Бюллетень № 9 от 25.09.2006



             1. Вывод суда о правомерности определения
          в законе субъекта Российской Федерации условий
             осуществления деятельности по организации
          и содержанию тотализаторов и игорных заведений
            на территории субъекта Российской Федерации
                        признан незаконным

            Постановление Президиума Верховного Суда РФ
                  от 12 апреля 2006 г. N 248-ПВ05

                           (Извлечение)


     Законом  Белгородской  области  от  28 октября  2004 г.  N 147
"О размещении объектов  игорного  бизнеса  на  территории  области"
определен порядок размещения объектов игорного бизнеса.
     В силу ч.  1 ст.  2 указанного Закона  хозяйствующие  субъекты
обязаны  согласовывать  размещение  объектов  игорного  бизнеса  на
территории   муниципальных   образований   с   органами    местного
самоуправления  этих  образований,  в  соответствии  с  действующим
законодательством.  Частью 2  данной  статьи  запрещено  размещение
игорных заведений в жилых домах,  на рынках,  в зданиях вокзалов, в
учреждениях культуры,  в зданиях действующих общеобразовательных  и
медицинских   учреждений,   в  зданиях  и  помещениях  организаций,
осуществляющих культовую и иную религиозную деятельность, а также в
зонах,   определенных   п.  1  ст.  40  Градостроительного  кодекса
Российской  Федерации  (в  зонах,  определенных   п.   1   ст.   35
Градостроительного  кодекса  Российской  Федерации - в ред.  Закона
области от 4 мая 2005 г. N 190).
     Исполняющий обязанности    прокурора    Белгородской   области
обратился в суд с заявлением о признании  недействующими  положений
ст. 3, ч. 2 ст. 2 Закона Белгородской области от 28 октября 2004 г.
в части запрета размещения игорных заведений на рынках,  в  зданиях
вокзалов,  в учреждениях культуры, а также зонах, определенных п. 1
ст.  40  Градостроительного  кодекса  Российской   Федерации.   ООО
"Шпиль",  также  обратившееся в суд с заявлением,  просило признать
недействующим данный Закон в полном объеме.  Заявители ссылались на
то,  что Белгородская областная Дума приняла этот нормативный акт с
превышением своих полномочий.
     Решением Белгородского  областного суда от 22 декабря 2004 г.,
оставленным  без  изменения  определением  Судебной   коллегии   по
гражданским  делам  Верховного  Суда  РФ  от  30  марта 2005 г.,  в
удовлетворении заявлений отказано.
     В связи  с  подачей  ООО "Шпиль" надзорной жалобы на указанные
судебные постановления и  сомнениями  в  их  законности  дело  было
истребовано и после изучения передано определением судьи Верховного
Суда РФ от  3  февраля  2006  г.  в  суд  надзорной  инстанции  для
рассмотрения по существу.
     Президиум Верховного  Суда  РФ  12  апреля  2006  г.  судебные
постановления отменил по следующим основаниям.
     В соответствии со ст.  387 ГПК РФ основаниями для  отмены  или
изменения   судебных  постановлений  нижестоящих  судов  в  порядке
надзора являются  существенные  нарушения  норм  материального  или
процессуального права.
     Отказывая в удовлетворении  заявлений,  суд  первой  инстанции
исходил  из того,  что защита прав и свобод человека и гражданина в
силу  п. "б" ч. 1 ст. 72 Конституции Российской Федерации находится
в  совместном  ведении  Российской Федерации и субъектов Российской
Федерации;  в этих целях (что следует из нормы ст.  1 оспариваемого
Закона)    законодатель   Белгородской   области   при   отсутствии
федерального закона,  регулирующего правоотношения в сфере игорного
бизнеса,  был  вправе  определить порядок размещения его объектов и
ограничить места их размещения на территории области.
     Данный вывод     суда    не    согласуется    с    федеральным
законодательством.
     Конституцией Российской   Федерации   гарантируются   единство
экономического пространства и  свобода  экономической  деятельности
(ст.  8);  право  на  свободное  использование своих способностей и
имущества для предпринимательской и иной,  не запрещенной  законом,
