Бюллетень № 6 от 30.06.2006



           6. Подпункт "а" п. 2 разъяснения Министерства
         труда Российской Федерации от 16 мая 1994 г. N 7
          "О порядке установления и исчисления трудового
              стажа для получения процентных надбавок
          к заработной плате лицам, работающим в районах
          Крайнего Севера, приравненных к ним местностях,
          в южных районах Дальнего Востока, Красноярского
               края, Иркутской и Читинской областей,
             Республики Бурятия, в Республике Хакасия"
            признан недействующим с 23 декабря 2004 г.

                     Решение Судебной коллегии
              по гражданским делам Верховного Суда РФ
                  от 30 июня 2005 г. N ГКПИ05-727

                           (Извлечение)


     Ц. обратилась в Верховный Суд  РФ  с  заявлением  о  признании
недействующим   подп.  "а"  п.  2  разъяснения  Министерства  труда
Российской Федерации от 16 мая 1994 г.  N 7 "О порядке установления
и  исчисления  трудового  стажа для получения процентных надбавок к
заработной плате  лицам,  работающим  в  районах  Крайнего  Севера,
приравненных  к  ним местностях,  в южных районах Дальнего Востока,
Красноярского края,  Иркутской  и  Читинской  областей,  Республики
Бурятия,  в  Республике  Хакасия"  (далее  -  Разъяснение),  считая
оспариваемое предписание Разъяснения не соответствующим Конституции
Российской  Федерации,  Трудовому  кодексу  Российской  Федерации и
нарушающим трудовые права граждан,  которые могут  быть  ограничены
федеральным  законом  только  в той мере,  в какой это необходимо в
целях  защиты   основ   конституционного   строя,   нравственности,
здоровья,   прав  и  законных  интересов  других  лиц,  обеспечения
обороноспособности страны и безопасности государства.
     Судебная  коллегия  по  гражданским  делам  Верховного Суда РФ
30 июня 2005 г. удовлетворила заявление Ц. по следующим основаниям.
     В соответствии  со  ст.  315  ТК  РФ  оплата  труда  в районах
Крайнего Севера и приравненных к ним  местностях  осуществляется  с
применением   районных   коэффициентов   и  процентных  надбавок  к
заработной плате.
     Согласно ст.  317 Кодекса лицам, работающим в районах Крайнего
Севера и приравненных к ним  местностях,  выплачивается  процентная
надбавка  к  заработной  плате  за стаж работы в данных районах или
местностях. Размер процентной надбавки к заработной плате и порядок
ее выплаты устанавливаются в порядке,  определяемом ст. 316 Кодекса
для установления  размера  районного  коэффициента  и  порядка  его
применения. Суммы указанных расходов относятся к расходам на оплату
труда в полном размере.
     В подп. "а" п. 2 Разъяснения предусмотрено, что трудовой стаж,
дающий право на получение процентных надбавок  к  заработной  плате
работникам  предприятий,  расположенных в районах Крайнего Севера и
приравненных к ним местностях,  а также в  южных  районах  Дальнего
Востока,   Красноярского  края,  Иркутской  и  Читинской  областей,
Республики  Бурятия,  в  Республике  Хакасия,  не  суммируется  при
поступлении на работу после прекращения трудового договора в случае
осуждения работника к наказанию,  исключающему продолжение  прежней
работы,  в  соответствии  с приговором суда,  вступившим в законную
силу.
     Оспариваемое предписание    Разъяснения    не    соответствует
вышеприведенным нормам Трудового кодекса Российской  Федерации,  из
анализа которых следует, что процентная надбавка к заработной плате
является составной  частью  оплаты  труда  и  по  своему  характеру
относится  не  к  стимулирующим выплатам за достижение определенных
результатов работы,  а к гарантиям и компенсациям,  предоставляемым
за  работу в особых климатических условиях.  Возникновение права на
указанную надбавку  поставлено  в  зависимость  непосредственно  от
стажа  работы  в  районах  Крайнего  Севера  и  приравненных  к ним
местностях.
     При этом  ни  Трудовой  кодекс Российской Федерации,  ни Закон
Российской  Федерации   от   19  февраля   1993   г.     N   4520-I
"О государственных  гарантиях и компенсациях для лиц,  работающих и
