Бюллетень № 4 от 25.04.2006



   3. Приговор признается законным, обоснованным и справедливым,
         если он постановлен в соответствии с требованиями
   уголовно-процессуального закона (ст. 297 УПК РФ) и основан на
              правильном применении уголовного закона

                     Постановление президиума
                   Свердловского областного суда
                       от 20 апреля 2005 г.

                           (Извлечение)


     Краснотурьинским   городским   судом    Свердловской   области
19 декабря 2003 г. Лапенков осужден по ч. 2 ст. 264 УК РФ и по ч. 3
ст. 30, ч. 1 ст. 166 УК РФ.
     Он признан виновным в нарушении Правил  дорожного  движения  и
эксплуатации  транспортных  средств,  повлекшем  по  неосторожности
смерть человека,  а также в покушении на  неправомерное  завладение
автомобилем без цели хищения.
     Следуя на автомобиле марки "ВАЗ-21099", он, при наличии к тому
полной   технической   возможности,  не  справился  с  управлением,
допустил опрокидывание автомобиля, вследствие чего погибла пассажир
Дымкова,   а  после дорожно-транспортного  происшествия  подошел  к
водителю машины  "скорой  помощи"  и  с  целью  угона  этой  машины
потребовал  у  водителя  выйти  из  кабины,  однако  дальнейшие его
действия были пресечены  присутствовавшими  на  месте  происшествия
лицами.
     Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского  областного
суда 5 марта 2004 г. приговор оставила без изменения.
     Свердловским областным судом,  а затем и постановлением  судьи
Верховного Суда РФ от 21 октября 2004 г.,  в возбуждении надзорного
производства по делу Лапенкову отказано.
     Заместитель Председателя  Верховного  Суда РФ 17 марта 2005 г.
постановление судьи Верховного  Суда  РФ  отменил  и  по  надзорной
жалобе осужденного возбудил надзорное производство.
     В надзорной жалобе Лапенков просил об отмене судебных решений,
считая,  что   автотехническая   экспертиза,   заключение   которой
положено в основу обвинения,  проведена по  неполно  представленным
исходным   данным,  а  он  был  лишен  права  на  постановку  перед
экспертами дополнительных вопросов.  Причиной дорожно-транспортного
происшествия явилась,  как он утверждал,  техническая неисправность
автомобиля,  а именно образовавшийся в пути следования прокол  шины
левого  заднего  колеса.  Этого повреждения он не мог заметить либо
предвидеть,  в  результате  чего  во  время   движения   автомобиля
постепенно снизилось давление в шине, что, в свою очередь, повлекло
за  собой  сход  (сдвиг)  шины  с   диска   колеса   на   повороте,
разгерметизацию,  занос и опрокидывание автомобиля,  чего он не мог
предотвратить.  Кроме  того,  он   оспаривал   обоснованность   его
осуждения по ч.  3 ст.  30,  ч.  1 ст.  166 УК РФ,  так как, по его
мнению,   никаких   действий,   непосредственно   направленных   на
завладение  автомобилем,  он не совершил,  умысла на угон машины не
имел,  лишь потребовал от водителя  выйти  из  кабины,  находясь  в
стрессовом  после дорожно-транспортного происшествия состоянии и не
в полной мере осознавая происходящее.
     Президиум Свердловского  областного  суда  20  апреля  2005 г.
надзорную жалобу удовлетворил,  судебные решения по  делу  отменил,
указав следующее.
     В соответствии со ст. 297 УПК РФ приговор признается законным,
обоснованным  и справедливым,  если он постановлен в соответствии с
требованиями Уголовно-процессуального кодекса Российской  Федерации
и основан на правильном применении уголовного закона.
     Эти требования закона судом не выполнены.
     Признавая Лапенкова  виновным  в  нарушении  Правил  дорожного
движения и эксплуатации транспортных средств,  суд положил в основу
его  обвинения  заключение  автотехнической  экспертизы.  Однако  в
нарушение требований ст. 307 УПК РФ, предусматривающей обязательное
приведение    в    описательно-мотивировочной    части    приговора
доказательств,  на которых основаны  выводы  суда,  и  мотивов,  по
которым  он  отверг  другие  доказательства,  суд не дал надлежащей
оценки исследованным доказательствам,  не  выяснил  в  полной  мере
причины имеющихся в них противоречий.
     Между тем как в  ходе  предварительного  следствия,  так  и  в
судебном заседании осужденный отрицал свою вину в предъявленном ему
обвинении,  утверждал,  что Правил дорожного движения  не  нарушал,
причиной  дорожно-транспортного  происшествия  явилась  техническая
неисправность автомобиля: внезапно случившийся прокол и разбортовка
колеса, отчего машину занесло и она опрокинулась.
     Несмотря на   то,   что   имеющееся    в    деле    заключение
трасологической  экспертизы  подтверждает техническую неисправность
автомобиля (прокол шины),  неоднократные ходатайства осужденного  и
его   адвокатов   о   проведении   по  делу  повторных  комплексной
автотехнической  и  трасологической  экспертиз,   необходимость   в
проведении   которых   была   очевидной,  на  следствии  и  в  суде
необоснованно отклонялись.
     Постановление следователя    о    назначении   автотехнической
экспертизы и само заключение свидетельствуют о том,  что экспертиза
проведена  по  неполно  представленным  материалам дела,  без учета
имевшегося  в  деле   заключения   трасологической   экспертизы   и
обстоятельств,  установленных  при осмотре места происшествия (след
от диска колеса на дороге) и транспортного  средства  (прокол  шины
колеса), имевших существенное значение для правильного установления
обстоятельств дорожно-транспортного происшествия.
     На разрешение   эксперта-автотехника   не  ставился  вопрос  о
возможности  заноса  и  опрокидывания  автомобиля  из-за   внезапно
возникшего повреждения заднего левого колеса.
     Не выяснены  причины  противоречий  в  заключениях  экспертов,
проводивших вышеуказанные экспертизы.
     Выводы в     приговоре     о     причинах     и      механизме
дорожно-транспортного   происшествия,   требующие  компетентного  и
квалифицированного    мнения    специалистов,     сделаны     судом
самостоятельно,  основаны на собственных рассуждениях и в нарушение
требований ст. 14 УПК РФ являются предположительными.
     Версия стороны    защиты   об   обстоятельствах   происшедшего
недостаточно проверена и не опровергнута.
     Кроме того,   заслуживают   внимания,  требуют  дополнительной
проверки и соответствующей правовой оценки  доводы  осужденного  об
отсутствии  в его действиях состава преступления,  предусмотренного
ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 166 УК РФ.
     Учитывая, что  указанные  нарушения  возможно устранить только
при   повторном   судебном    разбирательстве    дела,    президиум
Свердловского   областного  суда  судебные  решения  отменил,  дело
направил на новое рассмотрение со стадии судебного  разбирательства
в тот же суд в ином составе судей.


                           ____________