Бюллетень № 9 от 28.09.2007



           6. Пункт 25 Положения об аттестации экспертов
         в государственных судебно-экспертных учреждениях
            Министерства юстиции Российской Федерации,
            утвержденного приказом Министерства юстиции
         Российской Федерации от 23 декабря 2004 г. N 196,
                       признан недействующим

                 Определение Кассационной коллегии
               Верховного Суда РФ от 25 июля 2006 г.
                            N КАС06-266

                           (Извлечение)

     Приказом Министерства   юстиции   Российской   Федерации    от
23 декабря  2004  г.  N  196  утверждено  Положение  об  аттестации
экспертов    в   государственных   судебно-экспертных   учреждениях
Министерства юстиции Российской Федерации (далее - Положение).
     М. обратилась в Верховный Суд  РФ  с  заявлением  о  признании
недействующим  п.  25  данного Положения,  предусматривающего,  что
вопрос  о  внеочередной  аттестации  работника  судебно-экспертного
учреждения   на   право   самостоятельного   производства  судебной
экспертизы    рассматривается     Центральной     или     зональной
экспертно-квалификационными   комиссиями,  проводившими  предыдущую
аттестацию работника: по мотивированному представлению руководителя
СЭУ; по мотивированному представлению Управления судебно-экспертных
учреждений Минюста России;  Центральной  экспертно-квалификационной
комиссией   самостоятельно   в   случае   нарушений   аттестованным
работником  требований  и  норм  действующего  законодательства   и
ведомственных    нормативных    актов,    регулирующих   экспертную
деятельность,  которые могут  повлечь  за  собой  нанесение  ущерба
правам  и  законным  интересам  граждан;  в  случае  несоответствия
эксперта  заявленной  квалификации  при  прохождении   внеочередной
аттестации   на   право   самостоятельного   производства  судебной
экспертизы  свидетельство  о  присвоении   права   самостоятельного
производства   судебной   экспертизы  утрачивает  силу  и  подлежит
возврату в экспертно-квалификационную комиссию.
     В обоснование заявленного требования М.  ссылалась на то,  что
оспариваемая норма Положения не соответствует федеральному закону и
нарушает права и законные интересы самой заявительницы.
     Решением Судебной  коллегии  по  гражданским  делам Верховного
Суда РФ от 26 мая 2005 г. в удовлетворении требований отказано.
     В кассационной  жалобе М.  просила отменить судебное решение в
связи с неправильным применением норм материального права.
     Кассационная коллегия  Верховного  Суда  РФ  25  июля  2006 г.
решение отменила по следующим основаниям.
     Отказ в  признании  недействующим  п.  25  Положения  Судебная
коллегия мотивировала тем,  что  оспариваемая  норма  соответствует
ст. 13  Федерального  закона  от 31 мая 2001 г.  "О государственной
судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации",  в которой
законодатель  делегировал федеральным органам исполнительной власти
право по изданию нормативных правовых актов,  определяющих  порядок
проведения  аттестации работников судебно-экспертных учреждений,  в
том числе и порядок проведения внеочередной аттестации.
     Однако с  выводом  суда о делегировании законодателем (ст.  13
названного Федерального закона) федеральным органам  исполнительной
власти   (в   данном   случае  -  Министерству  юстиции  Российской
Федерации) права по установлению  порядка  проведения  внеочередной
аттестации согласиться нельзя.
     В ст.    13    Федерального    закона    "О    государственной
судебно-экспертной    деятельности    в    Российской    Федерации"
предусмотрено обязательное  проведение  экспертно-квалификационными
комиссиями   аттестации   экспертов   на   право   самостоятельного
производства   судебной   экспертизы,   а    федеральным    органам
исполнительной    власти    действительно    предоставлено    право
устанавливать нормативными  правовыми  актами  порядок  определения
уровня   профессиональной   подготовки   экспертов   и  порядок  их
аттестации.
     Проведение же    внеочередной    аттестации   экспертов   этим
Федеральным  законом  (и  каким-либо  другим  законом)  вообще   не
предусмотрено.
     Более того,   приведенной   ст.   13    Федерального    закона
периодичность   пересмотра  экспертно-квалификационными  комиссиями
уровня  профессиональной   подготовки   экспертов   установлена   и
составляет пять лет.
     Таким образом,  именно п.  25 Положения введено  проведение  в
отношении  экспертов  внеочередной  аттестации,  результаты которой
имеют для экспертов важное значение,  поскольку согласно  этому  же
пункту   Положения  в  случае  несоответствия  эксперта  заявленной
квалификации  при  прохождении  внеочередной  аттестации  на  право
самостоятельного  производства  судебной экспертизы свидетельство о
присвоении права самостоятельного производства судебной  экспертизы
утрачивает  силу  и  подлежит возврату в экспертно-квалификационную
комиссию.
     Поэтому закрепленное в п. 25 Положения проведение внеочередной
аттестации экспертов в случаях и при условиях, предусмотренных этим
же пунктом,  по существу является дополнительным ограничением права
экспертов на осуществление самостоятельного  производства  судебной
экспертизы   в  период  между  очередными  пересмотрами  уровня  их
профессиональной подготовки, проводимыми каждые пять лет.
     При этом  последствия  внеочередной аттестации экспертов такие
же,  как  и  при  очередной  аттестации.  Следовательно,   введение
дополнительной    обязанности    пройти   внеочередную   аттестацию
ограничивает предусмотренное ч.  1 ст.  37  Конституции  Российской
Федерации  и  ст.  2  ТК  РФ право работника свободно распоряжаться
своими  способностями  к  труду,  осуществлять  выбранный  им   вид
деятельности.
     При данных обстоятельствах вывод суда  о  соответствии  п.  25
Положения   упомянутому  Федеральному  закону  является  ошибочным.
Указанный  пункт  нормативного  правового  акта  явно  противоречит
требованиям   ст.   13   Федерального   закона  "О  государственной
судебно-экспертной   деятельности   в   Российской   Федерации"   и
ограничивает   право   эксперта   на  самостоятельное  производство
судебной  экспертизы  в   пятилетние   периоды   между   очередными
пересмотрами уровня его профессиональной подготовки без прохождения
внеочередных аттестаций.  Поэтому ошибочен вывод суда и о том,  что
п. 25 Положения не нарушает предусмотренных законом прав М.
     В соответствии с ч.  3 ст. 55 Конституции Российской Федерации
права  и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только
федеральным законом.
     Поскольку такое     ограничение    (проведение    внеочередных
аттестаций  экспертов  на   право   самостоятельного   производства
судебной  экспертизы)  не установлено в Федеральном законе,  п.  25
Положения,   определяющий   возможность   проведения   внеочередной
аттестации экспертов и порядок ее проведения,  принят Министерством
юстиции  Российской  Федерации  с  явным  превышением   полномочий,
делегированных ему ст.  13 названного выше Закона, и его применение
приведет к нарушению прав и законных интересов заявительницы.
     Кассационная коллегия  Верховного  Суда  РФ  решение  Судебной
коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила,  вынесла
новое  решение,  которым признала незаконным (недействующим) п.  25
Положения    об    аттестации    экспертов    в     государственных
судебно-экспертных   учреждениях  Министерства  юстиции  Российской
Федерации,  утвержденного приказом Министерства юстиции  Российской
Федерации от 23 декабря 2004 г. N 196.


                            ___________