Бюллетень № 8 от 29.08.2006



     1. При решении вопроса о признании договора купли-продажи
   жилого помещения недействительным на основании ст. 168 ГК РФ
    судом должно быть установлено, каким требованиям конкретных
  законов или иных правовых актов не соответствует данный договор

        Определение Судебной коллегии по гражданским делам
                        Верховного Суда РФ
                 от 17 января 2006 г. N 5-В05-106

                           (Извлечение)


     10 апреля   1998   г.   Т.,   действующая  за  себя  и  своего
несовершеннолетнего сына Д. (1992 года рождения), и государственное
предприятие  "Красная  звезда"  заключили  договор  о  приватизации
двухкомнатной квартиры в г. Москве.
     10 декабря  1999  г.  С.  и  Т.,  действующая за себя и своего
несовершеннолетнего  сына  Д.,  заключили   договор   купли-продажи
квартиры в Конаковском районе Тверской области. По условиям данного
договора Т. купила 1/3, а Д. - 2/3 указанной квартиры.
     17 января  2000 г.  Т.  обратилась с заявлением к главе управы
района "Головинский" Северного административного округа г. Москвы с
просьбой  дать  разрешение  на  перерегистрацию несовершеннолетнего
сына Д. по новому адресу. Заявление Т. было удовлетворено.
     16 февраля  2000 г.  Т.  заключила с Ф.  договор купли-продажи
приватизированной квартиры в г. Москве. 4 апреля 2000 г. Московским
комитетом  по  регистрации  прав  была  произведена государственная
регистрация этого договора.
     Головинский межрайонный  прокурор обратился в суд с заявлением
в интересах  несовершеннолетнего  Д.  к  Т.  и  Ф.  -  о  признании
недействительным договора купли-продажи данной квартиры.  Заявление
обосновано тем,  что жилое помещение было продано с нарушением прав
несовершеннолетнего Д.  В связи с этим прокурор просил суд признать
договор недействительным.
     Решением  Головинского  районного  суда  г.  Москвы  от 5 июля
2001 г.  (оставленным   без   изменения   судебной   коллегией   по
гражданским делам Московского городского суда 16 октября 2001 г.  и
президиумом Московского городского суда 13 января 2005 г.)  договор
купли-продажи    квартиры    признан   недействительным,   квартира
возвращена Т. и Д.; с Т. в пользу Ф. взыскано 19 980 долларов США.
     В надзорной жалобе Ф. просил отменить судебные постановления и
направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
     Судебная  коллегия  по  гражданским  делам  Верховного Суда РФ
17 января 2006 г. удовлетворила надзорную жалобу, указав следующее.
     Судебными инстанциями   при   вынесении   постановлений   были
существенно нарушены нормы материального права.
     Удовлетворяя заявление  прокурора,  суд  первой инстанции (и с
ним  согласились  судебная   коллегия   и   президиум   Московского
городского  суда)  исходил  из  того,  что  при заключении договора
купли-продажи квартиры были нарушены права несовершеннолетнего  Д.,
что  повлекло  существенное  ухудшение  его  жилищных условий;  при
продаже  квартиры  Т.  представила  документы,  не  соответствующие
действительности; совершая сделку, она нарушила интересы ребенка.
     Однако с выводами судебных инстанций согласиться нельзя.
     Как видно   из   материалов   дела,   квартира   в  г.  Москве
принадлежала  на   праве   совместной   собственности   Т.   и   ее
несовершеннолетнему  сыну  Д.  Т.  являлась законным представителем
сына и могла выступать в защиту его прав и интересов в отношениях с
любыми физическими и юридическими лицами без специальных полномочий
(п. 1 ст. 64 СК РФ).
     В соответствии с абз.  3 п.  3 ст.  60 СК РФ при осуществлении
родителями правомочий  по  управлению  имуществом  ребенка  на  них
распространяются       правила,      установленные      гражданским
законодательством в отношении распоряжения  имуществом  подопечного
(ст.  37  ГК  РФ).  В силу п.  2 ст.  37 ГК РФ опекун не вправе без
предварительного разрешения органа опеки и попечительства совершать
сделки по отчуждению имущества подопечного.
     Из распоряжения главы управы  района  "Головинский"  Северного
административного  округа  г.  Москвы  от 22 марта 2000 г.,  письма
комиссии по охране прав детей этой управы  от  31  марта  2000  г.,
распоряжения главы Конаковского района Тверской области от 5 января
2000  г.  усматривается,  что  орган  опеки  и  попечительства  дал
разрешение на продажу квартиры в г. Москве.
     Таким образом,  условия при заключении договора  купли-продажи
квартиры между Т., Д. (интересы которого представляла его мать Т.),
а также Ф. были соблюдены.
     Согласно ст.  168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям
закона  или  иных  правовых  актов,   ничтожна,   если   закон   не
устанавливает,  что  такая сделка оспорима,  или не предусматривает
иных последствий нарушения.
     По смыслу  приведенной  правовой  нормы  при решении вопроса о
признании сделки недействительной на основании ст.  168 ГК РФ судом
должно  быть установлено,  каким требованиям конкретных законов или
иных правовых актов не соответствует сделка.
     Между тем  суд,  формально  сославшись  на ст.  168 ГК РФ,  не
установил,  требования  каких  правовых  актов  были  нарушены  при
заключении договора купли-продажи квартиры.
     Норма ст.  60 СК РФ,  на которую  наряду  со  ст.  168  ГК  РФ
сослался суд,  при заключении договора не была нарушена. Какие-либо
другие основания  для  признания  договора  купли-продажи  квартиры
недействительным,  предусмотренные  параграфом  2  главы  10 ГК РФ,
судом не исследовались и в решении не приведены.
     Ухудшение Т. жилищных условий своего несовершеннолетнего сына,
если оно не подпадает под основания,  предусмотренные  законом  для
признания  сделок  недействительными,  само  по  себе  не  является
основанием   для   признания   договора   купли-продажи    квартиры
недействительным.
     Судебная коллегия по  гражданским  делам  Верховного  Суда  РФ
отменила  состоявшиеся  по  делу судебные постановления и направила
дело на новое рассмотрение в Головинский районный суд г. Москвы.


                           ____________