Бюллетень № 2 от 21.02.2007



                  2. Присвоение физическому лицу
            идентификационного номера налогоплательщика
                  не нарушает ни конституционных,
               ни каких-либо иных его прав и свобод

                   Определение Судебной коллегии
              по гражданским делам Верховного Суда РФ
                  от 1 марта 2006 г. N 13-В05-13

                           (Извлечение)


     С. обратился  в  суд  с  заявлением  об  оспаривании  действий
инспекции   МНС   России  по  Октябрьскому  району  г.  Тамбова  по
присвоению  ему  идентификационного  номера      налогоплательщика,
указывая на то,  что присвоенный без его согласия идентификационный
номер  налогоплательщика  нарушает  его  право  на  имя  и   другие
конституционные права, противоречит его религиозным убеждениям.
     Решением Октябрьского  районного  суда  г. Тамбова   от 22 мая
2003 г.  заявленные  требования  удовлетворены:  на  ИМНС России по
Октябрьскому району г. Тамбова возложена обязанность не присваивать
С. идентификационный номер налогоплательщика.
     В кассационном порядке дело не рассматривалось.
     Президиум Тамбовского областного суда, рассмотревший в порядке
надзора дело,  переданное ему определением судьи Верховного Суда РФ
от 22 сентября 2004 г.,  7 октября 2004 г. решение суда оставил без
изменения.
     Определением судьи  Верховного  Суда  РФ от 24 октября 2005 г.
дело истребовано в Верховный Суд РФ и 27 января  2006 г.   передано
для  рассмотрения  по существу в суд надзорной инстанции - Судебную
коллегию по гражданским делам Верховного Суда РФ.
     Судебная коллегия  по  гражданским  делам  Верховного  Суда РФ
1 марта 2006 г. судебные постановления отменила, указав следующее.
     В соответствии  со  ст.  387 ГПК РФ основаниями для отмены или
изменения  судебных  постановлений  нижестоящих  судов  в   порядке
надзора  являются  существенные  нарушения  норм  материального или
процессуального права.
     При рассмотрении  настоящего дела судами допущены существенные
нарушения норм материального права.
     В силу ст.  57 Конституции Российской Федерации,  п. 1   ст. 3
Налогового кодекса  Российской  Федерации  (НК  РФ)  каждый  обязан
платить законно установленные налоги и сборы.
     Из содержания  пп. 1  и  8  ст. 83, пп. 1 и 7 ст. 84,  пп. 3-6
ст. 85  НК РФ следует,  что в целях налогового контроля,  составной
частью которого является учет налогоплательщиков,  физические лица,
не   относящиеся   к   индивидуальным   предпринимателям,  подлежат
постановке на учет в  налоговых  органах  по  месту  жительства  на
основании  заявления  о  постановке  на  учет,  а  также без такого
заявления на основе информации,  предоставляемой уполномоченными на
то    законом   органами;   при   этом   налоговый   орган   обязан
незамедлительно уведомить физическое лицо о постановке его на учет,
с    указанием    присвоенного    ему   идентификационного   номера
налогоплательщика.
     В п. 7 ст. 84 НК РФ установлено, что каждому налогоплательщику
присваивается единый по всем видам налогов и сборов,  в  том  числе
подлежащих  уплате  в связи с перемещением товаров через таможенную
границу Российской  Федерации,  и  на  всей  территории  Российской
Федерации  идентификационный  номер  налогоплательщика.  Порядок  и
условия    присвоения,    применения,     а     также     изменения
идентификационного     номера     налогоплательщика    определяются
Министерством Российской Федерации по налогам и сборам.
     Приказом МНС  России  от 27 ноября 1998 г.  N ГБ-3-12/309 были
утверждены  Порядок  и  условия  присвоения,  применения,  а  также
изменения  идентификационного  номера  налогоплательщика,  согласно
которым идентификационный номер  налогоплательщика  -   физического
лица    представляет    собой    цифровой    код,    состоящий   из
последовательности двенадцати цифр,  характеризующих слева направо:
код   налогового   органа,   который   присвоил   налогоплательщику
идентификационный номер,  порядковый  номер  и  контрольное  число,
рассчитанное     по    специальному    алгоритму,    установленному
Министерством Российской Федерации по налогам и сборам.
     Таким образом,  идентификационный  номер  налогоплательщика по
своему предназначению, определенному на уровне федерального закона,
