Бюллетень № 10 от 27.10.2006



      5. Если по результатам проведения оперативно-розыскных
     мероприятий было возбуждено уголовное дело, то действия и
      решения сотрудников органов внутренних дел, связанные с
     проведением указанных мероприятий, обжалованию в порядке
             гражданского судопроизводства не подлежат

                   Определение Судебной коллегии
              по гражданским делам Верховного Суда РФ
                 от 12 октября 2005 г. N 14-Г05-25

                           (Извлечение)


     Постановлением начальника      Управления     по     налоговым
преступлениям  Главного  управления  внутренних  дел   (УНП   ГУВД)
Воронежской  области  от 16 июля 2004 г.  было назначено проведение
оперативно-розыскных  мероприятий   в   отношении   индивидуального
предпринимателя без образования юридического лица Л.  (обследование
помещений,  зданий,  сооружений,  сбор образцов для  сравнительного
исследования,  исследование  предметов  и  документов).  Сотрудники
оперативно-розыскной части названного Управления 6 сентября 2004 г.
провели   обследование   помещения  архива  бухгалтерии  и  изъятие
документов за 2000-2002 годы (книги хозяйственных  операций,  книги
продаж и покупок и т. д.).
     Л. обратился в суд с заявлением в порядке ст.  254 ГПК  РФ  об
оспаривании   постановления   начальника  указанного  Управления  и
действий сотрудников  милиции  по  проведению  оперативно-розыскных
мероприятий.  Он указал, что данное постановление и действия по его
исполнению  не  отвечают  требованиям  ст.ст.  5,  6,  7,  8  и  10
Федерального  закона    "Об  оперативно-розыскной  деятельности"  и
ст. 139   ГК   РФ    нарушают   его   конституционные   права    на
неприкосновенность жилища и коммерческую тайну;  в связи с изъятием
документов парализована его  предпринимательская  деятельность,  он
несет  убытки;  документы  так  и  не  были  возвращены.  Заявитель
утверждал,  что постановление  подписано  ненадлежащим  должностным
лицом,  удостоверено  гербовой  печатью  не Управления по налоговым
преступлениям, а ГУВД по Воронежской области.
     Ответчики в  суде  поясняли,  что  основанием  для  проведения
оперативно-розыскных мероприятий послужила информация  о  нарушении
Л. налогового законодательства, в отношении заявителя было заведено
оперативное дело,  а 21 сентября 2004 г. возбуждено уголовное дело;
постановление  от  16 июля 2004 г.  не противоречит ни Федеральному
закону "Об оперативно-розыскной деятельности",  ни каким-либо  иным
нормативным правовым актам; нормативные акты не содержат требований
к постановлению о  проведении  оперативно-розыскных  мероприятий  в
части указания адреса их проведения и признаков состава какого-либо
преступления.   Оспариваемые    оперативно-розыскные    мероприятия
проводились  на  стадии,  когда  речь шла о правонарушении,  а не о
преступлении и не  в  жилище  заявителя,  как  он  утверждал,  а  в
служебном помещении.
     Решением Воронежского областного  суда  от  29  июня  2005  г.
требования   Л.   удовлетворены   частично:   признаны  незаконными
постановление начальника УНП ГУВД Воронежской области  от  16  июля
2004  г.  действия сотрудников милиции по проведению обследования и
изъятию документов из принадлежащих Л. жилых и нежилых помещений; в
удовлетворении других требований отказано.
     В кассационных жалобах начальник УНП ГУВД Воронежской области,
работники  милиции  и  ГУВД  Воронежской  области ставили вопрос об
отмене  решения  суда  как  основанного  на  ошибочных  выводах   о
допущенных  сотрудниками  милиции нарушениях конституционных прав и
свобод Л.
     Судебная  коллегия  по  гражданским  делам  Верховного Суда РФ
12 октября 2005 г. решение суда отменила по следующим основаниям.
     В соответствии  со  ст. 5  Федерального  закона  от 12 августа
1995 г.  N  144-ФЗ  "Об   оперативно-розыскной   деятельности"   (с
изменениями    и    дополнениями)    органы   (должностные   лица),
осуществляющие оперативно-розыскную  деятельность,  при  проведении
оперативно-розыскных  мероприятий  должны  обеспечивать  соблюдение
прав человека и гражданина  на  неприкосновенность  частной  жизни,
личную   и   семейную  тайну,  неприкосновенность  жилища  и  тайну
корреспонденции.
     Лицо, полагающее,   что   действия   органов,   осуществляющих
оперативно-розыскную деятельность,  привели к нарушению его прав  и
свобод,   вправе  обжаловать  эти  действия  в  вышестоящий  орган,
осуществляющий оперативно-розыскную деятельность,  прокурору или  в
суд.
     Согласно требованиям  ст.  8  указанного   Закона   проведение
оперативно-розыскных      мероприятий,     которые     ограничивают
