсутствуют основания для привлечения его к административной ответственности по ст. 12.9 КоАП РФ, поскольку нарушение водителем скоростного режима не превышает ограничений, установленных в этой статье. Следовательно, в данной ситуации водитель не может быть привлечен к административной ответственности. При этом потерпевший вправе обратиться в суд с иском о возмещении вреда здоровью по правилам, предусмотренным действующим законодательством. Вопросы применения жилищного законодательства Вопрос 7: Вправе ли орган, по решению которого женщина, являющаяся одинокой матерью, была принята на учет по улучшению жилищных условий, снять ее с учета в связи с тем, что ее ребенок достиг возраста 18 лет? Ответ: В соответствии с п. 8 ч. 1 ст. 36 ЖК РСФСР одинокие матери, нуждающиеся в улучшении жилищных условий, имеют право на первоочередное предоставление им жилых помещений. Право состоять на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий сохраняется за гражданами до получения жилого помещения, за исключением случаев, указанных в ч. 2 ст. 32 ЖК РСФСР. Перечень оснований для снятия граждан с учета нуждающихся в улучшении жилищных условий является исчерпывающим и не содержит такого основания, как достижение ребенком возраста 18 лет. Учитывая изложенное, орган, по решению которого женщина, являющаяся одинокой матерью, была принята на учет граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, не вправе снять ее с учета в связи с достижением ее ребенком возраста 18 лет до обеспечения ее жилым помещением в установленном законом порядке. Иные правовые вопросы Вопрос 8: За счет какой казны - Российской Федерации или субъекта Российской Федерации - подлежит возмещению вред, причиненный гражданину незаконными действиями мирового судьи? Ответ: Статья 118 Конституции Российской Федерации предусматривает, что судебная система Российской Федерации устанавливается Конституцией Российской Федерации и федеральным конституционным законом. В силу п. 2 ст. 4 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. 'О судебной системе Российской Федерации' судебную систему Российской Федерации составляют федеральные суды, конституционные (уставные) суды и мировые судьи субъектов Российской Федерации. Финансирование федеральных судов и мировых судей в соответствии со ст. 124 Конституции Российской Федерации и ст. 3 названного Федерального конституционного закона осуществляется за счет средств федерального бюджета. Согласно п. 1 ст. 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ, подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, - за счет казны субъекта Российской Федерации. Закона о возмещении вреда, причиненного лицу незаконными действиями мирового судьи, за счет казны субъекта Российской Федерации не имеется. С учетом вышесказанного, а также исходя из того, что федеральные суды и мировые судьи составляют единую судебную систему Российской Федерации, финансирование которой осуществляется за счет средств федерального бюджета, вред, указанный в ч. 1 ст. 1070 ГК РФ, в том случае, если он причинен гражданину незаконными действиями мирового судьи, подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации. Вопрос 9: Подлежат ли рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства дела по искам прокуроров об опровержении не соответствующих действительности сведений, содержащихся в материалах внутренних проверок, связанных с осуществлением служебной деятельности прокуроров? Ответ: Как разъяснено в п. 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18 августа 1992 г. N 11 'О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц' (в ред. от 25 апреля 1995 г.), в порядке, определенном ст. 152 первой части ГК РФ, не могут рассматриваться требования об опровержении сведений, содержащихся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других официальных документах, для обжалования которых предусмотрен иной установленный законами порядок. Поскольку для обжалования материалов внутренних проверок, связанных с осуществлением служебной деятельности прокурора, не предусмотрен иной судебный, установленный законами порядок, то требования прокурора об опровержении не соответствующих действительности сведений подлежат рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства. Вопрос 10: Каков порядок признания решений иностранных судов государств - членов Содружества Независимых Государств о расторжении брака между российскими гражданами, если оба супруга в момент рассмотрения дела проживали вне пределов Российской Федерации? Ответ: Как следует из ст. 52 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам государств - членов Содружества Независимых Государств, вступившие в законную силу решения, не требующие по своему характеру исполнения, признаются на территориях Договаривающихся Сторон без специального производства. Аналогичные положения содержатся в Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации. Так, в соответствии с ч. 1 ст. 413 ГПК РФ решения иностранных судов, не требующие принудительного