Бюллетень № 4 от 25.04.2006



  9. Кассационное представление прокурора об отмене приговора по
    мотивам незаконного состава коллегии присяжных заседателей
                   оставлено без удовлетворения

                   Определение Судебной коллегии               
               по уголовным делам Верховного Суда РФ
                от 7 февраля 2005 г. N 36-О04-44СП

                           (Извлечение)


     Смоленским  областным  судом  с участием присяжных заседателей
10 сентября 2004 г.  Вержинский осужден по пп.  "а",  "в", "г" ч. 2
ст.  161 УК РФ и оправдан по ч. 3 ст. 30, пп. "е", "ж" ч. 2 ст. 105
УК РФ за непричастностью к совершению этого преступления.
     Он признан виновным в открытом хищении  имущества  Праздникова
группой    лиц    по   предварительному   сговору,   с   незаконным
проникновением в жилище,  с применением насилия,  не  опасного  для
жизни и здоровья потерпевшего,  а также с угрозой применения такого
насилия, совершенном ночью, между 0 час. и 3 час., 6 июля 1999 г. в
дер. Уфинья Смоленского района Смоленской области.
     В кассационном   представлении   государственный    обвинитель
поставил  вопрос  об  отмене  приговора и направлении дела на новое
судебное  рассмотрение,  считая,  что   приговор   постановлен   на
основании   вердикта,   вынесенного  незаконным  составом  коллегии
присяжных заседателей.  Так,  при  опросе  кандидатов  в  присяжные
заседатели  в  судебном  заседании председательствующим были заданы
вопросы о том,  был ли ранее кто-либо из них судим,  имеют  ли  они
судимых  близких родственников.  Присяжная Д-ва скрыла информацию о
том, что ее  муж  был  судим: 12 октября 1968 г. - по ч. 2 ст. 89 и
ч. 2 ст.  96 УК РСФСР,  12 ноября 1969 г. - по ст. 15 и ч. 2 ст. 89
УК РСФСР,  по приговорам отбывал наказание в виде  лишения  свободы
"на определенный срок реально".  Присяжная К-я умолчала о том,  что
ее бывший муж также был судим: 5 октября 1979 г. - по ч. 2 ст. 144,
ст.  15  и  ч. 2  ст. 144  УК РСФСР и 5 августа 1982 г. - по п. "а"
ст. 246 и ст.  212-1 УК РСФСР. В связи с этим, по мнению прокурора,
участники  процесса,  в  том  числе сторона обвинения,  были лишены
возможности  решать  вопросы  по  формированию  беспристрастной   и
объективной   коллегии   присяжных   заседателей,   в  частности  о
мотивированных  или  немотивированных  отводах  в  отношении   этих
кандидатов  в присяжные заседатели,  а председательствующий по этой
причине не мог освободить их от исполнения  обязанностей  присяжных
заседателей.
     Судебная  коллегия  по  уголовным  делам  Верховного  Суда  РФ
7 февраля 2005 г. кассационное представление прокурора оставила без
удовлетворения, указав следующее.
     Из протокола   судебного  заседания  видно,  что  формирование
коллегии присяжных заседателей проведено по делу в  соответствии  с
требованиями закона.
     Сторонам защиты  и   обвинения   предоставлялась   возможность
проводить   опрос   кандидатов  в  присяжные  заседатели,  задавать
вопросы,  связанные с выяснением обстоятельств,  препятствующих  их
участию  в  качестве  присяжных  заседателей  по данному уголовному
делу.  На вопросы,  касающиеся их личности,  кандидаты в  присяжные
заседатели,  в  том  числе  сформированной коллегии,  давали полные
ответы, сообщали о себе объективные сведения, подробную информацию.
     Обстоятельств, предусмотренных  ст.  61  УПК  РФ,  исключающих
участие   присяжных   заседателей   сформированной    коллегии    в
производстве по уголовному делу, не установлено.
     Требования, предъявляемые к присяжным заседателям, в том числе
предусмотренные   Разделом   V   Закона   РСФСР  от  8 июля 1981 г.
"О судоустройстве  РСФСР",  действовавшим  на  момент  формирования
коллегии присяжных заседателей, не были нарушены.
     В силу закона присяжными  заседателями  не  могут  быть  лица,
имеющие  непогашенную  или  неснятую  судимость,  подозреваемые или
обвиняемые в совершении преступлений.  Такие лица,  а  также  ранее
привлекавшиеся к уголовной ответственности,  у которых судимость не
была снята или погашена, в состав сформированной коллегии присяжных
заседателей не входили.
     Муж присяжного  заседателя  Д-вой  и  бывший  муж   присяжного
заседателя  К-ой,  о которых упоминается в представлении прокурора,
привлекались к уголовной ответственности более двадцати лет  назад,
судимость у них в установленном законом порядке погашена,  а вопрос
кандидатам в присяжные заседатели задавался о том,  имеет ли кто из
их  близких  родственников  судимость,  имеют  ли они судимых ранее
близких родственников.  Из  приобщенных  к  представлению  сведений
видно,  что  Д-ва  и  К-я вступили в брак соответственно с Д.  и К.
после отбытия последними наказания.  Данных,  свидетельствующих  об
осведомленности  Д-вой  и  К-ой  о  фактах  привлечения  их мужей к
уголовной ответственности до совместной с ними жизни,  по  делу  не
имеется,  не приведено таковых и в представлении.  Кроме того, брак
К-ой расторгнут.
     При таких     обстоятельствах    утверждения    прокурора    в
представлении о том,  что Д-ва  и  К-я  скрыли  судимости  мужей  и
вердикт вынесен незаконным составом коллегии присяжных заседателей,
нельзя признать обоснованными.
     Самоотводы кандидатов   в   присяжные  заседатели,  отводы  их
сторонами разрешены председательствующим по  делу  в  установленном
законом порядке, в соответствии с положениями ст. 328 УПК РФ.
     Председательствующий судья также выяснял у сторон,  имеются ли
у   них   заявления  о  роспуске  образованной  коллегии  присяжных
заседателей  ввиду  тенденциозности  ее  состава  и   неспособности
вынести   объективный   вердикт.   Таких  заявлений  от  участников
судебного разбирательства не поступало.


                           ____________