Бюллетень № 2 от 28.02.2006



   3. Надзорное представление прокурора об отмене кассационного
   определения по основаниям, ухудшающим положение осужденного,
                   оставлено без удовлетворения

            Постановление Президиума Верховного Суда РФ
                от 28 сентября 2005 г. N 609-П05ПР

                           (Извлечение)


     По приговору Кировского областного суда от 26 января  2005  г.
Смирнов осужден по ч. 3 ст. 30, пп. "е", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ.
     По этому же приговору осуждены Изместьев и Гирш,  в  отношении
которых надзорное производство не возбуждалось.
     Смирнов признан виновным  в  покушении  на  убийство  Тришина,
совершенном при следующих обстоятельствах.
     В середине 1998 года лидер преступной группировки, в отношении
которого  уголовное  дело выделено в отдельное производство,  решил
убить Тришина  из  мести,  для  чего  организовал  группу  из  трех
человек: Изместьева, Гирша и Смирнова.
     Непосредственными исполнителями    убийства    он     назначил
Изместьева  и Гирша,  поручил Изместьеву разработать план убийства.
Последний установил место жительства Тришина,  время и  способ  его
передвижения,   избрал   орудия  преступления  -  не  установленное
огнестрельное оружие калибра 7,62 мм и 9 мм,  а  также  распределил
роли.  Смирнову он поручил следить за тем, когда выедет за Тришиным
автомашина с водителем и охранником,  и сообщить об этом  по  рации
Изместьеву и Гиршу, которые должны находиться в автомашине недалеко
от дома Тришина и по сигналу занять места в подъездах дома, а затем
при посадке Тришина в автомашину убить его.
     29 июля 1998 г.  Смирнов,  действуя по плану, по рации сообщил
Изместьеву  и  Гиршу о начале движения указанной автомашины,  после
чего те заняли свои позиции и, когда Тришин вышел из подъезда и сел
в  автомашину  на  заднее сиденье,  произвели несколько выстрелов с
целью его убийства,  при  этом  осознавали,  что  в  автомашине  на
водительском   и  переднем  пассажирском  сиденьях  в  ограниченном
пространстве находятся Шестаков и Юферев,  которые могут пострадать
от выстрелов, т. е.  действовали общеопасным способом. В результате
Юфереву был причинен вред здоровью средней тяжести в виде  перелома
средней   трети  левой  малоберцовой  кости  со  смещением.  Тришин
выскочил из автомашины и побежал в сторону  проезжей  части.  Тогда
Изместьев  и  Гирш  стали  преследовать потерпевшего и продолжали в
него стрелять до тех пор, пока у них не закончились патроны.
     Тришин от полученных ранений упал,  однако Изместьев и Гирш по
не зависящим от них обстоятельствам не довели преступление до конца
и с места его совершения скрылись.
     Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 23 мая
2005 г.  приговор  изменила: исключила  осуждение  Смирнова по ч. 3
ст. 30, п. "е" ч. 2 ст. 105 УК РФ.
     Заместитель Генерального     прокурора    РФ    в    надзорном
представлении поставил вопрос об отмене кассационного определения в
отношении  Смирнова,  указав  на  противоречивость  содержащихся  в
кассационном определении выводов.  Он утверждал, что квалификация в
приговоре  действий  Смирнова как покушения на убийство общеопасным
способом  и  организованной  группой  правильна  и   что   согласно
Постановлению  Конституционного Суда Российской Федерации от 11 мая
2005 г.  N 5-П "По делу о  проверке  конституционности  статьи  405
Уголовно-процессуального  кодекса  Российской  Федерации  в связи с
запросом Курганского областного суда,  жалобами Уполномоченного  по
правам        человека        в        Российской        Федерации,
производственно-технического кооператива "Содействие",  общества  с
ограниченной  ответственностью  "Карелия"  и  ряда  граждан" отмена
кассационного определения с целью поворота к худшему возможна.
     Президиум Верховного  Суда  РФ  28 сентября 2005 г.  надзорное
представление оставил без удовлетворения по следующим основаниям.
     Конституционный Суд     Российской     Федерации,     проверяя
конституционность  статьи  405  УПК РФ,  в своем  Постановлении  от
11 мая 2005 г.  N 5-П указал, что поворот к худшему для осужденного
(оправданного)  при  пересмотре   вступившего   в   законную   силу
приговора,  как  общее  правило,  недопустим.  Исключения из общего
правила о запрете поворота к  худшему  допустимы  лишь  в  качестве
крайней  меры,  когда  существенные  (фундаментальные)  нарушения в
предшествующем   разбирательстве   повлияли   на   исход   дела   и
неисправление  судебной  ошибки  искажало  бы саму суть правосудия,
смысл приговора как акта правосудия,  разрушая  необходимый  баланс
конституционно  защищаемых  ценностей,  в том числе прав и законных
интересов осужденных и потерпевших.
     С учетом  этих правовых позиций Конституционный Суд Российской
Федерации признал статью 405 УПК РФ не соответствующей  Конституции
Российской Федерации,  ее статьям 15 (часть 4),  17 (часть 1),  18,
19,  21,  46 (часть 1),  52,  55 (часть 3)  и  123  (часть  3),  во
взаимосвязи  со  статьей  6  Конвенции  о  защите  прав  человека и
основных свобод и пунктом 2  статьи  4  Протокола  N  7  к  ней  (в
редакции  Протокола  N  11) лишь в той мере,  в какой она в системе
действующего  уголовно-процессуального   регулирования   пересмотра
вступивших в законную силу приговоров,  определений и постановлений
суда,  не допуская  поворот  к  худшему  при  пересмотре  судебного
решения   в   порядке   надзора   по   жалобе   потерпевшего   (его
представителя) или по представлению  прокурора,  не  позволяет  тем
самым   устранить   допущенные   в  предшествующем  разбирательстве
существенные (фундаментальные) нарушения, повлиявшие на исход дела.
     Как видно из надзорного представления,  в нем поставлен вопрос
об  отмене  кассационного  определения  в  отношении  Смирнова   по
основаниям,    которые    по   результатам   нового   кассационного
рассмотрения могут ухудшить его положение.
     Однако при  этом  не приведено каких-либо доводов,  по которым
допущенная в кассационном определении ошибка может  рассматриваться
как   существенное  (фундаментальное)  нарушение,  подпадающее  под
указанные выше критерии.
     Сама же   по   себе   ссылка   в  надзорном  представлении  на
противоречивость суждений  суда  кассационной  инстанции  не  может
служить  основанием  для  пересмотра  судебного  решения  в порядке
надзора в сторону ухудшения положения осужденного.
     На основании  изложенного Президиум Верховного Суда РФ оставил
без изменения определение  Судебной  коллегии  по  уголовным  делам
Верховного Суда РФ от 23 мая 2005 г. в отношении Смирнова.


                           ____________