Бюллетень № 7 от 30.07.2007



              1. Дополнительной квалификации действий
             виновного по ст. 127 УК РФ не требуется,
            если его умысел был направлен не на лишение
           потерпевших свободы, а на применение насилия
           в ходе разбойного нападения и вымогательства
                     для завладения имуществом

            Постановление Президиума Верховного Суда РФ
                    от 24 мая 2006 г. N 823-П05

                       (И з в л е ч е н и е)


     По приговору  Московского городского суда от 3 декабря 1999 г.
Королев осужден по ч.  1 ст.  327, п. "в" ч. 3 ст. 162, п. "б" ч. 3
ст. 163, пп. "а", "в", "г", "ж" ч. 2 ст. 127, ч. 4 ст. 33, пп. "д",
"ж",  "з" ч.  2 ст.  105, пп. "д", "ж", "з", "н" ч. 2 ст. 105, ч. 2
ст. 222 УК РФ.
     По делу также осужден Железных, в отношении которого надзорное
производство не возбуждалось.
     Преступления совершены при следующих обстоятельствах.
     В феврале   1998   г.   Королев  изготовил  подложный  паспорт
гражданина, вклеив в паспорт на имя Прудникова фотографию Железных.
Этот документ использовался при совершении других преступлений.
     Договорившись о нападении в целях  хищения  чужого  имущества,
Железных   и  Королев  приготовили  ножовку,  топорик,  кухонный  и
перочинный ножи, шнур, ленту-скотч, наручники, газовый пистолет.
     Под предлогом  найма  квартиры,  используя поддельный паспорт,
они обратились в фирму "Новый дом" и совместно с сотрудником  фирмы
Иконниковой,  неосведомленной об их преступных намерениях, 3 апреля
1998 г. незаконно проникли в квартиру, в которой проживала Горобец.
     Железных и   Королев   выразили   намерение   снять  указанную
квартиру.  При  этом  Железных  предъявил  Горобец  и   Иконниковой
поддельный паспорт на имя Прудникова.  В момент оформления договора
найма Железных напал на Иконникову и причинил ей своими  действиями
телесные повреждения, не опасные для жизни.
     В это время Королев совершил аналогичные действия в  отношении
Горобец,  причинив  ей  ссадины,  кровоподтеки и царапины лица,  не
повлекшие кратковременного расстройства  здоровья.  Затем  Железных
обошел квартиру,  составляя список ценного имущества,  а Королев по
его предложению надел Иконниковой на голову полиэтиленовый пакет  и
оттащил ее в ванную комнату, где оставил на длительное время.
     Железных, посчитав,  что ценностей  в  квартире  недостаточно,
стал  вымогать  у  Горобец 10 тыс.  долларов США,  угрожая в случае
отказа  причинением  ей  тяжкого  вреда  здоровью   с   применением
имевшихся  у  него  предметов,  используемых  в качестве оружия,  и
убийством.  Поняв,  что у Горобец не имеется  требуемой  суммы,  он
добился  от потерпевшей согласия взять в долг деньги и отдать ему и
Королеву требуемую сумму.  Угрожая Горобец физической  расправой  и
убийством,   Железных   заставлял  потерпевшую  совершить  убийство
Иконниковой и ее действия снимал на видеокамеру с целью дальнейшего
шантажа.
     Чтобы скрыть  ранее  совершенный  разбой,  Железных  предложил
Королеву  задушить Иконникову.  Королев сдавил ей шею удавкой,  что
привело к механической асфиксии,  от которой потерпевшая скончалась
на месте.
     Железных и Королев завладели принадлежащими Горобец серьгами и
наручными часами,  не представляющими ценности,  а  также  деньгами
Иконниковой в сумме 200 долларов США. Затем во исполнение умысла на
завладение 10  тыс.  долларов  США  Железных  совместно  с  Горобец
приехал  в  гостиницу  "Интурист",  где  был  задержан сотрудниками
правоохранительных органов.
     Судебная коллегия   по   уголовным делам  Верховного  Суда  РФ
13 июня    2000    г.    изменила   приговор:   действия   Королева
переквалифицировала с ч.  2 ст.  222 УК РФ на ч. 4 ст. 222 УК РФ  и
освободила  его в этой части от уголовной ответственности в связи с
истечением срока давности.  В остальной части приговор оставила без
изменения.
     Постановлением судьи Оленегорского городского суда  Мурманской
области  от  17 августа 2004 г.  приговор приведен в соответствие с
Федеральным законом от 8 декабря 2003  г.  и  постановлено  считать