исполнения, признаются без какого-либо дальнейшего производства, если со стороны заинтересованного лица не поступят возражения относительно этого. Согласно ст. 415 ГПК РФ к решениям, не требующим дальнейшего производства, относятся, в частности, решения иностранных судов о расторжении брака между российскими гражданами, если оба супруга в момент рассмотрения дела проживали вне пределов Российской Федерации. При этом заинтересованное лицо по месту его жительства или месту нахождения в течение месяца после того, как ему стало известно о поступлении решения иностранного суда, может заявить в верховный суд республики, краевой, областной суд, суд города федерального значения, суд автономной области или суд автономного округа возражения относительно признания этого решения (ч. 2 ст. 413 ГПК РФ). Из изложенного следует, что признание вступившего в законную силу решения суда государства - члена СНГ о расторжении брака в случае заявления возражений заинтересованных лиц относительно признания названного решения производится в судебном порядке. Если же заинтересованные лица возражений не заявляют, то такое признание производится во внесудебном порядке. Вопрос 11: Имеет ли право собственник, приобретший жилой дом по договору купли-продажи до введения в действие Земельного кодекса Российской Федерации (ЗК РФ), на бесплатное приобретение в собственность находящегося при доме земельного участка при условии, что земельный участок у прежнего собственника находился в постоянном (бессрочном) пользовании? Если новый собственник имеет на это право, может ли суд дополнительно к п. 5 ст. 20 ЗК РФ ссылаться на ст. 35 ЗК РФ и п. 3 ст. 552 ГК РФ? Ответ: Пункт 5 ст. 20 ЗК РФ предусматривает, что граждане, обладающие земельными участками на праве постоянного (бессрочного) пользования, имеют право приобрести их в собственность. Каждый гражданин имеет право однократно бесплатно приобрести в собственность находящийся в его постоянном (бессрочном) пользовании земельный участок. В силу подп. 5 п. 1 ст. 1 ЗК РФ принципом земельного законодательства является единство судьбы земельных участков и прочно связанных с ними объектов. Согласно ст. 37 ЗК РСФСР (положения которой применялись к сделкам, совершенным до введения в действие Земельного кодекса Российской Федерации) при переходе права собственности на строение, сооружение вместе с этими объектами переходит и право пожизненного наследуемого владения или право пользования земельным участком. Аналогичное положение содержит и п. 3 ст. 552 ГК РФ, в соответствии с которым при продаже недвижимости покупатель приобретает право пользования соответствующей частью земельного участка на тех же условиях, что и продавец недвижимости. Это означает, что при переходе прав собственности на строение к новому собственнику переходят и права на земельный участок на тех же условиях и в том же объеме, что и у прежнего собственника строения, т. е. в данном случае - право постоянного (бессрочного) пользования. Следовательно, у нового собственника также возникает право на однократную бесплатную приватизацию земельного участка, на котором находится жилой дом. Поэтому во всех случаях, когда возникло правомерное пользование земельным участком или находящимся на земельном участке зданием, строением, сооружением, у нового собственника возникает право на однократное бесплатное приобретение в собственность земельного участка в порядке, предусмотренном п. 5 ст. 20 ЗК РФ. Вопрос 12: Вправе ли суды по делам, связанным с выплатой компенсации за утраченное жилье и имущество гражданам, пострадавшим в результате разрешения кризиса в Чеченской Республике и покинувшим ее безвозвратно, взыскивать денежные суммы в возмещение стоимости утраченного жилья и имущества в объеме, превышающем размер компенсационных выплат, установленных законодательством? Ответ: Во исполнение Указа Президента Российской Федерации от 5 сентября 1995 г. N 898 'О дополнительных компенсационных выплатах лицам, пострадавшим в результате разрешения кризиса в Чеченской Республике' издано постановление Правительства Российской Федерации от 30 апреля 1997 г. N 510, которым утвержден Порядок выплаты компенсаций за утраченное жилье и (или) имущество гражданам, пострадавшим в результате разрешения кризиса в Чеченской Республике и покинувшим ее безвозвратно. В силу абз. 1 п. 5 Порядка компенсация за утраченное жилье устанавливается из расчета расходов на строительство (приобретение) жилья исходя из нормы 18 кв. м общей площади на каждого члена семьи (для граждан, зарегистрированных (прописанных) на занимаемой ранее площади в единственном числе, - 29 кв. м общей площади), но не более 120 млн. рублей на семью (с учетом деноминации 120 тыс. рублей), а согласно абз. 1 п. 6 Порядка компенсация за утраченное имущество устанавливается в 50-кратном размере минимальной оплаты труда на каждого члена семьи для семей, имеющих в своем составе до трех человек включительно, и в 10-кратном размере минимальной оплаты труда на каждого последующего члена семьи, но