Бюллетень № 7 от 22.07.2005




            1. Действия виновного, объединенные единым
             умыслом и направленные на вымогательство
                имущества, излишне квалифицированы
                         как мошенничество

                     Постановление президиума
                    Московского городского суда
                       от 12 августа 2004 г.

                           (Извлечение)


     По   приговору  Черемушкинского  районного  суда г.  Москвы от
1 ноября 1999 г.  Белик осужден по пп.  "а", "г", "з" ч. 2 ст. 126,
п. "б" ч. 3 ст. 163, п. "б" ч. 3 ст. 159, ч. 4 ст. 33, ч. 1 ст. 327
УК РФ.
     Он признан виновным в похищении человека,  совершенном группой
лиц по предварительному сговору, с применением оружия, из корыстных
побуждений;  в  вымогательстве,  т. е. требовании  передачи  чужого
имущества под угрозой применения насилия,  совершенном группой  лиц
по предварительному сговору, с применением насилия, неоднократно, в
целях получения имущества в  крупном  размере;  в  мошенничестве  -
приобретении права на чужое имущество путем обмана,  группой лиц по
предварительному  сговору,  неоднократно,  в  крупном  размере;   в
подстрекательстве     к     подделке     официального    документа,
предоставляющего права и освобождающего от  обязанностей,  в  целях
его использования.
     Преступления, как указано в приговоре, совершены при следующих
обстоятельствах.
     Белик, действуя по предварительному сговору и совместно  с  не
установленными  следствием  лицами,  24  июня 1997 г.,  имея единый
умысел на похищение Лазарева с  целью  вымогательства  имущества  в
крупном  размере,  встретился  с  ним  в неустановленном следствием
месте в г.  Москве,  насильно привез его в квартиру, где в период с
24 по 28 июня 1997 г.  удерживал, нанося побои, угрожая пистолетом,
применением насилия,  опасного для жизни и здоровья,  и  вымогал  у
него имущество в крупном размере:  машину "Олдсмобиль-Аврора",  три
комплекта оборудования "Рифей-Универсал",  машину "Шевроле-Юкон" на
общую сумму 1 286 526 руб. (деноминированных).
     Используя вышеуказанные способы,  путем  вымогательства  Белик
завладел  машиной  "Олдсмобиль-Аврора"  стоимостью   277 536  руб.,
которой Лазарев управлял по доверенности, чем причинил потерпевшему
крупный ущерб.
     Далее, желая   завладеть   имуществом   -   оборудованием   по
производству      строительных     материалов     "Рифей-Универсал"
(принадлежавшим    предприятию   "Стройтехника",    находившемся  в
г. Златоусте    Челябинской    области),    которым   Лазарев   мог
распоряжаться,  а  также   присвоить   его   имущество   -   машину
"Шевроле-Юкон",  которой  он  пользовался  по  доверенности,  Белик
вынудил его организовать доставку упомянутого оборудования и машины
из г.  Златоуста в г. Москву с оплатой оборудования после доставки.
27 июня  1997  г.  около  20  час.  Белик  и  неустановленные  лица
встретили  машины предприятия "Стройтехника",  перевозившие в адрес
фирмы "Эрми плюс"  три  комплекта  оборудования  "Рифей-Универсал".
Действуя  обманным путем,  Белик расписался в накладных на отправку
оборудования и поставил печать фирмы "Эрми плюс", а затем совместно
с соучастниками указал водителям место разгрузки,  выдавая себя при
этом за представителя указанной  фирмы.  В  дальнейшем  он  перевез
данное оборудование на склад войсковой части в Московской области и
таким   образом    завладел    тремя    комплектами    оборудования
"Рифей-Универсал" на сумму 748 800 руб., причинив своими действиями
предприятию ущерб в крупном размере.
     28 июня  1997 г.  около 2 час.  Белик совместно с соучастником
организовал выгрузку на  складе  в  Московской  области  автомашины
"Шевроле-Юкон",  а затем перегнал ее в неустановленное место, т. е.
путем вымогательства завладел  машиной  стоимостью   260 190  руб.,
причинив потерпевшему ущерб в крупном размере.
     Кроме того,  Белик,  желая иметь в паспорте штамп о прописке в
Московской области,  договорился с неустановленным следствием лицом
об изготовлении поддельного штампа.
     Неустановленное следствием лицо изготовило прямоугольный штамп
и на 11-й  странице в паспорте гражданина  Украины  на  имя  Белика
поставило  оттиск  этого штампа "прописан",  не являющийся оттиском
штампа ОВД г.  Голицыно-2.  Это же лицо  вписало  в  графе  оттиска
данные  о   временной   прописке   Белика  с 27 августа 1996 г.  по
28 сентября 1998 г.  в общежитии по ул.  Гагарина в  г.  Голицыно-2
