Бюллетень № 4 от 25.04.2006



   2. Умышленное уничтожение или повреждение отдельных предметов
         с использованием огня в условиях, исключающих его
     распространение на другие объекты и возникновение угрозы
      причинения вреда жизни и здоровью людей, а также чужому
    имуществу, надлежит квалифицировать по ч. 1 ст. 167 УК РФ,
     если это деяние повлекло причинение значительного ущерба

            Постановление Президиума Верховного Суда РФ
                  от 16 ноября 2005 г. N 756-П05

                           (Извлечение)


     Вологодским областным судом 23 июля 2003 г.  Сайдаков  осужден
по  пп.  "ж",  "и"  ч. 2  ст. 105 УК РФ,  ч. 4 ст. 166 УК РФ и ч. 2
ст. 167 УК РФ.
     По делу   осужден   также  Хитров,  надзорное  производство  в
отношении которого не возбуждалось.
     Сайдаков признан    виновным    в   неправомерном   завладении
автомобилем  без  цели  хищения,   совершенном   группой   лиц   по
предварительному  сговору,  неоднократно,  с  применением  насилия,
опасного для жизни и здоровья потерпевшего, в убийстве группой лиц,
из   хулиганских  побуждений  и  в  умышленном  повреждении  чужого
имущества путем поджога, повлекшем причинение значительного ущерба.
     Преступления совершены при следующих обстоятельствах.
     В ночь с 28 февраля на 1 марта  2003  г.  Сайдаков  и  Хитров,
находившиеся   в  состоянии  алкогольного  опьянения,  договорились
совершить угон такси. С этой целью на такси, управляемом Богачевым,
они приехали на территорию кладбища, где напали на водителя, избили
его,  при этом Хитров нанес потерпевшему несколько ударов по голове
и шее, после чего поместили Богачева в багажник, сами сели в машину
и поехали.
     Совместными действиями  осужденные причинили потерпевшему вред
здоровью в виде ран на лице и шее.
     Совершив угон   такси,   Сайдаков   и  Хитров  из  хулиганских
побуждений  решили  убить  Богачева,  для  чего  вытащили  его   из
багажника  и стали наносить ему множественные удары руками и ногами
по голове,  туловищу и конечностям.  Хитров домкратом несколько раз
ударил  потерпевшего  по  голове.  После  этого  Сайдаков  подтащил
Богачева  к  машине,  поместил  голову  потерпевшего  между   левой
передней  дверцей  и  левой  стойкой  такси  и несколько раз ударил
дверцей по голове.
     Смерть Богачева наступила на месте происшествия.
     Кроме того,  после угона  такси  и  убийства  водителя  Хитров
предложил Сайдакову поджечь угнанную машину.  Сайдаков согласился и
бросил в салон такси подожженный им кусок синтетического материала,
от чего произошел пожар,  в результате машина получила повреждения.
Сумма ущерба составила 18 811 руб.
     Судебная  коллегия   по  уголовным  делам  Верховного  Суда РФ
5 ноября 2003  г.  приговор  в  отношении  Сайдакова  оставила  без
изменения.
     Осужденный Сайдаков  в  надзорной  жалобе  просил  об   отмене
приговора в части его осуждения по ч.  2 ст.  105 и ч. 2 ст. 167 УК
РФ, а также о переквалификации его действий с ч. 4 ст. 166 УК РФ на
ч. 2 ст. 166 УК РФ и смягчении наказания.
     Президиум Верховного Суда РФ 16  ноября  2005  г.,  рассмотрев
надзорную   жалобу   осужденного   Сайдакова,   проверив  материалы
уголовного  дела,  оставил  жалобу   без   удовлетворения,   указав
следующее.
     Вина Сайдакова   в   преступлениях   установлена    судом    и
подтверждена   собранными  по  делу  и  исследованными  в  судебном
заседании доказательствами.
     Так, осужденный  по  этому  же  делу  Хитров  показал,  что на
территории кладбища в машине  такси  Сайдаков  напал  на  водителя,
нанес ему удары кулаком в лицо. Он, Хитров, схватил потерпевшего за
одежду,  стал  удерживать,  Сайдаков   открыл   дверцу,   вытолкнул