не более 200-кратного размера минимальной оплаты труда на одну семью. Установленные компенсационные выплаты являются дополнительной гарантией прав граждан Российской Федерации на получение социальной защиты и не предусматривают возмещения стоимости утраченного жилья и имущества в полном объеме. Поэтому по делам этой категории суды не вправе взыскивать денежные суммы, которые превышают компенсационные выплаты, определенные постановлением Правительства Российской Федерации от 30 апреля 1997 г. N 510. Вопрос 13: Распространяется ли право на отсрочку от призыва на военную службу на лиц, отчисленных из образовательных учреждений (вузов) за академическую неуспеваемость, но восстановленных в этом образовательном учреждении к моменту принятия решения об их призыве? Ответ: В соответствии с подп. 'а' п. 2 ст. 24 Федерального закона от 28 марта 1998 г. 'О воинской обязанности и военной службе' право на отсрочку от призыва на военную службу имеют граждане, обучающиеся по очной форме обучения в перечисленных в Законе категориях образовательных учреждений. Право на отсрочку от призыва на военную службу не распространяется на граждан, отчисленных из образовательных учреждений за нарушение их уставов или правил внутреннего распорядка. При этом каких-либо иных условий, ограничивающих право на предоставление отсрочки от призыва на военную службу для этой категории граждан (например, переводы либо восстановления), Законом не предусмотрено. Следовательно, восстановление на законных основаниях лиц, отчисленных из образовательного учреждения за академическую неуспеваемость, означает восстановление их статуса студента в полном объеме, включая право на отсрочку от призыва на военную службу. Вопросы денежных расчетов с сотрудниками органов внутренних дел. Применение норм трудового законодательства при рассмотрении дел по искам сотрудников органов внутренних дел Вопрос 14: Какой из сроков - срок исковой давности, предусмотренный ст. 196 ГК РФ, или срок обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, установленный ст. 392 ТК РФ, подлежит применению при рассмотрении дел по искам сотрудников органов внутренних дел в том случае, если они обращаются с требованиями материального характера (например, о взыскании недополученных сумм денежного довольствия)? За какой период, в случае удовлетворения судом названных требований, должны быть выплачены сотрудникам органов внутренних дел причитающиеся им суммы? Ответ: Порядок прохождения службы сотрудниками органов внутренних дел установлен Законом Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. 'О милиции', а также Положением о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденным постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 г. N 4202-I. Однако вышеназванными нормативными правовыми актами не предусмотрен срок для защиты прав материального характера по искам сотрудников органов внутренних дел. Согласно ст. 37 Конституции Российской Федерации граждане Российской Федерации вправе свободно выбирать род деятельности и профессию. Юридическим оформлением выбора гражданина является, в частности, заключение контракта о прохождении службы или трудового договора (контракта). Таким образом, прохождение службы в органах внутренних дел является реализацией гражданами принадлежащего им права на труд. Поэтому при рассмотрении дел по искам сотрудников органов внутренних дел в случае их обращения с требованиями материального характера применяется ст. 392 ТК РФ (трехмесячный срок обращения в суд). Что касается периода, за который подлежат удовлетворению денежные требования сотрудников органов внутренних дел, то при решении этого вопроса необходимо исходить из того, что согласно ст. 395 ТК РФ при признании органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор, денежных требований работника обоснованными они удовлетворяются в полном размере. Данная норма не содержит ограничения по сроку, за который могут быть взысканы денежные требования работника. Единственным условием удовлетворения денежных требований работника является их обоснованность. Следовательно, при признании органом, рассматривающим спор, денежных требований сотрудника органов внутренних дел обоснованными взыскание производится за весь период невыплаты (недоплаты) с учетом требований, содержащихся в ст. 395 ТК РФ. Вопрос 15: Возможна ли выплата сотрудникам органов внутренних дел, выполнявшим задачи по охране общественного порядка в Северо-Кавказском регионе, денежной компенсации взамен непредоставленной санаторно-курортной путевки? Ответ: Условия службы сотрудников органов внутренних дел определяются Законом Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. 'О милиции', а также Положением о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденным постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 г. N 4202-I. Согласно ст. 54 Положения сотрудники органов внутренних дел имеют право, в частности, на санаторно-курортное лечение в санаториях и организованный отдых в домах отдыха, пансионатах и на туристских базах системы Министерства внутренних дел Российской Федерации за плату. Вместе с тем в соответствии с абз. 11 ст. 5 Закона Российской Федерации от 21 января 1993 г. 