Бюллетень № 5 от 24.05.2007



             5. Органы исполнительной власти субъекта
          Российской Федерации в рамках своих полномочий
              вправе утверждать формы инвестиционных
         контрактов на предоставление земельных участков,
               находящихся в собственности субъектов
                       Российской Федерации

                   Определение Судебной коллегии
              по гражданским делам Верховного Суда РФ
                  от 22 февраля 2006 г. N 6-Г06-1

                           (Извлечение)


     31 декабря  2004  г.  правительством  Рязанской  области  было
принято   и  губернатором Рязанской области подписано постановление
N 206 "О Межведомственной комиссии Рязанской  области  по  вопросам
предоставления  земельных  участков  для  строительства и изменения
целевого назначения земельных участков".
     Прокурор Рязанской области обратился в Рязанский областной суд
с   заявлением    о    признании    противоречащими    федеральному
законодательству и недействующими со дня принятия абз. 5 раздела 2,
абз. 3  п. 10  раздела  4  Положения  о  Межведомственной  комиссии
Рязанской области по вопросам предоставления земельных участков для
строительства и изменения целевого  назначения  земельных  участков
(приложение  N  2 к указанному постановлению;  далее - Положение) и
приложения N 3   к   постановлению правительства Рязанской  области
"О Межведомственной   комиссии   Рязанской   области   по  вопросам
предоставления земельных участков  для  строительства  и  изменения
целевого   назначения   земельных  участков" (в ред. от 23 сентября
2005 г.).
     В соответствии с абз. 5 раздела 2 Положения к основным задачам
Межведомственной   комиссии   Рязанской   области    по    вопросам
предоставления  земельных  участков  для  строительства и изменения
целевого  назначения  земельных  участков   отнесено   рассмотрение
представляемых документов для составления инвестиционных контрактов
(договоров).
     В силу абз.  3 п. 10 раздела 4 Положения подготовленный проект
постановления  правительства  Рязанской  области   направляется   в
правовое  управление аппарата губернатора и правительства Рязанской
области   для    подготовки    инвестиционного    контракта    (при
необходимости).
     Приложением N  3  к  постановлению   правительства   Рязанской
области   от   31   декабря   2004   г.   N  206  утверждена  форма
инвестиционного контракта.
     В обоснование  своего  заявления  прокурор  указал на то,  что
заключение  инвестиционных  контрактов  противоречит   действующему
земельному   законодательству   Российской   Федерации,   поскольку
каких-либо  положений,  предоставляющих   органам   государственной
власти  субъектов  Российской  Федерации  полномочия  по заключению
инвестиционных контрактов и обязывающих претендентов  на  земельные
участки  заключать  их,  Земельный  кодекс  Российской Федерации не
содержит.  Кроме того, заключение таких контрактов не соответствует
требованиям  п.  1  ст.  421  ГК  РФ  о свободе договора и нарушает
положения Закона РСФСР от 22 марта 1991 г. N 948-I "О конкуренции и
ограничении  монополистической  деятельности  на  товарных рынках",
запрещающего органам государственной  власти  субъектов  Российской
Федерации  принимать  акты  и  совершать  действия,  ограничивающие
самостоятельность    хозяйствующих    субъектов     и     создающие
дискриминационные условия их деятельности.
     Решением Рязанского областного  суда  от  17  ноября  2005  г.
заявление прокурора удовлетворено.
     В кассационной жалобе Правительство Рязанской области  просило
данное решение отменить,  полагая, что судом неправильно определены
обстоятельства дела и применены нормы материального права.
     Судебная коллегия  по    гражданским делам Верховного Суда  РФ
22 февраля  2006  г.  удовлетворила  кассационную  жалобу,   указав
следующее.
     Разрешая настоящее дело,  суд исходил из того,  что,  принимая
названный  выше  нормативный  правовой  акт  в  оспариваемой части,
правительство Рязанской области вышло  за  пределы  предоставленных
ему  полномочий,  поскольку  осуществило  правовое регулирование по
вопросам   заключения    физическими    и    юридическими    лицами
гражданско-правовых  сделок, т. е.  установило  нормы  гражданского
права,  в то время как  гражданское  законодательство  находится  в
ведении Российской Федерации (п.  "о" ст. 71 Конституции Российской
Федерации) и  органы  исполнительной  власти  субъектов  Российской
Федерации  правом  на издание актов,  содержащих нормы гражданского
права, не наделены.
     Между тем  согласиться  с данным выводом суда первой инстанции
нельзя.
     Из содержания  утвержденной  правительством  Рязанской области
формы инвестиционного контракта,  которая оспаривается  прокурором,
следует,  что  данный  контракт  заключается  между  правительством
Рязанской области,  с одной стороны,  и юридическим или  физическим
лицом - инвестором,  с другой стороны; предметом контракта является
реализация инвестиционного проекта по строительству, реконструкции,
реставрации  объекта недвижимого имущества,  которая осуществляется
инвестором за счет собственных или привлеченных средств.
     Таким образом,   утверждая  форму  инвестиционного  контракта,
правительство Рязанской области каких-либо норм гражданского  права
не  создавало,  а определило порядок и формы собственного участия в
