Бюллетень № 10 от 27.10.2006



    1. Глава 29 Гражданского процессуального кодекса Российской
   Федерации и глава 19 Семейного кодекса Российской Федерации,
   регулирующие отношения по усыновлению (удочерению) детей, не
   содержат запрета на повторное обращение заявителя в суд с тем
   же требованием в случае отказа в удовлетворении первоначально
               поданного им заявления об усыновлении

                   Определение Судебной коллегии
              по гражданским делам Верховного Суда РФ
                 от 20 декабря 2005 г. N 88-Г05-19

                           (Извлечение)


     Гражданка США Б.  обратилась в суд с заявлением об усыновлении
гражданина  Российской   Федерации   С.   (1996   года   рождения),
находящегося   на   воспитании  в  государственном  образовательном
учреждении  для  детей-сирот  и  детей,  оставшихся  без  попечения
родителей.
     В обоснование заявления она указала,  что  С.  проживал  в  ее
семье  в  течение  двух  недель  в период летних каникул 2004 года,
подружился с ней и ее приемной дочерью М.  (1995 года рождения).  В
дальнейшем   общение   продолжилось  по  телефону  и  путем  обмена
письмами, между ними сложились добрые отношения. Будучи материально
обеспеченной  и  имея  опыт  в  воспитании  детей,  она в состоянии
позаботиться о ребенке,  дать ему хорошее воспитание и  лечение,  с
медицинским заключением о состоянии здоровья С. ознакомлена.
     Решением Томского  областного  суда  от  31  августа  2005  г.
заявление  Б.  об усыновлении гражданина России несовершеннолетнего
С. удовлетворено.
     В кассационном  представлении прокурора,  участвующего в деле,
поставлен вопрос об  отмене  решения  по  тем  основаниям,  что  не
доказаны   установленные  судом  первой  инстанции  обстоятельства,
имеющие значение для дела, нарушены нормы процессуального права.
     Судебная коллегия  по  гражданским  делам  Верховного  Суда РФ
20 декабря 2005 г.  в удовлетворении представления отказала, указав
следующее.
     Усыновление согласно ст.  124 СК РФ  допускается  в  отношении
несовершеннолетних детей и только в их интересах.
     В соответствии со ст.ст.  16,  17 Декларации  о  социальных  и
правовых   принципах,   касающихся  защиты  и  благополучия  детей,
особенно при передаче детей  на  воспитание  и  их  усыновлении  на
национальном   и   международном   уровнях   (принятой   резолюцией
Генеральной Ассамблеи ООН 3 декабря 1986 г.),  ст.  21 Конвенции  о
правах  ребенка  (принятой  резолюцией  Генеральной  Ассамблеи  ООН
20 ноября 1989 г.)  усыновление  ребенка  за  границей  в  качестве
альтернативного  решения  вопроса  обеспечения ребенка семьей может
рассматриваться лишь в случае,  если  не  представляется  возможным
передать  его  другой  семье  на  воспитание  или  усыновление  или
обеспечить для него надлежащую заботу в стране происхождения.
     Согласно п.  4  ст.  124  СК РФ усыновление детей иностранными
гражданами или лицами без гражданства допускается в  случаях,  если
не  представляется  возможным  передать  этих детей на воспитание в
семьи  граждан  Российской  Федерации,  постоянно  проживающих   на
территории Российской Федерации,  либо на усыновление родственникам
детей  независимо  от   гражданства   и   места   жительства   этих
родственников.
     Принимая решение об удовлетворении заявления Б. об усыновлении
гражданина  России  несовершеннолетнего С,  суд правильно определил
обстоятельства,  имеющие значение для дела,  и обоснованно пришел к
выводу  о  том,  что по данному процессу усыновления были выполнены
все  указанные  выше  нормы  международного  права  и   российского
законодательства, защищающие интересы детей.
     Этот вывод  мотивирован,   подтвержден   имеющимися   в   деле
доказательствами, приведенными в решении, и оснований для признания
его неправильным не установлено.
     Доводы в  кассационном  представлении  прокурора  об  отказе в