'О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу на территориях государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах' военнослужащим, выполнявшим задачи в условиях вооруженного конфликта немеждународного характера в Чеченской Республике и на непосредственно прилегающих к ней территориях Северного Кавказа, отнесенных к зоне вооруженного конфликта, при наличии медицинских показаний в первоочередном порядке предоставляются путевки в лечебно-оздоровительные учреждения соответствующих федеральных органов исполнительной власти. В случае непредоставления путевок указанным военнослужащим выплачивается денежная компенсация в размере стоимости путевки. Действие данного Закона рядом нормативных правовых актов распространено на лиц рядового и начальствующего состава, курсантов и слушателей учебных заведений Министерства внутренних дел Российской Федерации, выполняющих и выполнявших задачи в условиях вооруженного конфликта в Чеченской Республике, а также на территориях Республики Северная Осетия и Республики Ингушетия. Однако выплата денежной компенсации взамен непредоставленной санаторно-курортной путевки впервые была установлена Федеральным законом от 19 ноября 1997 г. N 146-ФЗ 'О внесении дополнений в статью 5 Закона Российской Федерации 'О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу на территориях государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах'. Данный Закон вступил в силу со дня его официального опубликования в 'Российской газете' - 22 ноября 1997 г. (ст. 2 Закона). Следовательно, с этого момента сотрудникам органов внутренних дел, имеющим право на получение путевок в лечебно-оздоровительные учреждения в первоочередном порядке, в случае непредоставления им путевок должна выплачиваться компенсация в размере стоимости путевки. До указанной даты право на денежную компенсацию взамен непредоставленной санаторно-курортной путевки у сотрудников органов внутренних дел отсутствовало. Таким образом, выплата вышеназванной компенсации сотрудникам органов внутренних дел возможна с 22 ноября 1997 г. Вопрос 16: Возможна ли выплата денежной компенсации сотрудникам органов внутренних дел, выполнявшим задачи в зоне вооруженного конфликта, взамен неиспользованного дополнительного отпуска? Ответ: Условия службы сотрудников органов внутренних дел определяются Законом Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. 'О милиции', а также Положением о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденным постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 г. N 4202-I. Согласно ст. 45 Положения сотрудникам органов внутренних дел предоставляются, в частности, дополнительные отпуска за особый характер службы. При этом данной статьей установлено, что замена отпуска денежной компенсацией не допускается, кроме случаев увольнения сотрудников органов внутренних дел, не использовавших отпуск. В соответствии со ст. 4 Закона Российской Федерации от 21 января 1993 г. 'О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу на территориях государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах' военнослужащим, выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах, предоставляется дополнительный отпуск продолжительностью 10 календарных дней за каждые три месяца военной службы (утратила силу с 26 апреля 2004 г.). Действие данного Закона рядом нормативных правовых актов распространено на лиц рядового и начальствующего состава, курсантов и слушателей учебных заведений Министерства внутренних дел Российской Федерации, выполняющих и выполнявших задачи в условиях вооруженного конфликта в Чеченской Республике, а также на территориях Республики Северная Осетия и Республики Ингушетия. Однако ст. 4 Закона Российской Федерации от 21 января 1993 г. не предусмотрена выплата денежной компенсации взамен неиспользованного дополнительного отпуска. Не была установлена названная компенсационная выплата и приказом МВД России от 22 февраля 1993 г. N 73 'О гарантиях и компенсациях военнослужащим внутренних войск, сотрудникам органов внутренних дел, выполняющим задачи по защите конституционных прав граждан в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах', который утратил силу с изданием приказа МВД России от 9 апреля 2003 г. N 238 'О признании утратившими силу нормативных правовых актов МВД России и отдельных нормативных предписаний нормативных правовых актов МВД России'. Таким образом, выплата денежной компенсации сотрудникам органов внутренних дел, выполнявшим задачи в зоне вооруженного конфликта, взамен неиспользованного дополнительного отпуска невозможна, кроме случаев увольнения сотрудников органов внутренних дел, не использовавших отпуск. Вопрос 17: Подлежат ли пересмотру пенсии бывшим сотрудникам органов внутренних дел в связи с увеличением месячной стоимости соответствующего продовольственного пайка (с учетом определения Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 17 февраля 2004 г. N КАС01-370), если требования о пересчете пенсий предъявляются начиная с 1993 года? Ответ: Определением Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 4 октября 2001 г. N КАС01-370 отменено решение Верховного Суда РФ от 2 августа 2001 г. и признаны незаконными п. 8, подп. 