гражданско-правовых отношениях.
     Возможность участия    субъектов    Российской   Федерации   в
гражданском обороте предусмотрена в ст. 124 ГК РФ.
     При этом  в ст.  125 ГК РФ определено,  что от имени субъектов
Российской Федерации имущественные права приобретают и осуществляют
органы государственной власти субъектов в рамках их компетенции.
     В силу п. 2 ст. 26-12 Федерального закона от 6 октября 1999 г.
N   184-ФЗ   "Об   общих   принципах   организации  законодательных
(представительных) и исполнительных органов государственной  власти
субъектов   Российской  Федерации"  органы  государственной  власти
субъекта Российской Федерации вправе передавать имущество  субъекта
Российской   Федерации   во   временное  пользование  физическим  и
юридическим лицам,  отчуждать это имущество и совершать иные сделки
в  соответствии  с  федеральными  законами,  а  также  принятыми  в
соответствии с ними законами субъекта Российской Федерации.
     Согласно п.  5  ст.  63 Устава Рязанской области правительство
Рязанской области разрабатывает и реализует социально-экономическую
политику  в  Рязанской  области,  а также управляет и распоряжается
областной собственностью.
     С учетом  изложенного  правительство  Рязанской  области  было
вправе определить конкретные формы и порядок собственного участия в
гражданских   правоотношениях,   в  том  числе  и  по  распоряжению
собственностью Рязанской области.
     Кроме того, утверждение правительством Рязанской области формы
инвестиционного контракта само по себе не исключает возможности при
заключении  каждого  отдельного  договора  обсуждения его сторонами
условий контракта и при  наличии  разногласий  -  разрешения  их  в
установленном законом порядке.
     Удовлетворяя заявление прокурора,  суд в решении указал также,
что  ст.  30  Земельного  кодекса  Российской  Федерации  (ЗК  РФ),
определяющая  порядок   предоставления   земельных   участков   для
строительства    из    земель,    находящихся   в   государственной
собственности,   не   предусматривает   необходимости    заключения
инвестиционных договоров.
     Между тем суд не учел,  что  в соответствии  со  ст. 3   ЗК РФ
данным  Кодексом  урегулированы отношения по использованию и охране
земель,  в  то  время   как   правовые   и   экономические   основы
инвестиционной  деятельности,  осуществляемой  в  форме капитальных
вложений, на   территории   Российской    Федерации    определяются
Федеральным    законом   от   25   февраля      1999 г.     N 39-ФЗ
"Об инвестиционной    деятельности    в    Российской    Федерации,
осуществляемой в форме капитальных вложений".
     В силу ст.  3 указанного Закона объектами капитальных вложений
в Российской Федерации могут быть различные виды вновь создаваемого
или модернизируемого имущества, находящиеся также в государственной
собственности, а   субъектами   такой деятельности в соответствии с
пп. 1, 5 ст. 4 Закона - государственные органы.
     Согласно п.   1   ст.  8  Закона  отношения  между  субъектами
инвестиционной деятельности осуществляются на основе договора.
     Кроме того,    из    содержания    оспариваемого    прокурором
инвестиционного контракта следует,  что заключение договора  аренды
земли является лишь одним из этапов реализации контракта (п.  4.1.1
контракта).
     С учетом  изложенного  деятельность  на основе инвестиционного
контракта носит  комплексный  характер  и  не  ограничивается  лишь
правоотношениями по предоставлению земельного участка.
     При таких данных возможность заключения  названного  контракта
требованиям  земельного  законодательства  Российской  Федерации не
противоречит.
     Нельзя также   согласиться   с  выводом  суда  и  о  том,  что
заключение инвестиционного контракта  не  соответствует  положениям
ст.  7  Закона  РСФСР от 22 марта 1991 г.  N 948-I "О конкуренции и
ограничении монополистической  деятельности  на  товарных  рынках",
запрещающей  органам  государственной  власти  субъектов Российской
Федерации  принимать   акты   или   совершать   действия,   которые
ограничивают  самостоятельность  хозяйствующих  субъектов,  создают
дискриминационные  условия  деятельности  отдельных   хозяйствующих
субъектов,  если  такие  акты  или  действия имеют либо могут иметь
своим результатом недопущение,  ограничение, устранение конкуренции
и ущемление интересов хозяйствующих субъектов.
     Установление прав  и   обязанностей   участников   гражданских
правоотношений  на  основании заключенного между ними договора само
по   себе   не   может   свидетельствовать   об   ограничении    их
самостоятельности или ущемлении их интересов.
     Вместе с   тем,   как   было   указано    выше,    утверждение
правительством Рязанской области формы инвестиционного контракта не
исключает возможности обсуждения его сторонами условий контракта  и
при  наличии  разногласий  -  разрешения их в установленном законом
порядке.
     Кроме того,  по  смыслу  абз.  3  п.  10  раздела  4 Положения
заключение  инвестиционного  контракта  не  является   обязательным
условием предоставления земельных участков.
     При таких данных решение суда не может быть признано законным.
     Судебная коллегия  по  гражданским  делам  Верховного  Суда РФ
решение Рязанского областного суда отменила,  вынесла по делу новое
решение, которым в удовлетворении заявления прокурора отказала.


                           _____________