конституционные права человека и  гражданина  на  тайну  переписки,
телефонных  переговоров,  почтовых,  телеграфных  и иных сообщений,
передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право
на  неприкосновенность  жилища,  допускается на основании судебного
решения и при наличии информации:
     1. О    признаках    подготавливаемого,    совершаемого    или
совершенного  противоправного  деяния,  по  которому   производство
предварительного следствия обязательно.
     2. О  лицах,  подготавливающих,  совершающих  или  совершивших
противоправное  деяние,  по  которому производство предварительного
следствия обязательно.
     3. О  событиях  или действиях (бездействии),  создающих угрозу
государственной,   военной,   экономической    или    экологической
безопасности Российской Федерации.
     Удовлетворяя заявление Л.,  суд  указал  в  решении,  что  при
проведении  оперативно-розыскных мероприятий было нарушено право Л.
на неприкосновенность жилища,  в связи с  чем  доводы  заявителя  о
несоответствии  постановления   начальника  Управления  требованиям
Федерального   закона   "Об   оперативно-розыскной   деятельности",
нарушении  коммерческой тайны в данном случае правового значения не
имеют; все последующие действия сотрудников милиции по обследованию
помещений,  зданий,  сооружений,  сбору образцов для сравнительного
исследования,  исследованию предметов и документов,  изъятых у  Л.,
являются незаконными.
     Под нарушением права на неприкосновенность жилища, считал суд,
следует  понимать  проникновение  оперативных  работников  с  целью
осмотра  в  строение,  используемое  Л.  не  только  как  служебное
помещение, но и для временного проживания.
     Данный вывод судом сделан на  основании  утверждения  Л.,  его
жены   и  показаний  сотрудниц  П.  и  С,  допрошенных  в  качестве
свидетелей.
     Между тем  никто  из  них  не  признавал названное помещение в
качестве жилого,  поясняя, что это кабинет заявителя, где он иногда
остается ночевать и где также имеется комната отдыха.
     Сам Л.,  обращаясь в суд,  место своего жительства  указал  по
другому адресу.
     Как видно из материалов дела,  в  качестве  жилого  упомянутое
выше  здание  не  зарегистрировано  и  в  состав жилищного фонда не
включено,   для   постоянного   или   временного   проживания    не
предназначалось.
     Согласно положениям  Федерального  закона  от 20 марта 2001 г.
N 26-ФЗ   "О   внесении   изменений   и   дополнений   в  некоторые
законодательные акты Российской Федерации в  связи  с  ратификацией
Конвенции  о  защите  прав  человека и основных свобод" под жилищем
понимается: 1) индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и
нежилыми  помещениями;  2)  жилое  помещение  независимо  от  формы
собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного
или  временного  проживания;  3)  иное  помещение или строение,  не
входящие  в  жилищный  фонд,  но  предназначенные  для   временного
проживания.
     Таким образом,  вывод  суда  о  том,  что  осмотр   указанного
помещения  мог  быть  проведен только на основании соответствующего
решения суда, ошибочен.
     Следовательно, и решение суда о признании незаконными действий
сотрудников  милиции  по  обследованию  и  изъятию  документов   из
помещений, принадлежащих предпринимателю Л., является незаконным.
     Судебная коллегия по  гражданским  делам  Верховного  Суда  РФ
отметила,  что суд удовлетворил заявление Л. о признании незаконным
постановления от 16 июля 2004 г.  о проведении оперативно-розыскных
мероприятий  в  том  числе  и  по  месту нахождения администрации и
бухгалтерии  данного  предпринимателя.  Согласно  материалам   дела
именно   возбуждение  в  отношении  Л.  уголовного  дела  послужило
основанием для обращения его в суд с заявлением об оспаривании  как
постановления о проведении оперативно-розыскных мероприятий,  так и
действий по их осуществлению.
     Имеются в  деле  сведения  и  о  том,  что изъятые у заявителя
документы постановлением следователя от 22 сентября  2004  г.  были
приобщены  к  материалам  уголовного дела (возбужденном 21 сентября
2004 г. по ч. 2 ст. 198 УК РФ).
     В связи  с  этим  заявление Л.  об оспаривании постановления о
проведении оперативно-розыскных мероприятий и последующих  действий
работников  УНП ГУВД области по осмотру и изъятию документов должно
рассматриваться   в   порядке   уголовного,   а   не   гражданского
судопроизводства (глава 16 УПК РФ).
     Судебная коллегия по  гражданским  делам  Верховного  Суда  РФ
решение Воронежского областного суда отменила, производство по делу
прекратила.


                           ____________