потерпевшего из машины, стал избивать, достал нож и нанес несколько
скользящих ударов водителю по лицу.  Затем  потерпевшего  продолжил
бить ногами Сайдаков, после чего завел машину, вместе они поместили
избитого водителя в багажник. Немного проехав, машина забуксовала в
сугробе.  Сайдаков  подтащил  водителя  к  левой  передней дверце и
несколько раз ударил этой  дверцей  его  по  голове,  затем  поджег
автомобиль, и они (Хитров и Сайдаков) ушли с территории кладбища.
     Сам Сайдаков  подтвердил  в   судебном   заседании,   что   на
территории  кладбища  он и Хитров напали на водителя такси и что он
(Сайдаков) наносил удары ногой по телу потерпевшего.
     В соответствии  с протоколом выемки у Сайдакова изъяты куртка,
брюки и  ботинки,  в  которые  он  был  одет  во  время  совершения
преступления.  По  заключению  эксперта,  на  этих вещах обнаружена
кровь человека, которая могла произойти от потерпевшего Богачева.
     Согласно заключению   судебно-медицинской   экспертизы  смерть
Богачева наступила в результате тупой травмы головы, образовавшейся
от  многократных  ударно-травматических воздействий тупыми твердыми
предметами.
     При таких  обстоятельствах,  оценив  все  доказательства  в их
совокупности,  суд  обоснованно  признал  несостоятельными   доводы
Сайдакова о неприменении насилия к водителю такси при угоне машины,
о непричастности к убийству потерпевшего  и  поджогу  автомашины  и
правильно   признал   его   виновным   в  неправомерном  завладении
автомобилем  без  цели  хищения,   совершенном   группой   лиц   по
предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни
и  здоровья  потерпевшего,  в  убийстве  Богачева  группой  лиц  из
хулиганских побуждений и в умышленном повреждении чужого имущества,
повлекшем причинение значительного ущерба.
     Вместе с  тем,  исходя  из  положений  ч.  1  ст.  410 УПК РФ,
согласно которым при рассмотрении уголовного дела в порядке надзора
суд  не  связан  доводами  надзорной  жалобы и вправе проверить все
производство  по  уголовному  делу  в  полном   объеме,   Президиум
Верховного  Суда  РФ  изменил приговор и кассационное определение в
отношении Сайдакова.
     Квалифицируя действия  Сайдакова по ч.  2 ст.  167 УК РФ,  суд
исходил из того, что осужденные такси подожгли.
     Между тем   по   смыслу   закона  умышленное  уничтожение  или
повреждение отдельных предметов с использованием огня  в  условиях,
исключающих  его  распространение на другие объекты и возникновение
угрозы причинения вреда жизни и  здоровью  людей,  а  также  чужому
имуществу,  надлежит квалифицировать по ч.  1 ст.  167 УК РФ,  если
потерпевшему причинен значительный ущерб.
     Как видно  из  материалов  дела,  Сайдаков  и  Хитров подожгли
угнанное  ими  такси  на   территории   кладбища,   что   исключало
возможность  причинения  вреда чужому имуществу или распространения
огня на иные объекты.
     С учетом  изложенного действия Сайдакова переквалифицированы с
ч.  2 ст.  167 УК РФ на ч.  1 ст. 167 УК РФ (умышленное повреждение
чужого имущества, причинившее значительный ущерб потерпевшему).
     Кроме того,  согласно изменениям, внесенным в Уголовный кодекс
Российской  Федерации  Федеральным  законом  от  8 декабря 2003 г.,
п. "б" ч.  2  ст.  166  УК  РФ,  предусматривавший  квалифицирующий
признак преступления "неоднократно", признан утратившим силу.
     Согласно ч.  1 ст.  10 УК РФ новый уголовный закон, смягчающий
наказание или иным образом улучшающий положение лица,  совершившего
преступление,  имеет обратную силу,  в связи с чем из  описательной
части    приговора    и    кассационного    определения    исключен
квалифицирующий признак неправомерного завладения  автомобилем  без
цели хищения "неоднократно".


                           ____________