Бюллетень № 10 от 27.10.2006



   6. В соответствии с федеральным законодательством при издании
  органами государственной власти субъектов Российской Федерации
     нормативных правовых актов вновь устанавливаемые размеры
     пособий и иных видов социальных выплат не могут быть ниже
   размеров выплат, предоставлявшихся соответствующим категориям
            граждан по состоянию на 31 декабря 2004 г.

                   Определение Судебной коллегии
              по гражданским делам Верховного Суда РФ
                 от 30 ноября 2005 г. N 53-Г05-46

                           (Извлечение)


     Прокурор Красноярского  края  обратился  в  суд с заявлением о
признании     противоречащей     федеральному     законодательству,
недействующей   и   не   подлежащей   применению  ст.  17-1  Закона
Красноярского края от 2 ноября 2000 г.  N  12-961  "О  защите  прав
ребенка",  введенной  Законом  Красноярского  края  от  24  декабря
2004 г. N 13-2843 "О внесении изменений в Закон края "О защите прав
ребенка".
     По его мнению,  установленный в ряде муниципальных образований
с  I  квартала 2005 г.  прожиточный минимум для детей ниже размеров
выплат на детей-сирот и детей,  оставшихся без попечения родителей,
находящихся  под опекой (попечительством),  которые производились в
этих муниципальных образованиях до 1 января 2005  г.,  противоречит
п.  2 ст. 153  Федерального  закона  от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ
"О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и
признании   утратившими   силу   некоторых   законодательных  актов
Российской  Федерации  в  связи  с  принятием  Федеральных  законов
"О внесении  изменений  и  дополнений в Федеральный закон "Об общих
принципах   организации   законодательных   (представительных)    и
исполнительных  органов государственной власти субъектов Российской
Федерации"   и   "Об   общих   принципах    организации    местного
самоуправления  в  Российской  Федерации".  Кроме этого, применение
ст. 17-1 Закона края заведомо ставит детей,  находящихся под опекой
(попечительством),   в  худшие  условия,  по  сравнению  с  детьми,
воспитывающимися в государственных учреждениях.
     Решением Красноярского  краевого  суда  от  22 августа 2005 г.
признана     противоречащей     федеральному      законодательству,
недействующей  и не подлежащей применению со дня принятия ст.  17-1
Закона Красноярского края от 2 ноября 2000 г.  N 12-961  "О  защите
прав ребенка".
     В кассационных жалобах председатель Законодательного  Собрания
Красноярского  края и представитель губернатора края ставили вопрос
об отмене решения ввиду неправильного применения норм материального
права.
     Судебная коллегия  по  гражданским  делам  Верховного Суда  РФ
30 ноября  2005  г.  в  удовлетворении  жалоб отказала по следующим
основаниям.
     В оспариваемом  Законе,  как указано в преамбуле,  установлены
основные  гарантии  прав  и  законных  интересов  ребенка  в  целях
создания   правовых   и   социально-экономических  условий  для  их
реализации,  а также меры социальной поддержки детей-сирот,  детей,
оставшихся без попечения родителей.
     Удовлетворяя требование прокурора,  суд пришел к обоснованному
выводу  о том,  что ст.  17-1 Закона края противоречит федеральному
законодательству.
     В силу   ч.  1  ст.  39  Конституции  Российской  Федерации  в
соответствии с целями социального государства, закрепленными в ч. 1
ст.  7, каждому гарантировано социальное обеспечение по возрасту, в
случае болезни,  инвалидности,  потери  кормильца,  для  воспитания
детей и в иных случаях, установленных законом.
     Осуществление государством  конституционной   обязанности   по
установлению   гарантий   социальной   защиты   предполагает   учет
особенностей положения определенных категорий граждан (детей-сирот,
нетрудоспособных,    малообеспеченных    и    др.),   для   которых
государственная поддержка является необходимым источником средств к
существованию.
     Согласно ч. 2 ст. 39 Конституции Российской Федерации правовые
основания предоставления социальной помощи, круг лиц, имеющих право
на ее получение, а также ее виды и размеры устанавливаются законом.
     В соответствии  со ст.  16  Федерального  закона  от  24  июля
1998 г.  N 124-ФЗ "Об основных гарантиях прав ребенка в  Российской
Федерации"   Президент   Российской   Федерации   и   Правительство
Российской Федерации устанавливают компетенцию федеральных  органов
исполнительной власти,  которые осуществляют гарантии прав ребенка,
реализуют государственную политику в интересах детей,  в том  числе
осуществляют  деятельность  в  области  образования  и  воспитания,
охраны  здоровья,  социальной  защиты,  социального   обслуживания,
содействия  социальной  адаптации  и социальной реабилитации детей,
обеспечения   их   занятости   и   охраны    труда,    профилактики
безнадзорности  и правонарушений,  организации детского и семейного
отдыха.
     Согласно  ст.  4  Федерального  закона  от  21 декабря 1996 г.
"О дополнительных гарантиях по социальной поддержке  детей-сирот  и
детей,  оставшихся без попечения родителей" дополнительные гарантии
по  социальной  поддержке  детей-сирот  и  детей,  оставшихся   без
попечения  родителей,  предоставляемые в соответствии с действующим