экономической деятельности (ст. 34).
     Эти права могут быть ограничены, однако как и сама возможность
ограничений,  так  и  их  характер  должны  определяться  на основе
Конституции Российской Федерации,  устанавливающей в ч.  3 ст.  55,
что  права  и  свободы  человека и гражданина могут быть ограничены
только федеральным законом  и  только  в  той  мере,  в  какой  это
необходимо  в целях защиты конституционного строя,  нравственности,
здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны
страны и безопасности государства.
     Из материалов  дела  видно,  что  ООО   "Шпиль"   осуществляет
деятельность  по  организации  и содержанию тотализаторов и игорных
заведений (содержание игровых автоматов) с целью получения  прибыли
(п.   2.2   ст.   2  Устава  общества).  Этот  вид  деятельности  в
соответствии с п.  1 ст.  17 Федерального закона "О  лицензировании
отдельных видов деятельности" подлежит лицензированию.
     Постановлением Правительства Российской Федерации от  15  июля
2002  г.  N  525 на основании ст.  5 названного Федерального закона
утверждено Положение о лицензировании деятельности по организации и
содержанию  тотализаторов  и игорных заведений,  в подп.  "б" п.  4
которого  установлены  лицензионные  требования   и   условия   для
осуществления  такого  вида  деятельности:  тотализаторы  и игорные
заведения не могут быть размещены в  жилых  помещениях,  в  зданиях
действующих  образовательных  и  медицинских учреждений,  а также в
зданиях и помещениях организаций,  осуществляющих культовую и  иную
религиозную деятельность.
     Анализ приведенных норм,  а также положений ст. 4 Федерального
закона  "О  лицензировании  отдельных видов деятельности" позволяет
сделать вывод о том,  что федеральный законодатель,  реализуя  свои
полномочия,  отнес  этот вид деятельности к лицензируемой и с целью
предотвращения  нанесения  ущерба   правам,   законным   интересам,
здоровью   граждан  ввел  ограничительные  меры  при  осуществлении
данного  вида  деятельности  путем  запрета   размещения   объектов
игорного бизнеса в определенных местах.
     Не учитывая при вынесении судебного решения приведенные  нормы
Конституции  Российской  Федерации,  федерального законодательства,
суд отверг доводы  заявителей  о  незаконности  расширения  перечня
ограничений   при   осуществлении  деятельности  по  организации  и
содержанию  тотализаторов  и  игорных   заведений,   установленного
федеральным   законодательством  о  лицензировании,  и  признал  их
неубедительными.  При этом, в нарушение требований ч. 4 ст. 198 ГПК
РФ,  не  указал закон,  которым он руководствовался,  и ограничился
лишь выводом об иной правовой природе оспариваемого Закона.
     В нарушение  требований  ст.  173  ГПК РФ судом не рассмотрено
заявление прокурора об отказе от части своих требований.
     Без уточнения  позиции  прокурора,  поддержавшего требования в
этом же судебном заседании уже в  полном  объеме,  как  следует  из
решения  областного  суда,  его  заявление рассмотрено лишь в части
признания незаконной ч. 2 ст. 2 Закона Белгородской области.
     Заявление в   суд  о  признании  нормативного  правового  акта
недействующим  подписано   директором   ООО   "Шпиль",   полномочия
которого,   в   нарушение  требований  ч.  2  ст.  48  ГПК  РФ,  не
подтверждены документами, удостоверяющими его служебное положение.
     Судебная коллегия  допущенные  нарушения не устранила,  выводы
суда первой инстанции признала правильными и без ссылки  на  закон,
не   приводя  мотивов,  указала,  что  нормы  оспариваемого  Закона
касаются   административных    и    градостроительных    отношений,
находящихся  в  совместном ведении Российской Федерации и субъектов
Российской Федерации.
     Президиум Верховного  Суда РФ решение Белгородского областного
суда  и  определение  Судебной  коллегии   по   гражданским   делам
Верховного  Суда РФ отменил,  дело направил на новое рассмотрение в
суд первой инстанции.


                           ____________