Бюллетень № 9 от 20.09.2005




           3. Совершенная одним из участников совместной
                  собственности сделка, связанная
              с распоряжением общим имуществом, может
           быть признана недействительной по требованию
            остальных участников по мотивам отсутствия
           у участника, совершившего сделку, необходимых
          полномочий только в случае, если доказано, что
            другая сторона в сделке знала или заведомо
                     должна была знать об этом

                   Определение Судебной коллегии
              по гражданским делам Верховного Суда РФ
                  от 14 января 2005 г. N 12-В04-8

                           (Извлечение)


     О. обратилась   в   суд   с  иском  к  С.  и  В.  о  признании
недействительным  договора купли-продажи   торгового  павильона  от
7 июня 2002 г.  и  приведении  сторон  в  первоначальное положение,
ссылаясь на то,  что ее бывший муж - С.  продал В.  приобретенный в
период брака торговый павильон без ее согласия. Ответчица В. иск не
признала.
     Решением Йошкар-Олинского городского суда от 6 декабря 2002 г.
иск удовлетворен:  договор купли-продажи торгового павильона  между
С.  и  В.  признан  недействительным,  торговый  павильон передан в
совместную собственность С. и О., с С. в пользу В. взыскано 90 тыс.
рублей.
     Судебная коллегия  по  гражданским   делам   Верховного   Суда
Республики  Марий  Эл  14  января  2003  г.  решение  оставила  без
изменения.
     Президиум Верховного Суда Республики Марий Эл 26 марта 2004 г.
судебные постановления оставил без изменения.
     В надзорной жалобе В. просила судебные постановления отменить.
     Судебная  коллегия  по  гражданским  делам Верховного Суда  РФ
14 января  2005 г. судебные  постановления  отменила  по  следующим
основаниям.
     В соответствии  со  ст.  387 ГПК РФ основаниями для отмены или
изменения  судебных  постановлений  в  порядке   надзора   являются
существенные   нарушения  норм  материального  или  процессуального
права.
     При рассмотрении   настоящего   дела   судом   были   допущены
существенные нарушения норм  материального  права,  выразившиеся  в
следующем.
     В силу ст. 35 СК РФ владение, пользование и распоряжение общим
имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов.
     При совершении одним из супругов сделки по распоряжению  общим
имуществом  супругов  предполагается,  что  он действует с согласия
другого супруга.
     Сделка, совершенная  одним  из  супругов по распоряжению общим
имуществом супругов,  может быть признана судом недействительной по
мотивам   отсутствия   согласия   другого  супруга  только  по  его
требованию и только в случаях,  если доказано, что другая сторона в
сделке  знала  или  заведомо должна была знать о несогласии другого
супруга на совершение данной сделки.
     Для совершения   одним  из  супругов  сделки  по  распоряжению
недвижимостью и сделки,  требующей  нотариального  удостоверения  и
(или)  регистрации  в  установленном  законом  порядке,  необходимо
получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга.
     Супруг, чье  нотариально удостоверенное согласие на совершение
указанной сделки  не  было  получено,  вправе  требовать  признания
сделки  недействительной  в судебном порядке в течение года со дня,
когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки.
     Удовлетворяя иск и признавая договор купли-продажи недвижимого
имущества от 7 июня 2002 г.  недействительным, суд руководствовался
п.  3 ст.  35 СК РФ и мотивировал свое решение тем, что нотариально
удостоверенное согласие О.  на отчуждение С.  торгового  павильона,
который  находился  в  совместной  собственности супругов,  не было
получено и это обстоятельство само  по  себе  является  достаточным
основанием для признания оспариваемой сделки недействительной.
     Данные выводы основаны на неправильном толковании и применении
норм материального права.
     Статья 35   СК   РФ   распространяет    свое    действие    на
правоотношения,   возникшие   между   супругами,  и  не  регулирует
отношения, возникшие между иными участниками гражданского оборота.
     К указанным правоотношениям должна применяться ст.  253 ГК РФ,
согласно п. 3 которой каждый из участников совместной собственности
вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное
не вытекает из соглашения всех  участников.  Совершенная  одним  из
участников    совместной    собственности   сделка,   связанная   с
распоряжением    общим    имуществом,    может    быть     признана
недействительной  по  требованию  остальных  участников  по мотивам
отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий
только в случае,  если доказано,  что другая сторона в сделке знала
или заведомо должна была знать об этом.
     При разрешении  спора  о  признании недействительной сделки по
распоряжению общим  имуществом,  совершенной  одним  из  участников
совместной собственности,  по мотивам отсутствия у него необходимых
полномочий либо согласия других участников, когда необходимость его
получения предусмотрена законом (ст.  35 СК РФ), следует учитывать,
что такая сделка является оспоримой, а не ничтожной. В соответствии
с  положениями  п.  3  ст.  253  ГК  РФ  требование  о признании ее
недействительной может быть удовлетворено  только  в  случае,  если
доказано,  что  другая  сторона  в сделке знала или заведомо должна
была знать об указанных обстоятельствах.
     Из материалов   дела  видно,  что  вопрос  о  добросовестности
приобретения   В.   спорного   объекта   недвижимости   судом   при
рассмотрении   настоящего   дела  не  рассматривался,  хотя  данное
обстоятельство является юридически значимым  и  без  его  выяснения
решение  законным  быть  признано не может.  По утверждению В.,  ее
действия были добросовестными,  так как она не  знала  и  не  могла
заведомо  знать  о  наличии  у  продавца  супруги,  претендующей на
продаваемое  имущество.  Более  того,  в  ходе  рассмотрения   дела
выяснилось,  что  с  лета  1999  года С.  жил с другой женщиной и о
существовании зарегистрированного брака никто не знал,  в  связи  с
чем торговый павильон,  построенный в период, когда супруги не вели
совместное  хозяйство,  по  мнению  заявителя,   не   является   их
совместным имуществом.
     Приводя стороны  в  первоначальное  положение, суд в нарушение
п. 2   ст.  167   ГК РФ  передал  торговый  павильон  в  совместную
собственность С. и О., которая стороной в сделке не являлась. После
расторжения их брака 15 июля 2002 г. режим совместной собственности
прекратился.
     Судебные постановления  признаны незаконными и отменены,  дело
направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.


                           ____________