проживающих  в  районах  Крайнего  Севера  и  приравненных  к   ним
местностях"  не  связывают  предоставление гарантий и компенсаций с
причинами  расторжения  трудового  договора,   не   предусматривают
оснований,   по   которым  может  быть  прекращено  или  ограничено
возникшее у работника право на  процентную  надбавку  к  заработной
плате  в  соответствии  со стажем его работы в особых климатических
условиях.
     В оспариваемом предписании Разъяснения подменены понятия "стаж
работы"  и  "непрерывный  стаж  работы",  что  ограничивает   право
работника  на  вознаграждение  за  труд,  снижает  установленный на
основании закона  размер  оплаты  труда  на  величину  имевшейся  у
работника  процентной  надбавки,  лишает  возможности  учета  стажа
работы в особых климатических условиях  за  период,  предшествующий
вступлению в законную силу приговора суда, по которому работник был
осужден к наказанию, исключающему продолжение прежней работы.
     Таким образом,   фактически   работник   привлекается   к   не
предусмотренной законом ответственности в виде лишения его права на
процентную  надбавку  к  заработной  плате  за стаж работы в особых
климатических  условиях,  что  не  соответствует  ст.  132  ТК  РФ,
запрещающей  какую-либо  дискриминацию при установлении и изменении
размеров заработной платы и других условий оплаты труда.
     Не может   служить   основанием   к  отказу  в  удовлетворении
требования заявительницы и  положение  п.  1  постановления  Совета
Министров - Правительства Российской Федерации от 7 октября 1993 г.
N 1012 "О порядке установления и  исчисления  трудового  стажа  для
получения процентной надбавки к заработной плате лицам,  работающим
в районах Крайнего  Севера,  приравненных  к  ним  местностях  и  в
остальных  районах Севера",  в силу которого трудовой стаж,  дающий
право на получение процентных надбавок к заработной плате названной
категории лиц, суммируется независимо от сроков перерыва в работе и
мотивов прекращения трудовых отношений,  за исключением  увольнения
за виновные действия.
     Согласно правовой  позиции  Кассационной  коллегии  Верховного
Суда РФ, изложенной в определении от 23 декабря 2004 г. N КАС04-596
по делу по заявлению М.  об оспаривании п. 22 и подп. "б", "и", "к"
п.  27  Инструкции  о  порядке предоставления социальных гарантий и
компенсаций  лицам,  работающим  в  районах  Крайнего  Севера  и  в
местностях,  приравненных к районам Крайнего Севера, в соответствии
с действующими нормативными правовыми актами (утвержденной приказом
Министерства  труда  РСФСР  от  22  ноября  1990  г.  N  2),  ранее
установленное  правовое  регулирование,  которое  связывает  размер
процентной надбавки с причиной увольнения,  а не со стажем работы в
районах  Крайнего  Севера  и   приравненных   к   ним   местностях,
противоречит нормам Трудового кодекса Российской Федерации.
     При таких обстоятельствах на основании ч.  2 ст. 11 ГПК РФ при
вынесении  решения суд применяет непосредственно нормы федерального
закона, которым оспариваемое предписание Разъяснения противоречит.
     Поскольку определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ
от  23  декабря  2004  г.,  которым  были  признаны  недействующими
правовые  предписания,  сходные  с оспариваемым по настоящему делу,
вступило в законную силу  с  момента  его  оглашения,  с  этого  же
времени   подлежит   признанию  недействующим  и  подп.  "а"  п.  2
Разъяснения.
     Судебная коллегия  по  гражданским  делам  Верховного  Суда РФ
заявление Ц.  удовлетворила:  признала недействующим с  23  декабря
2004 г.  подп.  "а" п.  2 разъяснения Министерства труда Российской
Федерации от  16  мая  1994  г.  N  7  "О  порядке  установления  и
исчисления  трудового  стажа  для  получения  процентных надбавок к
заработной плате  лицам,  работающим  в  районах  Крайнего  Севера,
приравненных  к  ним местностях,  в южных районах Дальнего Востока,
Красноярского края,  Иркутской  и  Читинской  областей,  Республики
Бурятия, в Республике Хакасия".
     Решение вступило в законную силу.


                           ____________