удовлетворении требования заявительницы  об  усыновлении  С.  ввиду
того, что с таким требованием Б. уже обращалась в Томский областной
суд и решением от 28 мая 2005  г.  в  удовлетворении  заявления  об
усыновлении   данного   ребенка   ей   было   отказано,  связаны  с
неправильным толкованием закона и не  могут  служить  основанием  к
отмене  решения  суда.  В ч.  2 ст.  269 ГПК РФ предусмотрено право
иностранных  граждан,  желающих  усыновить  ребенка  -   гражданина
Российской Федерации, на обращение в соответствующий суд Российской
Федерации с таким требованием.  Глава 29 ГПК РФ и глава 19  СК  РФ,
регулирующие   отношения  по  усыновлению  (удочерению)  детей,  не
содержат запрета на повторное обращение заявителя в суд  с  тем  же
требованием   в   случае   отказа  в  удовлетворении  первоначально
поданного  им  заявления  об  усыновлении.   Граждане   по   своему
усмотрению осуществляют  принадлежащие  им  права. В соответствии с
ч. 3 ст.  62 Конституции  Российской  Федерации  права  иностранных
граждан охраняются так же, как и права российских граждан.
     Как следует  из  материалов  дела,  решением  суда  от  28 мая
2005 г.  Б. было отказано в удовлетворении заявления об усыновлении
С.  в связи с нарушением принципа приоритетного устройства  ребенка
на   воспитание   в   семье   в   стране  происхождения.  Суд  счел
неубедительным довод заявительницы о ее  возможности  по  состоянию
здоровья быть усыновителем С.  со ссылкой на то, что она (1937 года
рождения)  на  протяжении  последних  лет   принимает   медицинские
препараты  для  лечения  щитовидной  железы  и  это  заболевание не
отражено в ее медицинских документах.  Также суд исходил  из  того,
что  принятые агентством по усыновлению обязательства по контролю и
оставлению  отчетов  лишь  в  течение  первых  трех  лет   со   дня
усыновления ребенка не соответствуют требованиям ст. 121 СК РФ.
     При разрешении вопроса о допустимости заявленного  усыновления
судом  заново  проверялись  и  учитывались обстоятельства,  имеющие
значение для дела. Судом установлено, что Б. не имеет препятствий к
усыновлению С.  Ею были выполнены все указания суда, содержащиеся в
решении  от  28  мая  2005  г.  Суду  представлены   дополнительные
доказательства   того,   что   органами   опеки   и  попечительства
принимались необходимые меры к устройству  С.  в  семьи  российских
граждан,  однако  они оказались безрезультатными.  Б.  вновь прошла
освидетельствование,     представила     медицинское     заключение
Медицинского научно-практического центра г. Томска о возможности по
состоянию  здоровья  быть   усыновителем.   Кроме   того,   имеется
обязательство  агентства  "Чилдренс  Хоуп Интернешнл" по выполнению
контроля после усыновления,  включая социальную  и  психологическую
адаптацию,  изучение  условий проживания и воспитания ребенка после
усыновления,  а также пересылку отчетов по  контролю  за  условиями
пребывания  усыновленного  ребенка  в  семье  Б.  в соответствующие
учреждения  в  сроки,   установленные   Правительством   Российской
Федерации, т. е. без каких-либо временных ограничений.
     Доводы, изложенные в кассационном представлении, исследовались
в  судебном заседании и отвергнуты как не основанные на законе и не
подтвержденные материалами дела.
     Является правильным  решение  суда  и  в части обращения его к
немедленному  исполнению.  Как   видно   из   дела,   С.   страдает
заболеванием сердца, в связи с чем была достигнута договоренность о
его лечении по месту жительства заявительницы.  С учетом конкретных
обстоятельств  дела и требований ст.  212 ГПК РФ по просьбе Б.  суд
был вправе обратить решение к немедленному исполнению.
     Судебная коллегия  по  гражданским  делам  Верховного  Суда РФ
решение Томского областного суда от 31 августа 2005 г. оставила без
изменения,    кассационное    представление    прокурора    -   без
удовлетворения.


                           ____________