Московской области,  предоставляющей право проживать в г.  Москве и
Московской области в  указанный  период.  Данный  паспорт  изъят  у
виновного 23 ноября 1997 г. в ОВД "Ясенево" г. Москвы.
     Для изготовления   поддельного   документа-доверенности  Белик
вступил в сговор с неустановленным гражданином, тот изготовил бланк
доверенности на право распоряжения машиной  "Олдсмобиль-Аврора"  от
имени владельца машины Матвеева на имя Белика, где были проставлены
печать и штамп нотариуса.  Поддельная доверенность изъята у  Белика
сотрудниками милиции 19 ноября 1997 г. при задержании в г. Москве.
     Судебная коллегия по уголовным  делам  Московского  городского
суда 31 января 2000 г. приговор оставила без изменения.
     В надзорной жалобе адвокат просил о пересмотре  дела,  считая,
что      доказательства      получены     с     нарушением     норм
уголовно-процессуального  закона,  и  поэтому  должны   были   быть
признаны  недопустимыми,  неправильно  квалифицированы одни и те же
действия    Белика   по   взаимоисключающим статьям,   а именно  по
ст.ст. 159 и 163 УК РФ.
     Президиум Московского  городского  суда  12  августа  2004  г.
надзорную жалобу адвоката удовлетворил частично, указав следующее.
     Признавая   необходимым   квалифицировать содеянное Беликом по
п. "б" ч.  3 ст. 159 УК  РФ, суд сослался в приговоре на то, что об
умысле Белика на совершение мошенничества свидетельствуют следующие
обстоятельства:   "Он,   действуя   совместно   и   согласованно  с
неустановленными лицами (что подтверждает их предварительный сговор
на совершение мошенничества),  умышленно ввел в заблуждение лиц,  в
ведении  которых  находилось  имущество  потерпевшего   (машина   и
оборудование), сообщил им заведомо ложные сведения и добился от них
добровольной передачи имущества".
     Между тем,   как   установлено  судом,  действия  Белика  были
объединены единым умыслом, направленным на вымогательство имущества
у Лазарева, что нашло свое отражение в описательной части приговора
и при мотивировке квалификации содеянного осужденным по п. "б" ч. 3
ст. 163 УК РФ.
     По этому поводу суд в приговоре указал, что Белик, действуя по
предварительному   сговору  и  совместно с неустановленными лицами,
24 июня 1997 г.,  имея единый умысел на похищение Лазарева с  целью
вымогательства   имущества   в  крупном  размере,  насильно  привез
последнего   в     квартиру    в  г.  Москве,  где в период с 24 по
28 июня  1997  г.  удерживал его,  угрожая пистолетом,  применением
насилия,  опасного для жизни и здоровья,  нанося побои,  вымогал  у
Лазарева имущество в крупном размере.
     При таких  обстоятельствах  доводы   адвоката   о   том,   что
квалификация  содеянного  Беликом  по  п.  "б" ч.  3 ст.  159 УК РФ
(мошенничество) излишняя,  подлежат удовлетворению,  а  приговор  в
этой части - изменению.
     Кроме того,  согласно ст.  68 УПК РСФСР (ст.  73 УПК  РФ)  при
производстве    дознания,    предварительного   следствия   и   при
разбирательстве уголовного дела  в  суде  подлежит  доказыванию,  в
частности,  событие  преступления  (время,  место,  способ и другие
обстоятельства совершения преступления).
     Как видно из формулировки обвинения Белика в подстрекательстве
к  подделке  официального  документа,   представляющего   права   и
освобождающего  от  обязанностей  в  целях  его  использования,  ни
органами следствия,  ни судом не было установлено время  совершения
этого  преступления. А   поскольку  определение этого времени имеет
значение для исчисления срока давности привлечения лица к уголовной
ответственности,  неустранимые  сомнения  в  виновности осужденного
толкуются в его пользу (ст.  49 Конституции Российской Федерации  и
ст. 14 УПК РФ).
     В соответствии  с  материалами   дела   Белик   был   задержан
сотрудниками   с   поддельными   официальными документами 23 ноября
1997 г.  Указанное преступление отнесено  законом  к  преступлениям
небольшой   тяжести,   срок   давности   привлечения   к  уголовной
ответственности за которое составляет два года.  Приговор вступил в
законную силу 31 января 2000 г.,  т.  е.  по истечении двух лет,  в
связи с этим приговор в  этой  части  подлежит  отмене,  а  дело  -
прекращению.
     Кроме того,  согласно Федеральному закону от 8 декабря 2003 г.
из   осуждения  Белика  подлежат исключению квалифицирующий признак
ст. 163 УК  РФ  совершение  преступления  "неоднократно",  а  также
указание о применении конфискации имущества.


                           _____________