Королева осужденным  по  ч. 1  ст. 327  УК РФ   (в ред.  от 13 июня
1996 г.), по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в ред. от 13 июня 1996 г.),
по пп.  "а",  "в" ч. 2 ст. 163 УК РФ (в ред. от 8 декабря 2003 г.),
по пп.  "а", "в", "г", "ж"  ч. 2  ст. 127  УК РФ,  по ч. 4 ст. 33 и
пп. "д", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ (в ред. от 8 декабря 2003 г.),
по  пп. "д",  "ж",  "з"  ч. 2  ст. 105  УК РФ  (в ред. от 8 декабря
2003 г.).
     Судебная коллегия по уголовным  делам  Мурманского  областного
суда 30 ноября 2004 г.  постановление изменила:  определила считать
Королева осужденным   по ч. 1  ст. 327  УК РФ   (в ред.  от 13 июня
1996 г.),  п.  "в" ч.  3 ст. 162 УК РФ (в ред. от 13 июня 1996 г.),
пп.  "а",  "в" ч.  2 ст. 163 УК РФ (в ред. от 13 июня 1996 г.), пп.
"а",  "в", "г", "ж" ч. 2 ст. 127 УК РФ (в ред. от 13 июня 1996 г.),
ч.  4 ст.  33 и пп.  "д",  "ж",  "з"  ч. 2 ст. 105 УК РФ (в ред. от
13 июня 1996 г.),  пп.  "д", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ (в ред. от
13 июня 1996 г.).
     Королев в  надзорной жалобе просил отменить судебные решения в
части осуждения его по ч.  2 ст. 127, ч. 4 ст. 33 и ч. 2 ст. 105 УК
РФ  и  производство  по  делу  прекратить  за  отсутствием в деянии
состава преступления,  а  также переквалифицировать его  действия с
п. "в"  ч.  3  ст.  162 УК РФ   на ч. 3  ст.  162 УК РФ (в ред.  от
8 декабря 2003 г.),  снизить  ему  срок  наказания,  в  обоснование
указывая,  что  при  нападении  на  Горобец ее здоровью не причинен
тяжкий вред,  а Иконникова  не  была  объектом  нападения,  и  цель
убийства  последней  была  иной.  К  Горобец также не предъявлялось
требований оставаться в определенном месте,  не было прямого умысла
на   лишение   ее   свободы.   Его  действия  не  образуют  состава
подстрекательства к убийству.
     Президиум Верховного  Суда РФ 24 мая 2006 г.  изменил судебные
решения по следующим основаниям.
     Преступление, за которое Королев осужден по ч. 1 ст. 327 УК РФ
(подделка официального документа,  предоставляющего права,  в целях
его  использования),  отнесено  законом  к  категории  преступлений
небольшой тяжести.  С момента его совершения в феврале 1998 г. и до
вступления  приговора  в  законную  силу  13  июня  2000 г.,  когда
состоялось кассационное рассмотрение  дела,  истек  предусмотренный
п. "а"  ч. 1  ст. 78  УК РФ  срок  давности привлечения к уголовной
ответственности.  В связи с этим суд кассационной инстанции  должен
был освободить Королева от наказания,  назначенного по ч. 1 ст. 327
УК РФ,  однако такое определение не  вынесено,  поэтому  необходимо
внести в судебные решения соответствующее изменение.
     Квалифицируя действия Королева по пп.  "а", "в", "г", "ж" ч. 2
ст.  127  УК  РФ,  устанавливающей  ответственность  за  незаконное
лишение человека свободы,  суд в приговоре указал,  что потерпевшие
Иконникова  и  Горобец  на протяжении примерно трех часов незаконно
удерживались в квартире последней, при этом нападавшие сковывали их
наручниками,   рот   каждой   залепили  липкой  лентой,  на  голову
Иконниковой периодически надевали полиэтиленовый пакет  и  помещали
ее на некоторое время в ванную комнату.
     Между тем  из  обстоятельств  дела  следует,  что  ограничение
свободы   в   данном   случае   являлось  одной  из  форм  насилия,
применяемого  к  потерпевшим  в   ходе   разбойного   нападения   и
вымогательства для завладения имуществом.
     Поскольку умысел Королева при этом был направлен не на лишение
потерпевших   свободы,   а   на   хищение   чужого   имущества,  то
дополнительной квалификации по пп.  "а", "в", "г", "ж" ч. 2 ст. 127
УК РФ не требуется, в связи с чем указание на осуждение Королева по
данной статье подлежит исключению из приговора.
     Кроме того,  Королев   необоснованно   осужден по ч. 4 ст. 33,
пп. "д",  "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ (за подстрекательство Горобец
к убийству Иконниковой).
     Как видно из приговора, суд пришел к выводу о том, что Королев
и   Железных  не  договаривались  подстрекать  Горобец  к  убийству
Иконниковой.
