Бюллетень № 8 от 25.08.2005




                   2. Судебные решения признаны
                  не соответствующими требованиям
                  уголовно-процессуального закона

            Постановление Президиума Верховного Суда РФ
                  от 17 ноября 2004 г. N 733п04пр

                           (Извлечение)


     Генеральный прокурор РФ обратился в Новгородский областной суд
с  представлением,  в  котором  просил  дать заключение о наличии в
действиях председателя Новгородского районного  суда  И.  признаков
преступлений, предусмотренных ст. 292 УК РФ и ч. 1 ст. 305 УК РФ.
     В обоснование  представления  указано,  что  при  рассмотрении
гражданского дела по иску ОАО "Квант" и Кабаева к Бардакову и Чепко
о возмещении материального ущерба и  компенсации  морального  вреда
председатель   Новгородского  районного  суда  И.,  в  производстве
которого находилось это дело,  10 января  2003  г.  вынес  заведомо
незаконное  определение  о приостановлении производства по делу без
проведения   судебного   заседания   и    участия    в    заседании
заинтересованных лиц - истцов и ответчиков.  С целью сокрытия факта
вынесения  заведомо  неправосудного  определения,  судья   И.   дал
указание  секретарю  судебного  заседания  Ч.  изготовить  протокол
судебного заседания от 10 января 2003 г.  с  участием  в  заседании
истца Кабаева и ответчика Бардакова. Такой протокол был изготовлен,
а затем подписан судьей И. и секретарем Ч.
     При изложенных обстоятельствах в действиях судьи усматривались
признаки преступлений,  предусмотренных ст.  292 УК  РФ  (служебный
подлог,  т. е.  внесение должностным  лицом в официальные документы
заведомо ложных  сведений  из  личной  заинтересованности)  и ч.  1
ст. 305 УК РФ (вынесение заведомо неправосудного судебного акта).
     Коллегия из  трех   судей   Новгородского   областного   суда,
рассмотрев  представление  13  февраля 2004 г.,  дала заключение об
отсутствии в действиях председателя Новгородского районного суда И.
признаков  преступлений,  предусмотренных  ст.  292,  ч. 1  ст. 305
УК РФ.
     Судебная  коллегия   по   уголовным  делам  Верховного Суда РФ
15 апреля 2004 г.  отклонила  надзорное  представление  заместителя
Генерального  прокурора  РФ  и  оставила  без  изменения заключение
судебной коллегии Новгородского областного суда.
     Заместитель Генерального     прокурора    РФ    в    надзорном
представлении  просил  отменить  заключение  судебной  коллегии   и
кассационное   определение,  сославшись  на  то,  что  судья  вынес
заведомо неправосудное определение о  приостановлении  производства
по  делу  без  проведения  судебного заседания и для сокрытия этого
факта  подписал  вместе   с   секретарем   изготовленный   по   его
распоряжению    протокол    судебного    заседания.   Отказывая   в
удовлетворении представления, суд не учел, что мотив действий судьи
значения не имеет.
     Президиум Верховного Суда  РФ  17  ноября  2004  г.  надзорное
представление удовлетворил по следующим основаниям.
     Коллегия из  трех  судей  Новгородского  областного   суда   в
заключении   по  существу  признала  факт  вынесения  председателем
Новгородского  районного  суда  И.  определения  о  приостановлении
производства   по   гражданскому   делу  без  проведения  судебного
заседания и без участия в  нем  заинтересованных  лиц  -  истцов  и
ответчиков,   а   также   факт  изготовления  секретарем  судебного
заседания Ч.  по указанию И.  протокола судебного заседания якобы с
участием истца и ответчика.  Но при этом судебная коллегия указала,
что  необходимыми  условиями  для  признания  в   действиях   судьи
признаков состава преступления,  предусмотренного ч.  1 ст.  305 УК
РФ,  являются  заведомость  и   неправосудность   судебного   акта,
постановленного с существенным нарушением как материального,  так и
процессуального законов,  влияющим на разрешение дела по существу и
препятствующим  доступу  граждан  к  правосудию  за  защитой  своих
личных, имущественных и других прав. По мнению судебной коллегии из
трех судей, к такому акту это определение отнести нельзя, поскольку
отдельные   нарушения   закона,   допущенные   при    постановлении
определения  о  приостановлении  дела  как промежуточного судебного
акта,  не могут быть признаны существенными,  а  действия  судьи  -
общественно  опасными.  Кроме  того,  Генеральным  прокурором РФ не
указано,  в чем заключалась личная заинтересованность судьи И.  при
внесении заведомо ложных сведений в официальный документ.  Проверка
по фактам  вынесения  заведомо  неправосудного  акта  и  служебного
подлога    проводилась    прокуратурой   Новгородской   области   с
существенным нарушением норм Закона Российской Федерации от 26 июня
1992    г.   "О   статусе   судей   в   Российской   Федерации"   и
Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.
     Однако такие  выводы  коллегии  из  трех  судей  Новгородского
областного  суда  сделаны   без   анализа   и   учета   фактических
обстоятельств данного дела.
     Согласно закону уголовная ответственность по ч.  1 ст.  305 УК
РФ  наступает  в  случае  вынесения  судьей  заведомо неправосудных
приговора,  решения или иного судебного  акта.  Другие  признаки  в
диспозиции закона не указаны.
     Признавая допущенные  судьей  И.  нарушения   несущественными,
коллегия из трех судей оставила без оценки то обстоятельство,  что,
вынося определение о приостановлении производства  по  делу,  судья
продлил  действие  обеспечительных мер,  необоснованно избранных им
же,  и тем самым существенно нарушил права ответчика на  участие  в
управлении ОАО "Квант".
     Указав в заключении на наличие отдельных нарушений, допущенных
при   постановлении   судьей   определения,   но   не   считая   их
существенными,   судебная   коллегия   не    дала    оценки    тому
обстоятельству,   что   судья  в  тексте  определения  сослался  на
пояснения  истцов  и  ответчиков,  якобы  данные  ими  в   судебном
заседании   10  января  2003  г.,  которое  в  действительности  не
проводилось.
     Коллегия из трех судей оставила без оценки также тот факт, что
И.  отдал распоряжение секретарю составить протокол  фактически  не
проводившегося  судебного заседания от 10 января 2003 г.  уже после
того,  как он вынес определение о приостановлении  производства  по
делу.
     Выводы коллегии из трех судей и кассационной инстанции о  том,
что   определение   судьи   не  относится  к  судебным  документам,
предусмотренным ч.  1 ст.  305 УК РФ, как и вывод судебной коллегии
из трех судей о том,  что в представлении Генерального прокурора РФ
должны быть указаны все признаки совершенного  лицом  преступления,
не основаны на законе.
     Президиум Верховного  Суда  РФ  заключение  судебной  коллегии
Новгородского  областного  суда и кассационное определение Судебной
коллегии по уголовным делам  Верховного  Суда  РФ  в  отношении  И.
отменил и материалы дела передал на новое судебное рассмотрение.


                           ____________