Бюллетень № 6 от 30.06.2006



      7. Оглашение показаний потерпевших и свидетеля вопреки
  требованиям ст. 281 УПК РФ и необоснованное использование их в
         качестве доказательств повлекло отмену приговора

                   Определение Судебной коллегии
               по уголовным делам Верховного Суда РФ
                   от 3 июня 2005 г. N 82-О05-13

                           (Извлечение)


     Курганским областным судом 31 января 2005 г. осуждены: Берадзе
по ч. 3 ст. 30, п. "к" ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 162 и по ч. 1 ст. 222
УК РФ, Гогиашвили  по п. "з" ч. 2 ст. 105, п. "в" ч. 4 ст. 162 и по
ч. 1 ст. 222 УК РФ.
     Они признаны  виновными  в  незаконном  ношении огнестрельного
оружия и боеприпасов,  разбойном нападении на  потерпевшего;  кроме
того, Гогиашвили - в убийстве, сопряженном с разбоем, а Берадзе - в
покушении на убийство.
     В кассационных  жалобах  осужденные  Гогиашвили  и Берадзе,  а
также адвокаты в защиту их  интересов  просили  приговор  отменить,
дело направить на новое судебное разбирательство. Адвокаты в защиту
интересов Гогиашвили отмечали,  что в судебном заседании  показания
свидетеля  Хецадзе  необоснованно  оглашены,  так  как  причина его
неявки в суд не была установлена.
     Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 3 июня
2005  г.  приговор  отменила,  дело  направила  на  новое  судебное
разбирательство, указав следующее.
     Как следует  из  приговора,  в  основу  обвинения  Берадзе   и
Гогиашвили  были положены показания потерпевших Максимова и Лисьих,
а также свидетеля Хецадзе.
     Вместе с  тем  из  протокола судебного заседания следует,  что
потерпевшие Максимов и Лисьих в судебное заседание не явились.  При
этом  причина  неявки  Лисьих  не  была установлена,  а потерпевший
Максимов, как это видно из постановления судьи, отказался явиться в
судебное заседание.
     В соответствии с ч.  1 ст.  281  УПК  РФ  оглашение  показаний
потерпевшего,   ранее   данных  при  производстве  предварительного
расследования,  воспроизведение   аудио-   и   (или)   видеозаписи,
киносъемки  допросов  допускаются с согласия сторон в случае неявки
потерпевшего.
     Вопреки данному  требованию  закона суд при возражении стороны
защиты,  в том числе осужденных,  огласил в судебном  заседании  по
ходатайству государственного обвинителя показания Максимова, данные
на  очной  ставке  с  Гогиашвили,  а  также   осуществил   просмотр
видеозаписи  показаний  Лисьих,  данных  им  при  выходе  на  место
происшествия.
     При этом  в обоснование своих действий суд в приговоре указал,
что запрет на оглашение показаний потерпевшего без согласия  сторон
в  случае его неявки относится лишь непосредственно к протоколу его
допроса,  а не к протоколу очной ставки  и  проверке  показаний  на
месте происшествия, которые являются самостоятельными следственными
действиями.
     Судебная коллегия  по уголовным делам Верховного Суда РФ такой
вывод суда сочла не соответствующим закону.
     Как следует из протоколов очной ставки и проверки показаний на
месте  происшествия,  в  них  изложены  показания  потерпевших   об
обстоятельствах,  очевидцами  которых  они являлись.  В этом смысле
никакой   принципиальной   разницы   между   такими   следственными
действиями,   как  допрос  потерпевших,  очная  ставка  и  проверка
показаний на месте  происшествия,  не  имеется. Поэтому  требования
ч. 1 ст. 281 УПК РФ распространяются и на них.
     В судебном заседании также при наличии возражений  со  стороны
осужденных  и  их  защитников  были  оглашены  показания  свидетеля
Хецадзе.
     Из рапорта  судебного  пристава  видно,  что Хецадзе в октябре
2004 г.  был депортирован в Республику Грузия.  Именно поэтому  суд
огласил показания свидетеля, несмотря на возражения стороны защиты.
     Согласно п.  3 ч.  2 ст.  281 УПК РФ  при  неявке  в  судебное
заседание  потерпевшего  или  свидетеля  суд  вправе по ходатайству
стороны или по собственной инициативе принять решение об  оглашении
ранее  данных  ими  показаний  в  случае  отказа  потерпевшего  или
свидетеля,  являющегося иностранным гражданином,  явиться по вызову
суда.
     Однако из материалов  дела  следует,  что  у  суда  не  только
отсутствовали  данные  об  отказе свидетеля явиться в суд,  но он о
необходимости  явки  не  извещался  и  не  вызывался   в   судебное
заседание.
     При таких  обстоятельствах  следует  признать,  что  показания
потерпевших   и   свидетеля   были   оглашены  вопреки  требованиям
уголовно-процессуального  закона  и  необоснованно  использованы  в
качестве доказательств.
     С учетом изложенного  Судебная  коллегия  по  уголовным  делам
Верховного  Суда  РФ  приговор  в  отношении  Берадзе  и Гогиашвили
отменила, дело направила на новое судебное разбирательство в тот же
суд в ином составе судей.
     В связи с отменой приговора из-за допущенных  судом  нарушений
уголовно-процессуального  закона  Судебная коллегия Верховного Суда
РФ не может  дать  оценку  доводам  кассационного  представления  и
кассационных   жалоб   об   обоснованности   осуждения   Берадзе  и
Гогиашвили,  правильности квалификации их действий и  соразмерности
назначенного наказания.  Поэтому при новом судебном разбирательстве
для принятия законного и обоснованного решения  следует  не  только
устранить  указанные  нарушения  закона,  но и дать оценку доводам,
изложенным в кассационном представлении государственного обвинителя
и кассационных жалобах осужденных и адвокатов.


                           ____________