     Согласно ч.  4  ст.  33  УК РФ подстрекателем признается лицо,
склонившее другое лицо к  совершению  преступления  путем  уговора,
подкупа, угрозы или другим способом.
     Однако суд  не  установил,  совершил  ли  Королев   какие-либо
действия,  которые могли бы рассматриваться как подстрекательство к
убийству.
     Из описания   в   приговоре  преступного  деяния,  признанного
доказанным,  следует,  что в процессе вымогательства  Королев  лишь
привел  Иконникову  из  ванной  комнаты  в  коридор и,  посадив ее,
привязал ноги к ножке стула.
     Склонял же  Горобец  к  убийству  Иконниковой,  как  указано в
приговоре,  Железных,  который при этом вручил ей удавку и, угрожая
физической расправой и убийством,  заставлял ее затягивать петлю на
шее Иконниковой.
     При таких обстоятельствах судебные решения в части указания на
осуждение Королева по ч.  4 ст.  33, пп. "д", "ж", "з" ч. 2 ст. 105
УК РФ подлежат отмене,  а дело - прекращению на основании п. 2 ч. 1
ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.
     Довод Королева  о необходимости переквалификации его действий,
связанных с разбойным нападением,  на ч. 3 ст. 162 УК РФ (в ред. от
8 декабря 2003 г.) в связи с тем, что нападение совершалось якобы в
отношении одной Горобец, необоснован.
     Судом установлено,  что  действия нападавших в отношении обеих
потерпевших были объединены единым  умыслом  и  направлены,  в  том
числе при лишении жизни Иконниковой, на достижение корыстной цели -
завладение чужим имуществом.
     В то  же  время квалификацию содеянного по признаку совершения
разбойного нападения с незаконным проникновением  в  жилище  нельзя
признать обоснованной.
     Как видно из материалов дела,  в квартиру  Горобец  нападавшие
пришли   с   разрешения  потерпевшей,  которая  намеревалась  сдать
квартиру в аренду  и  сама  впустила  их,  чтобы  обсудить  условия
договора.  Поэтому   квалифицирующий   признак разбоя "с незаконным
проникновением в жилище" - п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ - из приговора
в отношении Королева необходимо исключить.
     Суд неправильно    квалифицировал     убийство     потерпевшей
Иконниковой    как    совершенное    Королевым   группой   лиц   по
предварительному сговору.
     Из приговора   следует,  что  Королев  был  лишь  исполнителем
убийства: по предложению Железных он задушил Иконникову.
     Поскольку квалификация  убийства  по  признаку "группой лиц по
предварительному сговору" предполагает не менее  двух  исполнителей
преступления,  что  в  данном  случае не установлено,  то осуждение
Королева по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ является ошибочным и подлежит
исключению из судебных решений.
     Кроме того,  ни сам способ убийства,  ни другие обстоятельства
его  совершения  не  давали суду оснований квалифицировать действия
Королева по признаку "с особой жестокостью".  Ссылка в приговоре на
то,  что  перед  лишением  жизни и в процессе совершения убийства к
Иконниковой применялись истязания, необоснованна.
     Более того,   следственными  органами  Королеву  не  вменялось
применение к потерпевшей истязания как признака  проявления  особой
жестокости  при  убийстве.  Пункт  "д"  ч.  2  ст.  105 УК РФ также
подлежит исключению.
     На основании  изложенного Президиум Верховного Суда РФ отменил
судебные решения в отношении Королева в части осуждения его по ч. 4
ст. 33, пп. "д", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ и производство по делу
в этой части прекратил на основании п.  2 ч.  1 ст.  24 УПК  РФ  за
отсутствием в деянии состава преступления;  эти же судебные решения
в  отношении  Королева  изменил:  освободил   его   от   наказания,
назначенного по ч. 1 ст. 327 УК РФ; исключил пп. "а", "в", "г", "ж"
ч.  2 ст.  127 УК РФ,  а также пп.  "ж",  "д" ч.  2 ст.  105 УК РФ;
исключил    квалифицирующий    признак    разбоя    "с   незаконным
проникновением   в жилище";    смягчил ему наказание по п. "з" ч. 2
ст. 105 УК РФ и при назначении наказания на основании  ч. 3  ст. 69
УК РФ по совокупности преступлений.


                           _____________