'б' п. 9, подп. 'б' п. 14 постановления Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1993 г. N 941 'О порядке исчисления выслуги лет, назначения и выплаты пенсий и пособий лицам, проходившим военную службу в качестве офицеров, прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы или по контракту в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин либо службу в органах внутренних дел, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семьям в Российской Федерации' в части пересмотра пенсий без учета времени увеличения месячной стоимости соответствующего продовольственного пайка, выдаваемого военнослужащим, лицам рядового и начальствующего состава. Определением Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 17 февраля 2004 г. разъяснено, что указанные выше пункты не действуют с момента вступления решения суда в законную силу. Согласно ст. 367 ГПК РФ (ст. 312 ГПК РСФСР, действовавшего на момент рассмотрения дела в суде) кассационное определение вступает в законную силу с момента его вынесения, т. е. в рассматриваемом случае - с 4 октября 2001 г. В соответствии с п. 3 ст. 253 ГПК РФ решение суда о признании нормативного правового акта или его части недействующими влечет за собой утрату силы этого нормативного правового акта или его части. Утрата силы нормативного правового акта или его части означает невозможность его применения. Поскольку вышеназванные нормы постановления Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1993 г. признаны Кассационной коллегией недействующими в указанной части с момента вступления решения суда в законную силу, то именно с этого момента они утрачивают силу и не подлежат применению, в том числе и судами. Однако это не означает, что право на пересмотр пенсий с момента увеличения стоимости продовольственного пайка как неотъемлемой составляющей 'денежного довольствия для исчисления пенсии' у сотрудников органов внутренних дел возникает только с 4 октября 2001 г. При рассмотрении после названной даты требований о пересчете ранее назначенных пенсий не подлежат применению п. 8, подп. 'б' п. 9, подп. 'б' п. 14 упомянутого постановления в части пересмотра пенсий без учета времени увеличения месячной стоимости продовольственного пайка, поскольку они не соответствуют положениям ст.ст. 43, 49 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. 'О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей'. Вместе с тем согласно ч. 2 ст. 58 этого Закона сумма пенсии, не полученная пенсионером своевременно по вине органа, назначающего или выплачивающего пенсию, выплачивается за прошлое время без ограничения каким-либо сроком. Из вышеизложенного следует, что пенсии бывшим сотрудникам органов внутренних дел подлежат пересчету начиная с 1993 года. ПРИМЕЧАНИЕ 1. 28 ноября 2004 г. вступил в силу Федеральный закон N 126-ФЗ 'О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях', которым изменена в том числе редакция ст. 18.10 КоАП РФ. С учетом новой редакции названной статьи не подлежит применению разъяснение, данное в ответе на вопрос, включенный в обзор судебной практики Верховного Суда РФ за третий квартал 2003 года по поводу субъекта ответственности по ч. 2 ст. 18.10 КоАП РФ (Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 2004, N 3, с. 26). 2. Определением Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 16 сентября 2004 г, N КАС04-451 отменено решение Верховного Суда РФ от 23 июня 2004 г. N ГКПИ04-738 в части удовлетворения требований заявителя о признании недействующими п. 06.020, подп. 06.020.1, 06.020.2 и 06.020.4 раздела 06 'Прочие работы и услуги' Номенклатуры работ и услуг по оказанию соответствующей медицинской помощи, утвержденной приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 26 июля 2002 г. N 238 'Об организации лицензирования медицинской деятельности' (в ред. от 22 октября 2003 г.), с вынесением в этой части нового решения об отказе в удовлетворении заявленных требований. Поскольку положения оспоренного и признанного соответствующим федеральному законодательству правового акта определяют виды судебно-медицинских экспертиз, подлежащих лицензированию, то разъяснение, данное в ответе на вопрос, включенный в обзор судебной практики Верховного Суда РФ за второй квартал 2002 года (Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 2002, N 12, с. 14), по поводу лицензирования судебно-экспертной деятельности подлежит применению с учетом указанной правовой позиции. (Обзор подготовлен отделом работы с законодательством Верховного Суда Российской Федерации и 8 декабря 2004 г. утвержден постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации)