Бюллетень № 6 от 30.06.2006



      4. Ограничение права на судебное обжалование действий и
   решений, затрагивающих права и законные интересы граждан, на
      том лишь основании, что эти граждане не были признаны в
    установленном порядке участниками производства по делу, не
          соответствует Конституции Российской Федерации

                   Определение Судебной коллегии
               по уголовным делам Верховного Суда РФ
                   от 20 июня 2005 г. N 45-Д05-9

                           (Извлечение)


     Прокурором  Кировского  района  г.  Екатеринбурга  19   января
2004 г.  возбуждено  уголовное  дело  по  признакам   преступления,
предусмотренного  ч.  4  ст.  159 УК РФ,  по факту приобретения ООО
"Фирма "Дежа" права собственности на здание  памятника  архитектуры
местного значения "Торговые ряды".
     Постановлением   судьи      Кировского     районного      суда
г. Екатеринбурга от 6 сентября 2004 г.  жалоба директора ООО "Фирма
"Дежа" Дербенева о  нарушении  прав  и  законных  интересов  его  и
Общества  удовлетворена,  постановление   прокурора  от  19  января
2004 г.   признано    незаконным    и   необоснованным,    прокурор
Свердловской  области   обязан   устранить   допущенные   нарушения
уголовно-процессуального закона.
     Судебная коллегия  по уголовным делам Свердловского областного
суда постановление судьи оставила без изменения.
     Судьей Свердловского    областного    суда    по    надзорному
представлению прокурора возбуждено надзорное производство.
     Президиум Свердловского  областного  суда  24  ноября  2004 г.
судебные  решения  отменил,  производство   по   жалобе   Дербенева
прекратил,  указав,  что заявитель по факту приобретения ООО "Фирма
"Дежа" права собственности на здание памятника архитектуры местного
значения   "Торговые   ряды"   к   уголовной   ответственности   не
привлекался, не задерживался по подозрению в данном преступлении, и
под  стражу  его не заключали,  он не являлся участником уголовного
судопроизводства,  его  жалоба  на  постановление   о   возбуждении
уголовного   дела   недопустима   на   данной   стадии  досудебного
производства по уголовному делу.
     В надзорной   жалобе   Дербенев   указал,   что  постановление
президиума Свердловского областного  суда  от  24  ноября  2004  г.
принято  с  нарушением  норм материального и процессуального права,
полагал,  что  постановлением  о  возбуждении  уголовного  дела   и
наложением  ареста  на  имущество  ООО  "Фирма "Дежа" были нарушены
права и законные интересы его и возглавляемого им Общества, так как
юридические   лица   обладают  теми  же  правами  по  защите  своих
интересов,  что  и  граждане,  при  этом  ссылался   на   положения
Конституции  Российской  Федерации  и соответствующие постановления
Конституционного Суда Российской  Федерации,  просил  постановление
президиума областного суда отменить.
     Судебная  коллегия  по  уголовным  делам  Верховного  Суда  РФ
20 июня   2005  г.  удовлетворила  надзорную  жалобу  по  следующим
основаниям.
     Президиум Свердловского   областного   суда,  не  рассматривая
надзорное представление  по  существу,  прекратил  производство  по
жалобе   Дербенева,  указав,  что  к  моменту  рассмотрения  жалобы
Дербенев участником уголовного судопроизводства не являлся, поэтому
жалоба его недопустима.
     Между тем в своих решениях по  вопросам  о  соответствии  норм
Уголовно-процессуального  кодекса  Российской Федерации Конституции
Российской  Федерации  Конституционный  Суд  Российской   Федерации
неоднократно  признавал  не  соответствующим Конституции Российской
Федерации любое ограничение права на судебное обжалование  действий
и  решений,  затрагивающих права и законные интересы граждан на том
лишь основании,  что эти граждане не были признаны в  установленном
порядке участниками производства по делу.
     В Постановлении от 27 июня 2000 г.  N 11-П "По делу о проверке
конституционности  положений  части первой статьи 47 и части второй
статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с  жалобой
гражданина  В.И.Маслова"  Конституционный  Суд Российской Федерации
установил,  что обеспечение гарантируемых  Конституцией  Российской
Федерации   прав   и  свобод  человека  и  гражданина  в  уголовном
судопроизводстве обусловлено не формальным признанием лица тем  или
иным   участником  производства  по  уголовному  делу,  а  наличием
определенных  сущностных  признаков,  характеризующих   фактическое
положение    этого    лица    как    нуждающегося   в   обеспечении
соответствующего   права.   Данная   позиция   была    подтверждена
Конституционным  Судом  Российской  Федерации   в   Определении  от
22 января 2004 г.  N 119-О "По  жалобе  гражданки  Семеновой  Лилии
Михайловны  на  нарушение  ее конституционных прав частью четвертой
статьи 354 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации".
     Названные решения  Конституционного  Суда Российской Федерации
имели силу на момент вынесения указанных выше  судебных  решений  и
действительны  в  настоящее  время,  а  выраженная  в  них правовая
позиция в полной мере распространяется на  отношения,  регулируемые
ст.ст. 123, 402 УПК РФ.
     Возбуждение уголовного дела по  ст.  159  УК  РФ  предполагает
виновные действия конкретных лиц, в данном случае - руководства ООО
"Фирма "Дежа",  в  частности,  его  директора  Дербенева,  который,
исходя из содержания текста постановления,  фактически находился на
положении подозреваемого.
     Возбуждение уголовного  дела  по  факту  совершения ООО "Фирма
"Дежа"  мошенничества  (как  следует  из  содержания  постановления
прокурора от 19 января 2004 г.) и одновременное наложение ареста на
принадлежащее Обществу имущество лишают Общество  и  его  директора
Дербенева  гарантированного  ст.ст.  34,  35 Конституции Российской
Федерации права владеть,  пользоваться и распоряжаться  собственным
имуществом, свободно заниматься предпринимательской и экономической
деятельностью.
     Согласно ст.  123  УПК  РФ  действия  (бездействие)  и решения
прокурора     могут     быть     обжалованы     в     установленном
уголовно-процессуальным   законом  порядке  не  только  участниками
уголовного судопроизводства,  но также иными лицами в той части,  в
которой   производимые   процессуальные   действия   и  принимаемые
процессуальные решения затрагивают их интересы.
     Дербенев является директором ООО "Фирма "Дежа". В соответствии
с  Уставом  этого  общества   директор   Общества   -   единоличный
исполнительный  орган,  он  без  доверенности  действует  от  имени
Общества,  представляет   его   в   отношениях   с   организациями,
предприятиями,    учреждениями,    государственными    органами   и
гражданами,  в том числе представляет его  интересы,  распоряжается
недвижимым  имуществом,  несет  ответственность  перед Обществом за
убытки, причиненные его виновными действиями (бездействием).
     Положения п. 3 ст. 40 Федерального закона от 8 февраля 1998 г.
N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" президиум во
внимание не принял,  изложенные выше обстоятельства не учел, оценки
им не дал.
     Кроме того,  не  лишены  оснований утверждения в жалобе о том,
что юридические лица обладают  теми  же  правами  по  защите  своих
интересов,  что  и  граждане,  и  вправе через своих представителей
обратиться с жалобой на нарушение прав  в  тех  случаях,  когда  их
деятельность  связана  с  реализацией конституционных прав граждан,
являющихся их членами.
     Согласно ст.  407  УПК  РФ  суд  надзорной  инстанции  о дате,
времени и месте заседания извещает лиц, указанных в ст. 402 УПК РФ.
В судебном заседании принимают участие, наряду с другими, лица, чьи
интересы непосредственно затрагиваются жалобой или  представлением,
при   условии  заявления  ими  об  этом  ходатайства.  Таким  лицам
предоставляется возможность ознакомиться с надзорными  жалобой  или
представлением.
     Суд надзорной инстанции требования ст. 407 УПК РФ не выполнил,
в связи с этим Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда
РФ постановление президиума Свердловского областного суда отменила,
надзорное  представление  с  материалами  дела  направила  на новое
судебное рассмотрение в президиум  Свердловского  областного  суда,
поскольку  надзорное представление не рассматривалось по существу и
были нарушены права заявителя.


                           ____________