4. Доводы кассационной жалобы осужденного
              о необходимости роспуска суда присяжных
               заседателей признаны необоснованными
               
                   Определение Судебной коллегии
               по уголовным делам Верховного Суда РФ
                  от 8 июля 2004 г. N 7-О04-18сп

                           (Извлечение)


     Судом присяжных Ивановского областного суда  12  мая  2004  г.
Сибгатуллин  осужден  по  пп.  "ж",  "з" ч. 2  ст. 105, п. "в" ч. 3
ст. 162 УК РФ.
     На основании   вердикта   коллегии  присяжных  заседателей  он
признан виновным в том, что группой лиц по предварительному сговору
22  февраля  1998  г.  под  видом  покупателя  проник  в квартиру в
Мирзо-Улугбекском  районе  г.  Ташкента  Республики  Узбекистан   и
совершил  разбойное  нападение  на  Бучацкую,  а затем ее убийство,
сопряженное с разбоем,  после чего завладел имуществом  потерпевшей
на общую сумму 1 084 тыс. сумов, или (по курсу Банка России) 75 880
руб.
     В кассационной  жалобе осужденный Сибгатуллин просил уголовное
дело  в  отношении   него   прекратить,   ссылаясь   на  следующее:
22-23 февраля  1998  г.  он  не  совершал  данного преступления,  а
находился со своей семьей,  суд необоснованно изменил избранную ему
меру  пресечения  -  подписку  о невыезде на заключение под стражу,
председательствующим были  отклонены  его  ходатайства  о  роспуске
коллегии  присяжных заседателей,  хотя более половины из ее состава
являлись ранее потерпевшими  по  делам;  присяжный  заседатель  под
номером  один  знаком  с  прокурором,  участвовавшим в рассмотрении
данного дела;  перед  присяжными  заседателями  были  необоснованно
оглашены  показания Ахмеджанова,  с которым у него сложились крайне
неприязненные  отношения;  председательствующий  незаконно  прервал
совещание присяжных заседателей и распустил их по домам, где на них
могли повлиять родственники и знакомые.
     В кассационной жалобе адвокат,  поддержав доводы подзащитного,
просил  отменить  приговор  и  направить  дело  на  новое  судебное
рассмотрение,    поскольку   Сибгатуллин,   на   протяжении   всего
предварительного   следствия   утверждавший,   что   не    совершал
преступления, стал жертвой оговора.
     Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 8 июля
2004  г.  приговор  суда  присяжных оставила без изменения,  указав
следующее.
     Выводы суда  о виновности осужденного Сибгатуллина основаны на
вердикте присяжных заседателей,  и его действия  квалифицированы  в
соответствии с фактическими обстоятельствами, поэтому обвинительный
вердикт обязателен для председательствующего судьи и  соответствует
требованиям ст.ст. 348, 350 УПК РФ.
     Как видно      из       материалов       дела,       нарушений
уголовно-процессуального закона в процессе расследования, в стадиях
предварительного слушания,  при назначении судебного заседания и  в
ходе судебного разбирательства,  влекущих в соответствии со ст. 379
УПК РФ отмену приговора суда присяжных, не допущено.
     Доказательства по   делу   исследованы  полно,  всесторонне  и
объективно.
     Вердикт коллегии    присяжных    заседателей    -    ясный   и
непротиворечивый,  понятный по вопросам,  поставленным перед ней  в
соответствии  с  требованиями ст.  339 УПК РФ.  Согласно вопросному
листу  вопросы  в  нем   поставлены   перед   коллегией   присяжных
заседателей  по  каждому  деянию,  в  совершении  которых обвинялся
подсудимый, с учетом требований ст. 252 УПК РФ.
     Действия осужденного Сибгатуллина по пп. "ж", "з" ч. 2 ст. 105
и п.  "в" ч.  3 ст.  162 УК РФ  квалифицированы  в  соответствии  с
фактическими  обстоятельствами,  установленными  вердиктом коллегии
присяжных заседателей.
     Все участники  процесса,  в том числе осужденный Сибгатуллин и
его адвокат Т.,  были согласны закончить судебное  следствие  и  не
заявили  каких-либо  ходатайств  о  его  дополнении  или  о  вызове
дополнительных свидетелей.
     Не установлено   данных,   свидетельствующих  об  исследовании
недопустимых    доказательств,     ошибочного     исключения     из
разбирательства  допустимых  доказательств  или об отказе стороне в
исследовании  доказательств,  которые  могли   иметь   существенное
значение   для  исхода  дела.  Протоколы  допросов  Ахмеджанова  не
признавались председательствующим недопустимыми доказательствами, и
оснований к этому не было.
     Доводы осужденного Сибгатуллина и его адвоката,  изложенные  в
кассационных  жалобах,  о  неправильности выводов вердикта коллегии
присяжных  заседателей  о  виновности  Сибгатуллина  в   совершении
преступления,  равно  как  и о том,  что председательствующий судья
должен был вынести  постановление  о  роспуске  коллегии  присяжных
заседателей  и  направлении  уголовного дела на новое рассмотрение,
поскольку   обвинительный   вердикт   был   вынесен   в   отношении
невиновного,  не могут быть приняты во внимание, так как стороны не
вправе подвергать сомнению вердикт,  и по этим основаниям не  может
быть  обжалован  и  отменен  приговор суда присяжных в кассационном
порядке.  Из   материалов   дела   следует,   что   Сибгатуллин   в
установленном   законом  порядке  был  ознакомлен  с  особенностями
рассмотрения дела с участием присяжных заседателей.
     Доводы в      жалобах      о      необоснованном     изменении
председательствующим меры  пресечения  с  подписки  о  невыезде  на
заключение   под   стражу,   не   соответствуют   материалам  дела,
ходатайство   об   изменении   меры   пресечения   было    заявлено
государственным  обвинителем  в  подготовительной  части  судебного
заседания,  так как Сибгатуллин обвинялся в совершении особо тяжких
преступлений  и  мог  скрыться  от  суда.  Органы  предварительного
расследования ранее не ходатайствовали об аресте Сибгатуллина,  так
как  он  отбывал  наказание  в  виде лишения свободы по предыдущему
приговору,  по которому срок наказания истекал 21 ноября 2003 г.  В
связи  с  указанными  обстоятельствами ходатайство государственного
обвинителя обоснованно удовлетворено судом.
     Ссылка в   жалобах  осужденного  Сибгатуллина  и  адвоката  на
тенденциозность   состава   коллегии   присяжных   заседателей   не
соответствует действительности.
     По смыслу ст. 330 УПК РФ до приведения присяжных заседателей к
присяге  стороны  вправе  заявить  ходатайство  о роспуске коллегии
присяжных заседателей ввиду тенденциозности ее  состава.  При  этом
сторона,  заявившая  ходатайство,  должна была обратить внимание на
такие особенности дела,  которые позволяют предположить, что данный
состав  присяжных  не сможет вынести объективный вердикт.  Подобных
сведений в материалах дела не имеется.
     Действительно, как   усматривается   из   протокола  судебного
заседания,  в ходе формирования коллегии присяжных  заседателей  от
ряда  кандидатов  была получена информация о том,  что они являлись
потерпевшими  по  уголовным  делам.  Так,  Х.  (вошедший  в  состав
коллегии под N 1) был потерпевшим по грабежу, но, в связи с тем что
нападавший  оказался  его  давним  знакомым,  они  примирились;  Л.
(присяжная заседатель под N 6) является матерью мальчика, погибшего
в результате  обрушения  жилого  дома,  а  С.  (запасная  присяжная
заседатель) была потерпевшей от мошенничества.
     Однако подсудимый и его защитник в соответствии с требованиями
ст.ст.   327-328   УПК   РФ  при  формировании  коллегии  присяжных
заседателей не заявляли как мотивированных,  так и немотивированных
отводов   указанным   кандидатам   по   этим   основаниям,  поэтому
председательствующий обоснованно отклонил  ходатайство  о  роспуске
коллегии присяжных заседателей.
     Неправомерны и  доводы  осужденного  о  том,   что   присяжный
заседатель  под  N  1  был знаком с представителем государственного
обвинения, поскольку, как следует из протокола судебного заседания,
в порядке ст.  329 УПК РФ председательствующий выяснял у присяжного
заседателя  N  1  обстоятельства,  препятствующие  продолжению  его
участия  в  судебном заседании,  и обоснованно отклонил ходатайство
осужденного  о  роспуске  коллегии  присяжных  заседателей.  Доводы
адвоката  о том,  что председательствующий этим вызвал определенную
долю антипатии к  осужденному  со  стороны  присяжных  заседателей,
неоснователен и материалами дела не подтвержден.
     Тайну совещания присяжных заседателей председательствующий  не
нарушал,  так  как  согласно протоколу судебного заседания коллегия
присяжных заседателей была  удалена  в  совещательную  комнату  для
вынесения вердикта 6 мая 2004 г.  в 15 час. 44 мин., а в 17 час. 30
мин.,  т. е.   по  окончании   рабочего   времени,   с   разрешения
председательствующего совещание присяжных заседателей было прервано
для отдыха в соответствии с законом.


                           ____________