Бюллетень № 7 от 30.07.2007



             4. Частное постановление суда в отношении
                 адвоката признано необоснованным

            Постановление Президиума Верховного Суда РФ
                    от 7 июня 2006 г. N 71-П06

                       (И з в л е ч е н и е)


     По приговору  Пермского  областного  суда от 2 августа 2004 г.
осуждены Измайлов Б.  по п.  "з" ч. 2 ст. 105, п. "б" ч. 4 ст. 162,
п.  "в" ч.  4 ст. 162 УК РФ и Измайлов А. по п. "б" ч. 4 ст. 162 УК
РФ.
     Одновременно с  постановлением  приговора  2  августа  2004 г.
Пермским областным судом вынесено частное постановление,  в котором
обращено  внимание  Адвокатской  палаты Пермской области и Главного
управления   Министерства   юстиции   по   Пермской    области    и
Коми-Пермяцкому  автономному  округу  на  установленный  факт  дачи
адвокатом А.  ложных показаний в судебном заседании и предложено по
вступлении  приговора  в  законную силу решить вопрос о лишении его
права заниматься адвокатской деятельностью.
     При этом  в  частном постановлении указано,  что допрошенный в
судебном заседании  по  ходатайству  защиты  в  качестве  свидетеля
адвокат  А.  показал,  что перед допросом в качестве подозреваемого
Измайлов Б.  сообщил ему о применении к нему недозволенных  методов
ведения   следствия,  продемонстрировал  следы  побоев,  сообщил  о
вынужденной  даче  им  "признательных"  показаний.  После   допроса
Измайлова Б.,  проведенного в его присутствии,  он,  адвокат А., по
просьбе подзащитного подписал протокол допроса,  не  внеся  в  него
никаких  замечаний  и  заявлений о применении недозволенных методов
ведения следствия.
     Заявление адвоката   в   судебном   заседании   о  вынужденном
признании  Измайловым  Б.  вины  в  совершенных  преступлениях  под
воздействием  недозволенных  методов  ведения следствия суд признал
неубедительным. Объяснение адвоката о том, что в ходе допроса он не
сделал никаких заявлений, так как якобы жизни Измайлова Б. угрожала
опасность,  суд не принял во внимание.  Такое  утверждение,  указал
суд,  противоречит требованиям ч. 1 ст. 49 УПК РФ, в соответствии с
которой  защитник  обязан  осуществлять  защиту  прав  и  интересов
подозреваемых  и  обвиняемых  и оказывать им юридическую помощь при
производстве  по  уголовному  делу,  а  также   свидетельствует   о
непонимании   А.  принципов  уголовного  судопроизводства  и  своих
обязанностей как защитника.
     Следовательно, адвокат   на   допросах  с  его  участием  имел
реальную  возможность  заявить  о   применении   к   подозреваемому
Измайлову  Б.  недозволенных  методов допросов,  если таковые имели
место в действительности, однако этого не сделал.
     Сопоставив доказательства  по  делу  с  содержанием  показаний
свидетеля А.  в судебном заседании,  суд пришел к выводу о том, что
адвокат  А.,  поддержав  позицию  защиты  и  подсудимых,  тем самым
стремился опорочить законные следственные действия,  проведенные  с
его   участием,  чтобы  путем  признания  их  недопустимыми  помочь
Измайлову Б. избежать уголовной ответственности за содеянное.
     Судебная коллегия  по  уголовным  делам   Верховного   Суда РФ
7 декабря 2004 г.  оставила частное постановление  областного  суда
без изменения.
     Адвокат осужденного в  надзорной  жалобе  поставил  вопрос  об
отмене частного постановления суда и кассационного определения.
     Президиум Верховного Суда  РФ  7  июня  2006  г.  удовлетворил
надзорную жалобу адвоката по следующим основаниям.
     Суд допросил адвоката А.  в качестве свидетеля по  ходатайству
защитника подсудимого Измайлова Б. - адвоката Н.
     Согласно протоколу судебного заседания перед допросом А.  было
разъяснено,  что  он обладает свидетельским иммунитетом,  ему также
разъяснены права и обязанности,  предусмотренные  ст.  56  УПК  РФ,
положения ст.  51 Конституции Российской Федерации, он предупрежден
об ответственности по ст.ст.  307, 308 УК РФ задачу заведомо ложных
показаний.
     Между тем  в  ст.  56  УПК  РФ  изложены  не  только  права  и
обязанности свидетеля.
     В соответствии с пп.  2 и 3 ч.  3 ст.  56 УПК РФ адвокат А. не
подлежал  допросу в качестве свидетеля об обстоятельствах,  ставших
ему известными в связи с обращением к нему за  юридической  помощью
или в связи с ее оказанием.
     Суд, однако,  это требование  уголовно-процессуального  закона
нарушил,  несмотря на то,  что все обстоятельства, о которых А. был
допрошен,  стали ему известны в связи с  оказанием  им  юридической
помощи Измайлову Б.  при допросах его в качестве подозреваемого,  а
затем в качестве обвиняемого.
     Поэтому доводы  в  надзорной  жалобе о том,  что приведенные в
частном постановлении суда показания адвоката  А.,  допрошенного  в
качестве  свидетеля вопреки вышеуказанному запрету,  в силу ст.  75
УПК  РФ  являются  недопустимыми  доказательствами,   основаны   на
требованиях уголовно-процессуального закона.
     При таких данных выводы суда о даче адвокатом  А.  в  судебном
заседании ложных показаний нельзя признать законными.
     Президиум Верховного Суда  РФ  отменил  частное  постановление
суда и кассационное определение в отношении адвоката А.


                           _____________