Бюллетень № 9 от 25.09.2006



           3. Вступивший в законную силу оправдательный
          приговор может быть пересмотрен лишь в случае,
   если судом допущены существенные (фундаментальные) нарушения,
                     повлиявшие на исход дела

            Постановление Президиума Верховного Суда РФ
                  от 10 апреля 2006 г. N 59-П06ПР

                           (Извлечение)


     Иваньков обвинялся в том,  что 29 февраля  1992  г.  во  время
возникшей  ссоры  с  гражданами  Турции Гультикен,  Уйган и Таранчи
из-за очереди на получение одежды из гардероба  ресторана  произвел
из  имевшегося у него неустановленного пистолета ПМ калибра 9 мм не
менее трех выстрелов в этих граждан,  в  результате  чего  причинил
Гультикен  и  Уйган  по  одному  сквозному  огнестрельному пулевому
ранению  грудной  клетки  с  массивным  кровотечением,  от  которых
наступила  смерть  потерпевших  на месте,  а Таранчи были причинены
сквозные огнестрельные ранения левого локтевого сустава  и  грудной
клетки,  но  смерть этого потерпевшего не наступила,  поскольку ему
была своевременно оказана медицинская помощь.
     Московским городским   судом  с  участием  коллегии  присяжных
заседателей  20 июля  2005 г.  Иваньков оправдан по п. "з" ст. 102,
ч. 2  ст. 15,  п. "з"  ст. 102  УК РСФСР на основании пп. 2, 4 ч. 2
ст. 302 УПК РФ за  непричастностью  к  совершению  преступлений,  в
соответствии   с   оправдательным   вердиктом   коллегии  присяжных
заседателей.
     За Иваньковым признано право на реабилитацию, которое включает
в  себя  право  на  возмещение  имущественного  вреда,   устранение
последствий   морального   вреда   и   восстановление  в  трудовых,
пенсионных, жилищных и иных правах.
     Судебная  коллегия  по  уголовным  делам  Верховного  Суда  РФ
14 декабря 2005 г.  приговор оставила без изменения, а кассационное
представление - без удовлетворения.
     Заместитель Генерального    прокурора    РФ    в     надзорном
представлении поставил вопрос об отмене кассационного определения и
передаче дела  на  новое  кассационное  рассмотрение,  считая,  что
приговор  суда  является  незаконным  в связи с вынесением вердикта
незаконным составом коллегии присяжных заседателей, с существенными
нарушениями  уголовно-процессуального  закона,  которые  ограничили
право  прокурора  на  представление  доказательств  и  повлияли  на
содержание  поставленных  перед  присяжными заседателями вопросов и
ответов на них. Так, в нарушение требований чч. 3, 8 ст. 328 УПК РФ
четверо  из  лиц,  вошедших  в  коллегию  присяжных заседателей (16
человек), скрыли сведения лично о себе, четверо - скрыли сведения о
своих  близких родственниках либо предоставили неверную информацию,
которая  не   позволила   сформировать   беспристрастную   коллегию
присяжных заседателей.
     Президиум Верховного Суда РФ 10  апреля  2006  г.,  рассмотрев
уголовное дело,  оставил надзорное представление без удовлетворения
по следующим основаниям.
     В  соответствии  с  п. 2  ч. 2 ст. 3  Федерального  закона  от
20 августа 2004 г. "О присяжных заседателях федеральных судов общей
юрисдикции в Российской Федерации" присяжными заседателями не могут
быть лица, имеющие непогашенную или неснятую судимость.
     Как видно  из  материалов настоящего дела,  никто из присяжных
заседателей и их родственников не имел  непогашенной  или  неснятой
судимости,  что  могло  бы  свидетельствовать  о незаконном составе
суда.
     Установлено, что  некоторые  из  присяжных  заседателей  и  их
родственников ранее были судимы,  но  их  судимости  погашены,  или
привлекались   к  административной  ответственности.  Некоторые  из
присяжных заседателей об этом не сообщили в судебном заседании, что
в надзорном представлении расценено как обстоятельство, позволившее
сформировать  тенденциозную  и  необъективную  коллегию   присяжных
заседателей.
     Президиум не может согласиться  с  этими  доводами  надзорного
представления.
     В соответствии  с  требованиями  ч.  3  ст.  328  УПК  РФ  при
формировании  коллегии  присяжных заседателей кандидаты в присяжные
заседатели обязаны правдиво  отвечать  на  задаваемые  им  вопросы,
предоставлять  необходимую информацию о себе и своих родственниках,
об отношениях с другими участниками уголовного судопроизводства.
     Как видно  из  протокола  судебного заседания по данному делу,
кандидатам в присяжные заседатели  было  предложено  сообщить,  кто
ранее   судим  или  в  настоящее  время  привлекается  к  уголовной
ответственности, кто имеет ранее судимых близких родственников либо
