Бюллетень № 9 от 20.09.2005




           5. Обращение гражданина в правоохранительные
            органы с заявлением, в котором он приводит
           сведения, касающиеся деятельности конкретных
           должностных лиц, не может быть расценено как
            распространение сведений, порочащих честь,
               достоинство и деловую репутацию этих
           должностных лиц, даже если указанные сведения
                 не соответствуют действительности

                   Определение Судебной коллегии
              по гражданским делам Верховного Суда РФ
                  от 15 марта 2005 г. N 59-В05-1

                           (Извлечение)


     Л. -  начальник  Управления  внутренних  дел  Амурской области
обратился в суд с иском к Б.  о защите чести,  достоинства, деловой
репутации и  компенсации морального вреда в размере 3 млн. рублей с
возложением  на  ответчицу  обязанности  принести   ему   публичные
извинения в средствах массовой информации.
     Решением Благовещенского городского суда Амурской  области  от
11  декабря  2003 г.  исковые требования удовлетворены частично:  в
пользу истца с Б.  взыскана компенсация морального вреда в  размере
100 тыс. рублей, в остальной части иска отказано.
     Судебная коллегия по гражданским  делам  Амурского  областного
суда  23  января  2004  г.  решение  в  части взыскания компенсации
морального вреда отменила и приняла новое решение об отказе в  иске
Л.  к Б.  о компенсации морального вреда, в остальной части решение
суда оставила без изменения.
     Президиум Амурского   областного   суда   5   апреля  2004  г.
определение  областного  суда  отменил,  а  решение   суда   первой
инстанции оставил в силе.
     В надзорной жалобе Б.  просила отменить определение президиума
Амурского  областного суда как вынесенное с существенным нарушением
норм процессуального права и  оставить  без  изменения  определение
судебной коллегии по гражданским делам Амурского областного суда.
     Судебная  коллегия  по  гражданским  делам Верховного Суда  РФ
15 марта 2005 г. жалобу удовлетворила, указав следующее.
     В соответствии со ст.  387 ГПК РФ основаниями для  отмены  или
изменения   судебных   постановлений  в  порядке  надзора  являются
существенные  нарушения  норм  материального  или   процессуального
права.
     При рассмотрении  данного  дела   такие   нарушения   допущены
президиумом Амурского областного суда.
     В ст.  152 ГК РФ предусмотрено, что гражданин вправе требовать
по  суду опровержения порочащих его честь,  достоинство или деловую
репутацию  сведений,  если  распространивший  такие   сведения   не
докажет,   что   они   соответствуют   действительности.  Наряду  с
опровержением таких сведений гражданин вправе требовать  возмещения
убытков    и   компенсации   морального   вреда,   причиненных   их
распространением.
     Из материалов дела видно, что поводом для обращения Л. в суд с
иском к Б. о защите чести, достоинства, деловой репутации послужили
ее  письменные объяснения,  данные 18 февраля 2003 г.  должностному
лицу  Главного  управления  собственной  безопасности  Министерства
внутренних  дел Российской Федерации (ГУСБ МВД России),  в которых,
по мнению истца,  содержались сведения негативного характера о  его
деятельности  в  должности  начальника  Управления  внутренних  дел
Амурской  области,  порочащие  его  честь,  достоинство  и  деловую
репутацию, наносящие ущерб его дальнейшей службе.
     Принимая решение о взыскании с  Б.  в  пользу  Л.  компенсации
морального вреда, суд исходил из того, что истцом были представлены
доказательства, подтверждающие распространение ответчицей сведений,
порочащих   честь,   достоинство   и   деловую   репутацию.  Размер
компенсации морального вреда определен судом с учетом обстоятельств
причинения  истцу  нравственных страданий и требований разумности и
справедливости.
     Суд кассационной инстанции правомерно на основании ст. 362 ГПК
РФ отменил решение суда в части  взыскания  компенсации  морального
вреда    с    ответчицы    как   постановленное   на   недоказанных
обстоятельствах,  имеющих значение для дела, и принял новое решение
об отказе в иске Л.  о взыскании компенсации морального вреда.  При
этом суд кассационной инстанции правильно указал на то,  что выводы
суда   о   доказанности  истцом  факта  распространения  ответчицей
порочащих   его   сведений   являются   неверными,   поскольку   не
соответствуют   правилам   оценки   доказательств,  закрепленным  в
ст.ст. 67, 71 ГПК РФ.
     Президиум Амурского   областного   суда  отменил  кассационное
определение  и  оставил  в  силе  решение  суда  первой  инстанции,
поскольку, руководствуясь положениями ч. 7 ст. 67 и ч. 2 ст. 71 ГПК
РФ,  счел  допустимыми  и  достоверными  представленные  истцом   в
подтверждение  своих  требований  доказательства,  а именно:  копии
заявления Б.  начальнику ГУСБ МВД  России  и  копии  ее  объяснений
должностному лицу этого же управления.
     Таким образом,  в нарушение норм процессуального  права  судом
надзорной  инстанции  дана иная,  чем судом кассационной инстанции,
оценка доказательств по делу.
     Правом переоценки   доказательств   по   делу   суд  надзорной
инстанции в отличие  от  суда  кассационной  инстанции  Гражданским
процессуальным  кодексом  Российской  Федерации  не  наделен.  Иная
оценка имеющихся в деле доказательств не  является  предусмотренным
ст.  387  ГПК  РФ  основанием  для  отмены судебных постановлений в
порядке надзора.
     Кроме того,   судом   надзорной  инстанции  дано  неправильное
толкование такому имеющему в силу ст.  152 ГК РФ значение для  дела
обстоятельству,  как  распространение ответчиком порочащих сведений
об истце.  Вследствие этого дача Б.  объяснений  должностному  лицу
правоохранительного  органа  была  расценена как распространение ею
сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию Л.
     Между тем  обращение  гражданина в правоохранительные органы с
заявлением,  в котором он приводит те или иные сведения, касающиеся
деятельности конкретных должностных лиц (в данном деле - начальника
УВД Амурской области),  является реализацией  его  конституционного
права на обращение в государственные органы,  а не распространением
не соответствующих действительности порочащих  сведений  в  случае,
когда эти сведения в ходе их проверки не нашли подтверждения.
     По изложенным  основаниям  определение  президиума   Амурского
областного суда не может быть признано законным.
     Судебная коллегия по  гражданским  делам  Верховного  Суда  РФ
определение президиума Амурского областного суда отменила, оставила
в силе определение судебной коллегии по гражданским делам Амурского
областного суда.


                           ____________