используется   наряду  с  другими  сведениями  о  налогоплательщике
исключительно в целях налогового учета и не заменяет имя  человека;
наличие  в  нем  некоего  числа,  могущего  затрагивать религиозные
чувства налогоплательщика, может носить случайный характер.
     Конституционный Суд  Российской  Федерации в своем Определении
от 10 июля 2003 г.  N 287-О об отказе  в  принятии  к  рассмотрению
жалобы ряда  граждан  на  нарушение  их конституционных прав абз. 1
п. 7 ст.  84 НК РФ  указал на отсутствие оснований утверждать,  что
абз. 1 п. 7 ст. 84 НК РФ нарушает свободу совести и вероисповедания
(ст.  28  Конституции  Российской  Федерации),   запрет   собирать,
хранить,  использовать  и распространять информацию о частной жизни
лица  без  его  согласия  (ч. 1   ст. 24   Конституции   Российской
Федерации).
     Верховным Судом  РФ  по  жалобе  П.  был  проверен  в  порядке
абстрактного  нормоконтроля приказ МНС России от 24 декабря 1999 г.
N  АП-3-12/412,  которым   внесены   изменения   и   дополнения   в
вышеупомянутый   приказ   МНС   России   от   27 ноября     1998 г.
N ГБ-3-12/309,  в  части,  устанавливающей,  что  идентификационный
номер налогоплательщика присваивается налоговым органом физическому
лицу,  не являющемуся налогоплательщиком, при учете сведений о нем,
поступающих  в  налоговый орган в соответствии с нормами  пп. 3 и 5
ст. 85 НК РФ.
     Вступившим в  законную  силу  решением  Судебной  коллегии  по
гражданским  делам  Верховного  Суда РФ от 30 мая 2000 г.  по  делу
N ГКПИ00-402   признано,   что   установленный  порядок  присвоения
физическому лицу  идентификационного  номера  налогоплательщика  не
является вторжением в частную жизнь, правило о присвоении налоговым
органом     физическому     лицу     идентификационного      номера
налогоплательщика   при   учете  сведений  о  нем  не  противоречит
Налоговому кодексу Российской Федерации.
     Следовательно, нет  оснований  для  вывода о том,  что само по
себе    присвоение    физическому    лицу    без    его    согласия
идентификационного   номера   налогоплательщика   нарушает  свободу
совести и вероисповедания либо иные конституционные права и свободы
граждан.
     В тех случаях,  когда в идентификационном номере,  присвоенном
налогоплательщику,   окажется   некое   число,   затрагивающее  его
религиозные  чувства,   налогоплательщик   не   лишен   возможности
поставить    перед    налоговым   органом   вопрос   об   изменении
идентификационного номера,  что  не  запрещено  нормами  Налогового
кодекса Российской Федерации.
     Судом не установлено в идентификационном  номере,  присвоенном
С,   наличие  какого-либо  числа,  затрагивающего  его  религиозные
чувства.  Суд   мотивировал  свое  решение  тем,   что   заявленные
требования   не   противоречат   налоговому   законодательству,  не
сопряжены с ограничением прав и законных интересов других  граждан,
не затрагивают интересов государственной безопасности, здоровья или
нравственности населения.
     При этом,  в нарушение ч. 4  ст. 198 ГПК РФ, в решении суда не
проанализированы нормы материального права, подлежащие применению к
возникшим правоотношениям;  не указано, какое именно нарушение прав
и  свобод  заявителя  было  допущено  либо  создано  препятствие  к
осуществлению  им  его  прав  и  свобод  в  результате оспариваемых
действий ИМНС России по Октябрьскому  району  г. Тамбова   и  каким
правовым нормам не соответствуют эти действия.
     Президиум Тамбовского областного  суда,  признав  оспариваемые
действия  налогового органа правомерными,  сделал ошибочный вывод о
законности проверяемого в порядке надзора  заочного  решения  суда,
принятого без учета требований ч. 4  ст. 258  ГПК РФ, сославшись на
отсутствие  в  надзорной  жалобе  доводов   о   неправомерности   и
незаконности  действий  С.  как  налогоплательщика,  что  не  имеет
правового значения  в  данном  случае,  так  как  его  действия  не
являлись предметом заявленного требования.
     Судебная коллегия по  гражданским  делам  Верховного  Суда  РФ
решение  Октябрьского  районного  суда  г.  Тамбова и постановление
президиума Тамбовского областного суда отменила,  дело направила на
новое рассмотрение в суд первой инстанции.


                           _____________