был или является потерпевшим по уголовному делу.
     Из протокола  судебного  заседания  видно,  что  кандидаты   в
присяжные заседатели дали правдивые ответы на заданные им вопросы в
той форме, в какой эти вопросы были сформулированы.
     В соответствии  с положениями ст.  57 УК РСФСР и ст.  86 УК РФ
погашение судимости аннулирует все правовые последствия,  связанные
с судимостью,  в связи с чем лицо, имеющее погашенную судимость, на
законном основании может отвечать, что оно не судимо.
     При таких     обстоятельствах    утверждение    в    надзорном
представлении о  том,  что  кандидаты  в  присяжные  заседатели  по
данному  делу  обязаны  были  сообщить о погашенных судимостях,  но
скрывали эти факты,  не соответствует требованиям закона.  Является
необоснованным   и   довод   о   сокрытии   факта   привлечения   к
административной ответственности присяжным Х.,  поскольку вопрос об
этом вообще не задавался.
     Вопросов о том,  привлекались ли ранее кандидаты  в  присяжные
заседатели  и  их  родственники  к  уголовной  или административной
ответственности,  задано не было,  в надзорном представлении данное
обстоятельство не оспаривалось.
     Как видно  из   протокола   судебного   заседания   по   делу,
государственными  обвинителями  не  было заявлено (в соответствии с
положениями ч.  1  ст.  330  УПК  РФ),  что  образованная  коллегия
присяжных  заседателей  не способна вынести объективный вердикт,  и
председательствующим   вопрос   о   роспуске   коллегии   присяжных
заседателей по этим основаниям не разрешался.
     Таким образом,  по данному  делу  была  сформирована  коллегия
присяжных       заседателей       на      основании      требований
уголовно-процессуального закона,  и  оснований  считать  ее  состав
незаконным, как это указано в надзорном представлении, не имеется.
     В соответствии с  положениями  ст.  405  УПК  РФ  пересмотр  в
порядке  надзора  обвинительного  приговора,  а также определения и
постановления суда в связи с  необходимостью  применения  закона  о
более  тяжком  преступлении  ввиду  мягкости  наказания или по иным
основаниям,  влекущим за собой ухудшение положения  осужденного,  а
также  пересмотр  оправдательного  приговора  либо  определения или
постановления суда о прекращении уголовного дела не допускается.
     Согласно Постановлению    Конституционного   Суда   Российской
Федерации от 11 мая 2005 г.  "По делу о проверке  конституционности
статьи  405 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в
связи   с   запросом   Курганского   областного   суда,    жалобами
Уполномоченного   по   правам   человека  в  Российской  Федерации,
производственно-технического кооператива "Содействие",  общества  с
ограниченной ответственностью "Карелия" и ряда граждан" ст. 405 УПК
РФ   в   той   мере,   в   какой   она   в   системе   действующего
уголовно-процессуального   регулирования  пересмотра  вступивших  в
законную  силу  приговоров,  не  допуская  поворот  к  худшему  при
пересмотре  судебного  решения в порядке надзора,  не позволяет тем
самым  устранить  допущенные   в   предшествующем   разбирательстве
существенные (фундаментальные) нарушения, повлиявшие на исход дела,
признана не соответствующей Конституции Российской Федерации.
     Пересмотр по   этим   основаниям   оправдательного   приговора
допускается лишь в течение года по вступлении приговора в  законную
силу.
     Несмотря на то что в надзорном представлении поставлен  вопрос
об   отмене   кассационного   определения   по   делу,   содержание
представления свидетельствует о том, что фактически в нем поставлен
вопрос   об   отмене   оправдательного  приговора,  который  назван
"незаконным и подлежащим отмене", а решение об отмене кассационного
определения,  считал заместитель Генерального прокурора РФ,  должно
быть принято на основании  признания  незаконности  оправдательного
приговора.
     В надзорном представлении содержатся и иные доводы о нарушении
судом  первой  инстанции требований уголовно-процессуального закона
при рассмотрении дела,  однако при кассационном  рассмотрении  дела
эти  доводы  опровергнуты.  Кроме того,  перечисленные нарушения не
могут быть расценены как  фундаментальные,  служащие  основанием  к
отмене  судебных  решений  в  отношении оправданного лица в порядке
надзора.
     При таких   обстоятельствах   Президиум   Верховного  Суда  РФ
кассационное определение Судебной коллегии  в  отношении  Иванькова
оставил   без   изменения,   а   надзорное   представление   -  без
удовлетворения.


                           ____________