законодательством, обеспечиваются и охраняются государством.
     В ст.  4  Федерального  закона  "Об  основных  гарантиях  прав
ребенка в Российской  Федерации"  одной  из  целей  государственной
политики в интересах детей названо недопущение их дискриминации.
     Порядок возмещения расходов  на  выплату  ежемесячных  пособий
опекунам  на  питание,  одежду,  обувь,  мягкий  инвентарь  на одно
физическое лицо,  осуществление денежных выплат  на  детей-сирот  и
детей,  оставшихся  без  попечения  родителей,  при  поступлении  в
образовательные  учреждения  и  трудоустройстве  в  соответствии  с
нормами обеспечения воспитанников детских домов до 1 января 2005 г.
утверждался  Правительством   Российской   Федерации   и   органами
исполнительной власти субъектов Российской Федерации.
     В п.  2 ст.  153  Федерального закона  от  22 августа 2004  г.
N 122-ФЗ  закреплено,  что  при  издании  органами  государственной
власти  субъектов  Российской   Федерации   и   органами   местного
самоуправления  нормативных  правовых  актов  вновь устанавливаемые
размеры выплат пособий и иных видов социальных выплат не могут быть
ниже размеров выплат,  предоставлявшихся соответствующим категориям
граждан, по состоянию на 31 декабря 2004 г.
     Как видно из материалов дела,  прожиточный минимум для детей в
ряде муниципальных образований  Красноярского  края  ниже  размеров
выплат на детей-сирот и детей,  оставшихся без попечения родителей,
находящихся под опекой (попечительством),  которые производились  в
этих муниципальных образованиях до 1 января 2005 г.
     Из содержания  ст.  17-1  Закона  края  следует,  что   размер
денежных    средств,    выплачиваемых    опекунам    (попечителям),
приравнивается  к  величине  прожиточного  минимума  и  состоит  из
средств,   расходуемых  на  питание,  приобретение  одежды,  обуви,
мягкого инвентаря для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения
родителей.
     Подобный механизм  определения  размера  пособия  для   детей,
попавших  в  трудную жизненную ситуацию,  допускает дискриминацию в
отношении детей,  находящихся под опекой,  они поставлены в  худшие
условия,  чем дети,  воспитывающиеся в государственных учреждениях.
Примером этому может служить снижение по  сравнению  с  федеральным
законодательством   норм,   установленных  на  конкретные  продукты
питания, и т. п.
     Данный вывод  судом   сделан   на   основании   анализа   норм
обеспечения продуктами питания,  соответственно, детей, находящихся
в государственных учреждениях,  и детей,  над которыми  установлена
опека, что убедительно мотивировано в решении суда.
     При таких  обстоятельствах  суд  правильно  заключил,   что  в
ст. 17-1 Закона края,  где приравнивается размер денежных выплат на
детей  к  величине прожиточного минимума,  не учитываются положения
Федерального  закона  "Об  основных  гарантиях   прав   ребенка   в
Российской Федерации", согласно которым дети, находящиеся в трудной
жизненной ситуации,  имеют право  на  особую  заботу  и  защиту  со
стороны  федеральных  органов  власти  и  органов  власти субъектов
Российской Федерации.
     Однако ссылки  суда  на нормы Закона,  которые утратили силу с
1 января 2005 г., ошибочны.
     Несмотря на  это,  вывод  суда  об  удовлетворении  требований
прокурора является правильным.
     Суд дал  правильный  анализ  действующим  нормам  Федерального
закона от 24 июля 1998 г.  N 124-ФЗ  "Об  основных  гарантиях  прав
ребенка   в   Российской   Федерации",  которые  регулируют  данные
правоотношения, в частности ст.ст. 4, 16 этого Закона.
     Доводы, изложенные  в  кассационных  жалобах,  не  опровергают
выводов суда.
     Нормы материального  права  применены  судом  правильно,  всем
установленным  обстоятельствам,  имеющим  значение  для  разрешения
дела, дана надлежащая оценка.
     Вместе с тем решение суда в части признания оспариваемых  норм
недействующими со дня их принятия нельзя признать правильным.
     Конституционный Суд    Российской    Федерации    неоднократно
обращался  к  вопросу  об  установлении  полномочий  судов.  В ряде
постановлений (например,  от 16 июня 1998 г.  N 19-П,  от 11 апреля
2000  г.  N  6-П,  от  27  января 2004 г.  N 1-П) выражена позиция,
согласно которой решение суда общей юрисдикции о  признании  закона
субъекта Российской Федерации противоречащим федеральному закону не
является подтверждением недействительности закона, его отмены самим
судом,  тем более лишения его юридической силы с момента издания, а
означает лишь  признание  его  недействующим  и,  следовательно,  с
момента вступления решения суда в силу, не подлежащим применению.
     Судебная коллегия по  гражданским  делам  Верховного  Суда  РФ
решение    Красноярского    краевого   суда   в   части   признания
недействующими ст.  17-1 Закона  Красноярского  края  от  2  ноября
2000 г.  N  12-961  "О защите прав ребенка" оставила без изменения,
кассационные   жалобы   председателя   Законодательного    Собрания
Красноярского   края   и   представителя  губернатора  края  -  без
удовлетворения;  это же решение изменила в другой части: определила
последствия  признания  недействующими вышеназванных норм с момента
вступления решения в законную силу.


                           ____________